Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая и правовая работа в страховании
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Новации в договорах страхования ответственности при осуществлении профессиональной деятельности

Размещено на сайте 14.12.2009
В статье проводится анализ общих условий договоров страхования ответственности при осуществлении профессиональной деятельности, отражающих направленность и динамику изменения положений данных договоров в зависимости от накопленного страховщиками опыта.
 

Временной аспект

В отношении добровольных видов страхования ответственности при осуществлении профессиональной деятельности отечественная практика на сегодняшний день такова, что, заключая договор страхования, страхователь часто сам не знает, будет ли он его возобновлять на новый календарный срок по истечении срока его действия (чаще всего по истечении одного года). Через год у него, например, может не оказаться для этого финансовых возможностей, он может также по каким-то причинам разочароваться в механизме страхования и счесть его для себя нецелесообразным и т.д. Но все может сложиться вполне благополучно, и через год он успешно возобновит договор на новый календарный период. Указанная неопределенность еще больше возросла в условиях разразившегося финансового кризиса.

Специфика проведения практически любой профессиональной деятельности, заключающаяся в возможности существенного разрыва во времени между первичным событием (например, какой-либо допущенной ошибкой (небрежностью, упущением)) и обнаружением ее негативных последствий (возникновением у третьего лица имущественного ущерба и предъявлением в связи с этим претензии к страхователю), должна обязательно учитываться при конструировании договоров страхования ответственности.

Известно, что договоры, основанные на базисе «claims-made», ориентированы в первую очередь на непрерывно возобновляемое страхование с использованием понятия ретроактивной даты, которая, как правило, совпадает с датой начала действия первого договора страхования.

В ситуациях же, когда страхователь не смог возобновить договор на новый календарный период, страховая защита по всей совокупности предыдущих договоров, основанных на базисе «claims-made» в чистом его виде, лишается необходимой полноты, что при определенных условиях может стать роковым.

Поэтому желательно, чтобы формулировки соответствующего договора страхования несли в себе черты «универсальности», то есть чтобы посредством данного договора обеспечивалась надлежащая страховая защита как при своевременном возобновлении страхования на новый срок, так и при отказе страхователя от его пролонгации.

Рассмотрим в качестве возможного методического примера одну из конструкций подобного договора (в части всевозможных сроков и связанных с ними условий).

За основу в нем взят принцип «claims-made»:

«Обязательства страховщика по выплате страхового возмещения по настоящему договору распространяются на страховые случаи, наступившие в результате событий, соответствующих всем нижеуказанным требованиям:

- имевших место в период с 00 часов 00 минут ретроактивной даты до 24 часов 00 минут даты окончания действия договора;

- впервые обнаруженных страхователем и (или) иски по которым впервые получены страхователем в течение срока действия договора или 30 календарных дней по окончании срока действия договора, в случае, если по причине отказа одной из сторон или по обоюдному соглашению сторон договор не будет возобновлен (продлен) на новый срок или не будет заключен новый аналогичный договор страхования;

- уведомления (сообщения) о наступлении которых страхователь направил страховщику в соответствии с пунктом 14.1 настоящего договора в течение срока действия настоящего договора или 30 календарных дней по окончании срока действия договора, в случае, если по причине отказа одной из сторон или по обоюдному соглашению сторон договор не будет возобновлен (продлен) на новый срок или не будет заключен новый аналогичный договор страхования».

То есть в рамках указанной конструкции договора предусмотрен стандартный расширенный период обнаружения (период предъявления претензий), равный одному месяцу, без уплаты дополнительной страховой премии. При возобновлении договора на новый срок устанавливается ретроактивная дата, совпадающая с датой начала действия первого договора. То есть пока все стандартно.

Для обеспечения же вышеуказанной «универсальности» в договор вводится следующее дополнительное условие:

«В случае, если по причине отказа одной из сторон договор после истечения срока его действия не будет возобновлен (продлен) на новый срок (не будет заключен новый аналогичный договор страхования между сторонами), при условии уплаты дополнительной страховой премии обязательства страховщика по выплате страхового возмещения по настоящему договору также распространяются на страховые случаи, наступившие в результате событий, которые соответствуют одновременно всем нижеуказанным требованиям:

- имели место в период с 00 часов 00 минут ретроактивной даты до 24 часов 00 минут даты окончания действия договора;

- впервые обнаружены страхователем и (или) иски по ним впервые получены страхователем в течение срока действия договора или в течение 365 календарных дней после окончания срока его действия;

- уведомления (сообщения) об их наступлении страхователь направил страховщику в течение срока действия договора или в течение 365 календарных дней после окончания срока его действия».

Таким образом, расширенный период обнаружения (предъявления претензии), равный, например, одному году, устанавливается уже только при условии уплаты дополнительной страховой премии:

«Дополнительная страховая премия за предоставление расширенного периода обнаружения событий сроком более 30 календарных дней по окончании срока действия договора устанавливается в размере ___% от суммы страховой премии по нему.

Дополнительная страховая премия уплачивается страхователем единовременным платежом не позднее 30 календарных дней до даты окончания действия договора. В случае неуплаты дополнительной страховой премии в установленный срок расширенный период обнаружения событий не применяется».

На практике приведенная конструкция, как правило, всегда дополняется следующими исключениями из покрытия, связанными с временными периодами:

«Обязательство страховщика по выплате страхового возмещения не возникает и не распространяется на иски, убытки третьих лиц, связанные или основанные на следующих событиях (обстоятельствах):

- имевших место до даты начала действия договора страхования или установленной в нем ретроактивной даты, а также после окончания срока его действия;

- впоследствии приведших к предъявлению страхователю претензий (исков), а также на поданные иски, о судебных разбирательствах по которым страхователь и (или) работники страхователя знали или должны были знать на момент заключения договора страхования, включая указанные в заявлении о страховании» (последнее исключение вводится в соответствии с п. 1 ст. 9 Закона РФ от 27.11.1992 № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»: «Страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления»).

Обязанность уведомления страховщика о страховом случае

По-видимому, в любом договоре страхования ответственности присутствует указание на следующую обязанность страхователя:

«При обнаружении обстоятельств (событий), которые могут послужить основанием для наступления страхового случая, страхователь обязан немедленно, но в любом случае не позднее пяти рабочих дней с момента обнаружения направить страховщику уведомление об обнаружении обстоятельств, которые могут повлечь наступление страхового случая. Уведомление направляется страховщику курьером страхователя под роспись представителя страховщика или по факсу с последующим обязательным направлением заказного письма».

Наложение на страхователя указанной обязанности вполне понятно и необходимо. Однако с приведенной редакцией, как нам представляется, согласиться трудно. Автор на собственной практике неоднократно убеждался, сколь серьезные дискуссии она может вызывать как на этапе заключения договора, так и на этапе урегулирования убытка. Позиции страхователя и страховщика по поводу того, что относить к обстоятельствам, которые могут повлечь наступление страхового случая, могут быть и чаще всего бывают различными.

Страхователь в конкретной ситуации будет заявлять, что он не уведомил о чем-то страховщика, потому что в данной ситуации, на его взгляд, еще не было никаких признаков страхового случая, а страховщик (который может быть нацелен на отказ в выплате) будет утверждать, что в тех же самых обстоятельствах можно было усмотреть признаки будущего страхового случая. Поэтому такая формулировка, на наш взгляд, изначально генерирует будущие спорные ситуации.

В этой связи представляется гораздо более предпочтительным, понятным и конкретным в приведенной формулировке оставить необходимость уведомления страховщика только:

- о письменных претензиях (исках), предъявленных третьими лицами к страхователю;

- судебных разбирательствах, в которых участвует страхователь (сотрудники страхователя) в связи с осуществлением им своей профессиональной деятельности;

- самостоятельно (в результате проведения, например, внутренних контрольных проверок) обнаруженных страхователем фактах допущенных ошибок (небрежностей, упущений), которые еще не привели к предъявлению претензий к страхователю, но страхователь может спрогнозировать возникновение данных претензий в обозримой перспективе.

Это уже будут вещи конкретные, легко при необходимости проверяемые и избавляющие стороны от потенциальных схоластических споров. Однако андеррайтеры и юристы крайне неохотно соглашаются (практически никогда не соглашаются, за исключением случаев проявленной настойчивости со стороны «продвинутого» страхователя) на внесение необходимой ясности и конкретности в указанное условие, стремясь сохранить элемент расплывчатости и туманности, дающий им в необходимых случаях определенную свободу маневра.

Изменение степени риска

Постепенно развивается и непременный раздел договора, касающийся действий сторон при изменении степени риска, принятого на страхование. Все чаще дело не ограничивается простым переписыванием положений статьи 959 ГК РФ. Творческая мысль страховщиков постепенно идет дальше — в направлении конкретизации обстоятельств, признаваемых в качестве указанного изменения. Однако, по-видимому, зачастую страховщики не столько руководствуются собственной практикой и опытом (пока еще, конечно, недостаточным), сколько заимствуют условия, применяемые европейскими страховщиками. Так, например, все чаще в договор страхования ответственности в указанных целях вводится понятие сделки:

«Сделка означает:

- слияние страхователя с другой организацией или присоединение страхователя к другой организации;

- продажу страхователем более 50% своих активов любому лицу или организации либо группе лиц или организаций, действующих совместно, если в соответствии с местным законодательством продажа активов дает возможность влиять на решения страхователя;

- приобретение любым лицом или организацией либо лицами или организациями, действующими совместно, более 20% выпущенных голосующих акций страхователя;

- получение любым лицом или организацией либо лицами или организациями, действующими совместно, возможности определять решения, принимаемые страхователем».

Совершение сделки в течение срока договора страхования влечет в отношении действия страхового покрытия следующие последствия:

«Если в течение срока действия договора совершается сделка, страховое покрытие по договору действует только в отношении событий, совершенных до вступления сделки в силу. Страхователь в кратчайшие сроки письменно уведомляет страховщика о любых сделках, но не позднее 30 дней с момента вступления сделки в силу.

В этом случае страховщик может, но не обязан предоставить страховое покрытие на новых условиях в связи с проведением сделки при соблюдении следующих условий:

- страхователь должен дополнительно представить страховщику документы по сделке и иные необходимые документы;

- страхователь уплачивает установленную страховщиком дополнительную страховую премию за предоставленное новое страховое покрытие в соответствии с требованиями страховщика».

О риске умышленных противоправных действий работников страхователя

В последнее время все чаще в различных договорах страхования ответственности появляется следующий риск: «умышленные противоправные мошеннические действия или бездействие работников страхователя, как в одиночку, так и в сговоре с внешними лицами, в том числе с целью получения для себя незаконной финансовой (материальной) выгоды или причинения убытков страхователю».

Впервые подобный риск появился в отечественной практике применительно к страхованию ответственности управляющих компаний и спецдепозитариев, занимающихся инвестированием (контролем за инвестированием) средств пенсионных накоплений — в соответствии со статьей 25 Федерального закона от 24.07.2002 № 111-ФЗ «Об инвестировании средств для финансирования накопительной части трудовой пенсии в Российской Федерации» . В дальнейшем законодатель расширил сферу его применения (в аспекте страхования). В определенных видах деятельности (например, в деятельности профучастников рынка ценных бумаг) он стал уже составной частью стандартов соответствующих СРО применительно к условиям страхования их членов.

В соответствии с современной отечественной практикой обязательным условием для получения страхового возмещения по данному риску (применительно к указанным действиям работника страхователя) является факт предъявления работнику страхователя в порядке, предусмотренном УПК РФ, обвинения в совершении указанных действий с соответствующей их квалификацией согласно УК РФ.

Присутствие в договорах страхования ответственности риска умышленных противоправных действий внешних лиц сопровождается обязательным условием о возбуждении уголовного дела по факту причинения ущерба страхователю либо третьим лицам с квалификацией указанных действий согласно УК РФ.

О выплате страхового возмещения на основании решения судебных органов

Применительно к указанному вопросу тексты современных договоров страхования ответственности, как правило, содержат следующее условие:

«Если выплата страхового возмещения по настоящему договору производится в судебном порядке, то только на основании вступивших в законную силу судебных актов в отношении страхователя, вынесенных судами Российской Федерации. На основании решений, вынесенных судебными органами других государств, либо решений российских судов о выполнении решений судебных органов других государств, вынесенных на основании взаимных соглашений или по другим основаниям, возмещение по настоящему договору не выплачивается».

О суброгации в отношении работников страхователя

Как представляется, полезной новацией последнего времени, вызывающей на практике положительную реакцию страхователей и вносящей необходимую определенность в соответствующий вопрос, является следующее условие, которое все чаще включается в текст договора страхования ответственности: «Страховщик отказывается от всех прав на суброгацию в отношении любого работника страхователя, за исключением случаев, когда такой работник имеет отдельное соответствующее страховое покрытие».

На практике суброгационные иски к работникам страхователя не предъявлялись и раньше, но вопросы такого рода на стадии проведения переговоров о заключении договора страхования возникали достаточно часто. В этом смысле четкое условие, включенное в текст договора, гораздо убедительнее (и тем самым предпочтительнее) словесных уверений представителей страховщика, что подобных исков в дальнейшем не будет.

Естественно, приведенными примерами не исчерпываются все новации в сфере страхования ответственности, которыми обогащается современная отечественная практика. Жизнь непрерывно предлагает новые вызовы и ставит все новые вопросы, на которые коллективная мысль страховщиков должна адекватно реагировать, не выхолащивая при этом сущности страхования.

А.П. Лебединов, ОАО «РОСНО», Центр страховых программ, заместитель директора
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»