Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая и правовая работа в страховании
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 
 

Интерес в сохранении застрахованного имущества у банка-выгодоприобретателя

Размещено на сайте 13.11.2010
Сегодня распространено мнение о том, что интерес в сохранении застрахованного имущества должно иметь лишь лицо, в пользу которого заключен договор страхования, то есть если в договоре присутствует выгодоприобретатель, интерес в сохранении имущества обязательно должен быть лишь у него, у страхователя же интерес в сохранении имущества может и отсутствовать, так как договор заключен не в его пользу. Это мнение строится на толковании положений ст. 930 ГК РФ и, на наш взгляд, является ошибочным.
 
Д.Е. Калугин, независимый эксперт, юрист по страховым спорам

Упомянутая ст. 930 ГК РФ в двух пунктах содержит следующие положения. Пункт 1 указывает на то, что имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества, а в силу п. 2 договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен.

Согласно законам логики отсутствие интереса в сохранении имущества у страхователя или выгодоприобретателя (у любого из них) является основанием для признания договора страхования недействительным.

Объединение двух или нескольких высказываний с помощью союза «или» называется операцией логического сложения, или дизъюнкцией. Составное высказывание, образованное в результате логического сложения (дизъюнкции), истинно тогда, когда истинно хотя бы одно из входящих в него простых высказываний.

Сложные суждения образуются из простых суждений с помощью логических связок.

В нашем случае составное высказывание — это п. 2 ст. 930 ГК РФ: договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. Сложное суждение, прописанное в п. 2 ст. 930 ГК РФ, будет истинным, если будет истинно хотя бы одно из входящих в него простых суждений. То есть для признания договора страхования недействительным достаточно отсутствия интереса в сохранении застрахованного имущества хотя бы у одного из двух лиц: у страхователя или у выгодоприобретателя.

Данный подход к толкованию норм права вовсе не является новым в юридической науке. Грамматическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права уясняется с помощью правил грамматики. Например, в ст. 29 ГК РФ говорится, что гражданин может быть признан судом недееспособным, если он вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. Поскольку законодатель использует здесь разделительный союз «или», для признания гражданина недееспособным вследствие психического расстройства достаточно одного из двух последствий: либо непонимания значения своих действий, либо неспособности руководить ими1.

Для наглядности вышеприведенные юридические примеры можно дополнить более простым, «житейским» примером. Так, в футболе взятие ворот, в частности, не засчитывается, если мяч был забит непосредственно со свободного удара или рукой. Очевидно, что для истинности всего суждения (взятие не засчитывается, взятие ворот недействительно) совершенно не обязательно забивать гол рукой и одновременно непосредственно со свободного удара. Чтобы забитый командой гол был не засчитан, достаточно наличия хотя бы одного из двух условий — он должен быть забит или непосредственно со свободного удара, или рукой.

Вышеприведенные примеры показывают, что интерес в сохранении имущества должен иметь как страхователь, так и выгодоприобретатель, иначе договор страхования может быть признан недействительным по иску заинтересованного лица (ст. 166 ГК РФ). Соответственно, для действительности договора страхования необходимо наличие интереса в сохранении имущества и у страхователя, и у выгодоприобретателя. Изучаемый вопрос имеет не только теоретическое, но и весьма существенное практическое значение.

Имеется ли у банка-выгодоприобретателя интерес в сохранении имущества?

В продолжение темы интереса в сохранении имущества рассмотрим вопрос наличия интереса в сохранении застрахованного имущества у банка-выгодоприобретателя.

Пример 1

В качестве примера возьмем часто встречающуюся, сугубо практическую ситуацию. Так, транспортное средство (ТС) приобретено на кредитные средства, находится в залоге (естественно, без передачи банку-залогодержателю), застраховано по договору каско, где собственник ТС (он же заемщик по кредитному договору) является страхователем, а банк (залогодержатель) — выгодоприобретателем. Выше было доказано, что в силу п. 2 ст. 930 ГК РФ выгодоприобретатель (как и страхователь) должен иметь интерес в сохранении застрахованного имущества. Далее будет показано, как важна оговорка «застрахованного имущества», не просто имущества, а именно застрахованного. Итак, имеется ли у банка-залогодержателя такой интерес?

Данный вопрос уже неоднократно обсуждался, и однозначного мнения среди юристов до сих пор нет. Некоторые специалисты считают, что банк имеет интерес в сохранении застрахованного имущества, так как оно является предметом залога, обеспечивает исполнение заемщиком своих обязательств, а потому банк, естественно, заинтересован в его сохранении. Другие авторы придерживаются иной позиции — об отсутствии у банка интереса.

При ответе на этот вопрос необходимо понимать, что интерес в сохранении имущества — это не абстрактная категория. Статья 930 ГК РФ системно связана со ст. 929 ГК РФ, согласно которой страхователю (выгодоприобретателю) возмещаются убытки в застрахованном имуществе. Важный момент: убытки должны быть не «вообще», а именно в застрахованном имуществе, у этого лица.

Согласно ст. 15 ГК РФ «под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб)…».

Допустим, предмет залога (ТС) поврежден в результате страхового случая. В силу п. 1 ст. 344 ГК РФ залогодатель несет риск случайной гибели или случайного повреждения заложенного имущества, если иное не предусмотрено договором о залоге.

Применима ли в нашем примере ст. 15 ГК РФ к банку? Утраты или повреждения имущества банка не произошло, расходов по восстановлению нарушенного права банк не несет и не должен нести. Согласно ст. 345 ГК РФ обязанность по восстановлению или замене предмета залога несет залогодатель (страхователь).

На основании вышеизложенного можно заключить, что у банка в застрахованном имуществе убытков не возникает. Наличия же абстрактного интереса в сохранении имущества недостаточно для того, чтобы являться лицом, в чью пользу заключен договор страхования (выгодоприобретателем). Для наглядности проиллюстрируем сказанное еще на одном примере.

Пример 2

Допустим, город разделен рекой, гражданин живет в одном районе, а работает в другом — «за рекой», ездит на работу по мосту. В качестве примера для Москвы можно привести Большой Каменный мост. Имеет ли интерес в сохранении моста гражданин, использующий этот мост для поездок на работу? Очевидно, что некоторый «абстрактный» интерес в сохранении моста имеется, так как мост используется гражданином, он ему необходим. Отсутствие моста создаст некоторые неудобства (а если мост, например, единственный в городе, то неудобства будут существенные). Возможно даже, что указанный гражданин понесет убытки в том случае, если не сможет использовать мост для своих целей (неполучение обычных доходов). Означает ли это, что гражданин, имеющий такой «абстрактный» интерес, может быть лицом, в чью пользу заключен договор страхования моста, и получит страховое возмещение при наступлении страхового случая — разрушении моста?

Представляется, что ответ на данный вопрос очевиден — нет, естественно, гражданин, «просто использующий» мост в своих интересах, не может получить страховое возмещение, а все потому, что в застрахованном имуществе — в мосте — убытков у него не возникает.

Таким образом, становится понятно, что для наличия у лица интереса в сохранении застрахованного имущества необходима возможность наступления убытков, и убытков не «вообще» у этого лица, а именно в застрахованном имуществе.

Из всего вышесказанного напрашивается вывод, что убытки в застрахованном имуществе должны возникать как у страхователя, так и у выгодоприобретателя по договору страхования.

Тем не менее на практике страхование заложенного имущества в пользу банка (без передачи банку предмета залога) распространено очень и очень широко. Распространенность какой-либо практики сама по себе, конечно, не является доказательством ее правомерности. Скорее это связано с юридической неграмотностью и незащищенностью заемщиков при заключении кредитного договора. Банк при заключении кредитного договора навязывает свои условия, и заемщики с ними соглашаются, часто даже не понимая, что их права нарушаются. Но вопросы законодательной защиты прав потребителей финансовых услуг — это отдельная тема. При наступлении страхового случая, как правило, события развиваются по одному из двух сценариев.

1. Банк получает страховое возмещение и использует его для погашения кредитных обязательств заемщика. Поврежденный предмет залога заемщик восстанавливает самостоятельно (если у него есть на это средства). Если «цена вопроса» невелика, то, как правило, данная ситуация проходит незамеченной. Заемщик слегка напрягает силы и самостоятельно восстанавливает предмет залога. Однако на практике возможно наступление иных ситуаций, юридически идентичных только что описанной, но в которых «цена вопроса» необычайно возрастает. Рассмотрим одну из таких ситуаций.

Пример 3

Заемщик приобретает квартиру за счет кредитных средств, возникает залог недвижимости (ипотека). Квартира является для заемщика единственным местом проживания, застрахована в пользу банка. Происходит страховой случай — пожар, квартира полностью сгорает. Заемщик продолжает исполнять свои обязательства по кредитному договору надлежащим образом, однако банк как выгодоприобретатель получает страховое возмещение. Итог: заемщик, выполнявший все свои обязательства, остается у «разбитого корыта»: у него нет ни помещения для проживания, ни средств, чтобы купить новое жилье.

Очевидно, что если сторона выполняла все свои обязательства надлежащим образом, она должна быть защищена законом. В нашем же примере права заемщика нарушаются, и вроде бы «все чисто». Если толкование норм права с точки зрения здравого смысла и социальной справедливости не выдерживает критики, значит, подобное толкование норм права ошибочно. Потому что правовое регулирование — это не некий свод абстрактных норм и правил, а система, призванная обеспечить защиту и баланс интересов всех участников. Данный тезис основан не только и не столько на рассуждениях, а в первую очередь на ст. 18 Конституции РФ: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием».

Применение конструкции с банком-выгодоприобретателем затрудняет страхователю даже судебную защиту своих прав. На практике (и в практике автора этой статьи в том числе2) возникали ситуации, когда страховщик не выплачивал страховое возмещение по формальным основаниям, банк не требовал выплаты страхового возмещения (страхователь продолжал исправно платить по кредиту), при обращении страхователя в суд страховщики настаивали на том, что страхователь не является лицом, в чью пользу заключен договор страхования, а потому не может требовать исполнения обязательств (даже когда страхователь требует выплаты не в свою пользу, а в пользу банка). Подобное поведение (нередко встречающееся на практике) является еще одним косвенным подтверждением того, что у банка не возникает убытков в застрахованном имуществе и, соответственно, нет и интереса в его сохранении.

2. Банк направляет страховщику письмо, в котором разрешает выплатить страховое возмещение страхователю. Делается это как оформление нормы, закрепленной в п. 4 ст. 430 ГК РФ, которая гласит, что в случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору. В данном случае третье лицо, в пользу которого заключен договор страхования, — это банк-выгодоприобретатель. Однако разрешение страхователю получить деньги — это не отказ от права, а определение юридической судьбы денежных средств, то есть распоряжение своими деньгами (деньгами банка). Указание получателя страхового возмещения — это не отказ, а распоряжение принадлежащим банку страховым возмещением. Конструкция с банком-выгодоприобретателем сама по себе неверна, но, тем не менее, стоит упомянуть о том, что норму п. 4 ст. 430 ГК РФ необходимо оформлять именно в форме отказа: «Выгодоприобретатель отказывается от получения страхового возмещения…», без указания, кому это возмещение должно перечисляться.

Ошибочность конструкции с банком-выгодоприобретателем влечет не только гражданско-правовые последствия в виде нарушения прав заемщиков (страхователей), но и налоговые: банк, получивший страховое возмещение, должен заплатить налог на прибыль организаций.

Данная позиция отражена, в частности, в письме Минфина России от 04.06.2003 № 04-02-05/5/11, в котором сказано, что непосредственный интерес в сохранности имущества (исходя из возложенной в соответствии с договором ответственности за его сохранность) имеется у организации-залогодателя и отсутствует у банка. В этой связи установление банка в качестве выгодоприобретателя по договору страхования неправомерно и страховое возмещение должно было бы поступить залогодателю (т.е. организации, у которой согласно условиям договора предмет залога находился на хранении). Таким образом, сумма страхового возмещения, полученного банком как выгодоприобретателем, должна быть в полном размере включена в налоговую базу при исчислении налога на прибыль.

Обратимся к письму Минфина России от 23.09.2004 № 03-03-01-04/2/14: «В статье 251 Кодекса <НК РФ> приведен закрытый перечень доходов, не учитываемых при налогообложении прибыли. Суммы страхового возмещения, полученные банком-выгодоприобретателем по договору страхования залога, заключенному получателем кредита, в указанном перечне не поименованы. Таким образом, страховое возмещение, полученное банком-выгодоприобретателем по договору страхования залога, заключенному получателем кредита, включается в состав дохода, учитываемого при налогообложении прибыли, независимо от целей, на которые будет направлена сумма страхового возмещения».

Подобная позиция содержится и в письме Минфина России от 22.06.2005 № 03-03-02/2.

Автору настоящей статьи неизвестно, в какой мере налоговые органы при проведении налоговых проверок руководствуются вышеуказанными документами, однако само существование таких писем позволяет сделать определенный вывод о позиции налоговых органов. В условиях необходимости увеличения налоговых поступлений в бюджет было бы странным, если бы подобные указания не использовались.

Кроме того, в ст. 290 НК РФ указано, что в доходы банка не включаются страховые выплаты, полученные по договорам страхования на случай смерти или наступления инвалидности заемщиков банка, выплаты же по имущественному страхованию в данной статье не указаны.

В заключение стоит отметить, что для защиты своих прав в рамках кредитного договора и договора залога банку вовсе не нужно быть выгодоприобретателем по договору, а достаточно грамотно использовать права, предоставленные ему ст. 334 ГК РФ: «В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

Залогодержатель имеет право получить на тех же началах удовлетворение из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано…».

Данный подход позволит надлежащим образом обеспечить баланс интересов всех участников правоотношений.


1 - Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право: Учебник. Т. 1. М.: Проспект, 2003. С. 61.

2 - См. решения Кировского районного суда г. Ярославля от 04.05.2009 № 2-1425/09, от 08.04.2010 № 2-1258/10.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»