Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Управление финансами и рисками в лизинговой компании
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2009 г.
 
 

Эффективные способы обеспечения исполнения обязательств лизингополучателя

Размещено на сайте 25.06.2010
Статья посвящена особенностям применения основных способов обеспечения обязательств лизингополучателя. Рассматриваются поручительство третьих лиц, банковская гарантия и специальные способы обеспечения обязательств, предусмотренные ст. 13 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)», в частности списание средств с банковского счета клиента в бесспорном или безакцептном порядке.
 

Поручительство как способ обеспечения обязательств

Согласно ст. 361 ГК РФ по договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части.

Требование к договору поручительства законодатель устанавливает одно — письменную форму, несоблюдение которой влечет в силу ст. 362 ГК РФ недействительность договора поручительства.

Схема действия поручительства как способа обеспечения исполнения обязательства проста: при неисполнении или ненадлежащем исполнении должником обеспеченного поручительством обязательства поручитель и должник отвечают перед кредитором солидарно (по общему правилу) или субсидиарно (если законом или договором поручительства не предусмотрена субсидиарная ответственность поручителя).

В договоры поручительства, как правило, включают положения об ответственности поручителя перед лизингодателем, равной ответственности самого лизингополучателя по денежным обязательствам. Необходимости в такой оговорке нет, поскольку равный объем ответственности поручителя и должника закреплен п. 2 ст. 363 ГК РФ. Заключающей договор с поручителем лизинговой компании необходимо лишь обеспечить, чтобы в договоре поручительства не было никаких оговорок об ограничении или уменьшении ответственности поручителя.

С другой стороны, заключающие договор с поручителем лизинговые компании зачастую забывают о том, что в договор обязательно следует включать оговорку о продолжении действия поручительства и соответственно о сохранении обязательств поручителя в случае изменений обеспеченного поручительством обязательства, влекущего увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя. В случае отсутствия такой оговорки при изменении обязательства (например, при перерасчете лизинговых платежей вследствие изменения ставки НДС и других аналогичных обстоятельств) поручительство в силу ст. 367 ГК РФ будет считаться прекращенным, если только не удастся получить согласие поручителя на продолжение договора.

Согласно п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иска к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иска к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

На это следует обращать особое внимание при составлении договора поручительства. Точный срок действия поручительства указать бывает сложно, поскольку его затруднительно ограничить сроком лизинга. По сути, лизинговой компании необходимо, чтобы поручительство действовало и после окончания срока лизинга, поскольку если после его окончания существует задолженность лизингополучателя, лизингодатель заинтересован в обеспечении ее погашения до того, как она фактически будет погашена. Другими словами, поручительство должно быть действительным и действующим, как минимум, на дату предъявления лизинговой компанией требования к поручителю, а во избежание излишних споров — и далее, до обращения в суд и вынесения решения. Вместе с тем часто используемая в договорах поручительства формулировка «до полного исполнения лизингополучателем своих обязательств по договору лизинга, в обеспечение которых заключен данный договор поручительства» (или аналогичные ей формулировки) иногда трактуется судами как отсутствие конкретного срока, и, следовательно, договор поручительства с таким условием рассматривается такими судами как договор, заключенный без установления срока. С учетом возможности столкнуться именно с таким толкованием судами условий договора поручительства лизинговым компаниям не стоит затягивать процесс обращения с иском к поручителю более чем на год со дня наступления срока соответствующего платежа.

Банковская гарантия как способ обеспечения исполнения обязательств

Согласно ст. 368 ГК РФ в силу банковской гарантии банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате.

При использовании данного способа обеспечения следует учитывать, что банковская гарантия выдается на определенную сумму и в силу ст. 377 ГК РФ предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром ограничивается уплатой этой суммы. Взыскать с гаранта сумму, превышающую указанную в гарантии, даже если сумма задолженности по обеспеченному гарантией обязательству больше, невозможно.

Кроме того, при использовании данного способа обеспечения следует учитывать также и тот факт, что гарантия действует в пределах определенного срока, до окончания которого бенефициар должен предъявить требование об оплате. Следует обратить внимание на то, что речь идет именно о предъявлении требования к гаранту, а не о предъявлении иска. Иск к гаранту может быть заявлен и позже, даже после окончания срока гарантии, если требование об оплате было предъявлено в пределах этого срока, но не было гарантом выполнено своевременно и в полном объеме.

Статья 378 ГК РФ устанавливает перечень других обстоятельств, кроме истечения срока, с которыми связано прекращение гарантии. Следует отметить, что в данный перечень оснований прекращения банковской гарантии не входит прекращение основного обязательства. Поэтому ссылки банка на то, что договор лизинга, обеспеченный гарантией, был прекращен в судебном или внесудебном порядке, как на основание прекращения гарантии и права гаранта не платить по ней являются необоснованными и неправомерными.

Более того, ст. 370 ГК РФ закрепляет принцип независимости банковской гарантии. Согласно данному принципу предусмотренное гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии содержится ссылка на это обязательство. Абстрагируясь от теоретических диспутов об абсолютности принципа независимости банковской гарантии, можно утверждать, что в сочетании со ст. 378 ГК РФ данный принцип позволяет требовать исполнения обязательства гаранта даже после расторжения договора лизинга, если срок гарантии не истек. Судебная практика в принципе подтверждает данный вывод.

Кроме вышеуказанного при использовании банковской гарантии как обеспечения следует обращать внимание на следующие моменты. Во-первых, на то, чтобы в гарантии не было оговорено право ее отзыва. Прописывать, что она является безотзывной, надобности нет, поскольку в силу ст. 371 ГК РФ банковская гарантия и так является безотзывной, если иное не предусмотрено в самой гарантии. Во-вторых, следует внимательно отнестись к условиям гарантии в части описания требования об оплате и прилагаемых к нему документов. В соответствии со ст. 376 ГК РФ гарант вправе отказать в удовлетворении требования бенефициара, если само требование или прилагаемые к нему документы не соответствуют условиям гарантии.

Специальные способы обеспечения исполнения обязательств лизингополучателем

Дополнительные к общим способы обеспечения исполнения лизингополучателем своих обязательств по договору лизинга предусмотрены ст. 13 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» (далее — Закон о лизинге).

Первый пункт данной статьи предусматривает право лизингодателя в случае неперечисления лизингополучателем лизинговых платежей более двух раз подряд по истечении установленного договором лизинга срока платежа списать соответствующие суммы со счета лизингополучателя в бесспорном порядке. Это право лизингодателя реализуется путем направления им в банк или иную кредитную организацию, в которых открыт счет лизингополучателя, распоряжения (инкассового поручения) на списание с его счета денежных средств в пределах сумм просроченных лизинговых платежей.

Формулировка данной статьи Закона о лизинге позволяет списывать в бесспорном порядке, во-первых, только суммы лизинговых платежей, но не неустойки, во-вторых, только в случае просрочки уплаты лизинговых платежей более двух раз подряд.

В лизинговой практике достаточно часто используются включение в договор лизинга обязательства лизингополучателя по предоставлению лизинговой компании права списания суммы задолженности в безакцептном порядке и заключение соответствующего дополнительного соглашения к договору банковского счета, имеющемуся у лизингополучателя. Плюсы включения такого положения в договор лизинга очевидны. В этом случае лизингодателю может предоставляться право безакцептного списания не только лизинговых платежей, но и комиссий, неустоек и иных платежей, которые могут быть предусмотрены договором лизинга. Кроме того, на основании такого положения лизингодателю может быть предоставлено право списания средств со счета лизингополучателя в случаях, если просрочка в оплате составляет срок, меньший, чем предусмотрен ст. 13 Закона о лизинге для бесспорного списания.

В то же время у лизинговой компании практически нет рычагов для того, чтобы контролировать выполнение лизингополучателем условий договора лизинга в части предоставления права безакцептного списания. Лизингополучатель может расторгнуть договор банковского счета, право на списание с которого он представил. Даже если в дополнительном соглашении к банковскому счету прописывается, что оно считается действующим в течение действия договора лизинга, возможность принудительного исполнения такого условия представляется маловероятной в силу самого характера такого условия, которое может трактоваться как ограничивающее правоспособность, а потому недействительное (ничтожное), или как недействительное (ничтожное) на основании ст. 168 ГК РФ, поскольку такое условие нарушает положения ст. 859 ГК РФ. Кроме того, лизингодатель физически не может контролировать поддержание счета и действие условия о безакцептном списании с него, а потому, как правило, узнает о закрытии счета, только когда лизингополучатель перестает выполнять свои обязанности по договору лизинга и лизингодатель пытается осуществить свое право на безакцептное списание. И хотя данное обстоятельство может являться основанием для применения соответствующих санкций со стороны лизингодателя, если таковые предусмотрены договором лизинга, вплоть до права расторгнуть договор лизинга или отказаться от его исполнения в одностороннем порядке, само по себе это не может являться достаточной гарантией, что лизингополучатель не закроет счет и не превратит данное обеспечение лишь в слова на бумаге.

И конечно же, как в случае бесспорного списания, так и в случае безакцептного списания нет гарантии наличия денежных средств на банковском счете лизингополучателя.

На практике реализация подобного способа обеспечения исполнения обязательств лизингополучателя по уплате лизинговых платежей затрудняется еще и тем, что зачастую банки по разным причинам не спешат осуществлять списание денежных средств со счета клиента. Арсенал оснований для отказа в списании настолько широк, что для их описания потребуется отдельная статья, а в рамках данного исследования целесообразнее остановиться на возможности оспаривания подобных действий банков или, наоборот, их бездействия. Возможности эти, к сожалению, довольно ограниченны. Точнее, теоретически у лизингодателя есть достаточно широкий арсенал средств, которыми он может воздействовать на банки, нарушающие его право на бесспорное или безакцептное списание. У него есть право взыскания убытков с банка, право обращаться с иском о принудительном исполнении, право подачи жалобы в Центральный банк РФ. Однако практическая реализация данных прав не всегда эффективна, а потому не всегда целесообразна.

Существует положительная судебная практика признания незаконными подобных действий банков, однако убытки, а тем паче причинную связь между их наличием и действиями банков доказать практически нереально, да и сам процесс получения решения суда о незаконности действий банков, как правило, затягивается как минимум на полгода. Подобное обстоятельство и приводит к тому, что лизинговые компании крайне редко обращаются в суд с исками к банковским учреждениям. Гораздо больше распространены и более эффективны жалобы на неправомерный отказ банка в Центральный банк РФ.

Ни бесспорное списание денежных средств на основании ст. 13 Закона о лизинге, ни их безакцептное списание на основании соответствующих условий договора лизинга не лишает лизингодателя права на обращение в суд с иском к лизингополучателю. Такое право прямо прописано в законе и подтверждено многочисленными судебными решениями.

Пункт 2 ст. 13 Закона о лизинге предусматривает право лизингодателя потребовать досрочного расторжения договора лизинга и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества в случаях, предусмотренных законодательством РФ и договором лизинга. Речь в данном законодательном положении идет о так называемом судебном расторжении договора на основании ст. 450 ГК РФ. Следует учитывать при этом, что если в договоре лизинга предусмотрено право требования досрочного расторжения договора, то при подаче соответствующего иска о расторжении договора лизингодатель может столкнуться со следующей судебной практикой: если лизинговые платежи, на основании неуплаты которых лизингодатель заявляет иск о расторжении договора, уплачиваются лизингополучателем до вынесения судебного решения, то суд может отказать в иске о расторжении договора. Суд отказывает в иске о расторжении даже тогда, когда на момент вынесения решения существует задолженность по более поздним лизинговым платежам, срок уплаты которых не наступил на дату подачи иска и которые потому не фигурируют в иске. Замену одних лизинговых платежей другими в таком случае суды не допускают, приводя в обоснование такой позиции довод, что такая замена будет считаться заменой предмета и основания иска одновременно, что в силу ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса РФ не допускается. Позиция эта очень спорная, однако прочно укоренилась в судебной практике.

Именно вследствие такого подхода судов к искам о расторжении договоров лизинга, который позволяет лизингополучателям оттягивать расторжение договора, при этом нарушая сроки уплаты лизинговых платежей, лизинговые компании вынуждены искать пути получения дополнительных гарантий своего права на прекращение договора лизинга и истребования предметов лизинга у лизингополучателей. Одним из способов является включение в договор лизинга положений, которые, например, позволяют расторгнуть договор лизинга, если в течение года имело место неоднократное неисполнение лизингополучателем обязательств по своевременной уплате лизинговых платежей. В таком случае целесообразно прописывать, что конкретно подразумевается под неоднократным неисполнением.

Другим способом, который в последние годы преобладает, является использование для прекращения договора лизинга в случае нарушения лизингополучателем обязательств по уплате лизинговых платежей не судебного расторжения договора лизинга на основании ст. 13 Закона о лизинге и ст. 450 и 619 ГК РФ, а внесудебного прекращения на основании ст. 310 ГК РФ, предусматривающей возможность одностороннего отказа от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности (каковым и является договор лизинга), в случаях, предусмотренных договором. Использование такого основания прекращения договора лизинга позволяет лизинговой компании устранить проблемы, связанные с судебными проволочками и неопределенностью исков о расторжении договора лизинга.

И.Г. Николаева, компания «Скания Лизинг», старший юрист, магистр права (LL.M), к.э.н.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»