Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая и правовая работа в страховании
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Страхование ответственности арбитражных управляющих: новый взгляд законодателя

Размещено на сайте 11.06.2009
В статье исследуются новеллы законодательного регулирования договоров обязательного страхования ответственности арбитражных управляющих, которые вскоре вступают в действие. Отмечаются положительные моменты, которых немало, и одновременно указывается на дефекты отдельных норм или подходов к решению тех или иных вопросов.
 

Обязательное страхование ответственности арбитражных управляющих введено Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Федеральный закон № 127-ФЗ), носящим революционный характер в сфере антикризисного управления и имеющим в своей основе законы ведущих европейских стран. Страхование ответственности при осуществлении антикризисного управления также основывается на традициях европейского законодательства.

Первоначальная редакция названного законодательного акта содержала лишь несколько норм, посвященных страхованию ответственности арбитражных управляющих: декларацию обязанности страхования; срок действия договора страхования и обязательность его продления; порядок определения страховой суммы и признание договора страхования формой финансового обеспечения. Довольно традиционный для законодательной практики того периода набор положений о так называемом «вмененном» страховании, особенно в части признания страхования формой финансового обеспечения.

Такой скудный набор положений по «абсолютно незнакомому» виду страхования породил необходимость подготовки типовых (стандартных) правил страхования ответственности арбитражных управляющих, которые были разработаны специальной рабочей группой при участии представителей ведущих игроков на этом рынке, утверждены Всероссийским союзом страховщиков (рег. № 13001-ВС от 01.08.2003) и согласованы Департаментом страхового надзора Минфина России (письмо от 01.08.2003 № 24-4082227). Поскольку указанные правила разрабатывали специалисты страховых организаций (автор этих строк также принимал участие в данном процессе), они в большей степени были ориентированы на защиту интересов страховщиков. Доходило до того, что представитель одной из крупных страховых компаний в ответ на обвинения в демпинге (полисы этой компании стоили в 10 и более раз ниже среднерыночной цены) заявлял, что это абсолютно «безвыплатный» вид страхования. Время показало, что этот специалист был неправ. Первая страховая выплата, о которой стало известно в СМИ, была осуществлена страховой компанией «РОСНО» и составила немногим более двухсот тысяч рублей. Позже появилась информация о выплате в несколько миллионов рублей.

Помимо наличия страховых выплат, с течением времени накопился определенный опыт страхования в данной сфере, который лег в основу изменений и дополнений, принятых Федеральным законом от 30.12.2008 № 296-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”» (далее — Федеральный закон № 296-ФЗ).

На взгляд автора, нововведения неоднозначны. Далее будет проведен их анализ с учетом существующего на настоящий момент порядка организации и осуществления обязательного страхования ответственности арбитражных управляющих, базирующегося на действующих нормах закона в первоначальной редакции и на новациях, принятых указанным законом. На внесенные изменения и дополнения будем указывать особо, учитывая сроки вступления в силу поправок.

В положениях Федерального закона № 127-ФЗ необходимость заключения арбитражным управляющим договора страхования устанавливалась в зависимости от определенных процедурных моментов. Так, в соответствии с пунктом 6 статьи 20 не могли быть утверждены в качестве арбитражных управляющих по конкретному делу о банкротстве лица, не имеющие действующего договора страхования от убытков, причиненные лицам, участвующим в деле о банкротстве. Можно было обладать статусом арбитражного управляющего и не иметь действующего договора страхования. Первоначальное страхование требовалось только при обращении в арбитражный суд для назначения на ведение банкротства. Вновь принятый закон сохранил данную норму (п. 2 ст. 20.2) как условие, определяющее правомочия суда при назначении арбитражного управляющего. Вместе с тем на основании пункта 3 статьи 20 Федерального закона № 296-ФЗ договор страхования является одним из обязательных условий для членства арбитражного управляющего в саморегулируемой организации (далее — СРО). С учетом того, что арбитражным управляющим может быть признано только лицо, являющееся членом действующей СРО, любой арбитражный управляющий обязан заключить договор страхования независимо от того, ведет он в данный момент дела о банкротстве или нет. Таким образом, наличию действующего договора страхования придан статусный характер.

Данный порядок заключения договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего представляется неправильным, поскольку на момент заключения договора (то есть на момент получения статуса арбитражного управляющего) он даже теоретически не может причинить никому вред, так как не осуществляет свою профессиональную деятельность.

В подтверждение этого тезиса можно сослаться на определение страхового случая, которое является новшеством по сравнению с первоначальной редакцией анализируемого закона. Пунктом 5 статьи 24.1 Федерального закона № 296-ФЗ установлено, что «страховым случаем по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего является подтвержденное вступившим в законную силу решением суда наступление ответственности арбитражного управляющего перед участвующими в деле о банкротстве лицами или иными лицами в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 6 настоящей статьи».

Получается, что арбитражный управляющий, не ведущий ни одну процедуру банкротства, должен иметь на руках договор страхования, что, по сути, делает этот договор мнимым, ведь обусловленное им страхование не предусматривает страховой выплаты.

В такой же ситуации оказывается арбитражный управляющий в период, когда он завершил одно дело о банкротстве и не начал вести другое. В этот временной отрезок он также не ведет профессиональной деятельности. В то же время заключенный однажды договор страхования подлежит автоматическому продлению на протяжении всего срока профессиональной деятельности арбитражного управляющего. Пункт 1 статьи 24.1, дублирующий аналогичное положение первоначальной редакции закона, гласит, что договор обязательного страхования должен быть заключен на срок не менее года с условием его возобновления на тот же срок. Приостановление действия договора не предусмотрено.

Продление действия договора обязательного страхования ответственности арбитражных управляющих осуществляется в соответствии с пунктом 3 статьи 24.1 новой редакции закона по аналогии с порядком, действовавшим при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств (далее — ОСАГО)1: «Договор обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего продлевается на следующий срок, если арбитражный управляющий не уведомил страховщика об отказе от его продления не позднее чем за один месяц до истечения срока действия этого договора. Действие продленного договора… на следующий срок не прекращается в случае просрочки уплаты арбитражным управляющим страховой премии или внесения очередного страхового взноса не более чем на тридцать дней. При продлении договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего на новый срок страховая премия уплачивается в соответствии с действующими на дату ее уплаты страховыми тарифами».

Представляется, что на некоторые моменты этой нормы необходимо обратить особое внимание.

Во-первых, законодатель установил, что просрочка уплаты страховой премии не является основанием для применения санкций к страхователю (арбитражному управляющему), в том числе не влечет за собой прекращения действия договора страхования. Такой подход отличается от общей практики решения данного вопроса (см. п. 3 ст. 954 ГК РФ). Очевидно, что это положение обеспечивает непрерывность обязательного страхования. Однако непрерывность страхования нельзя рассматривать в узком смысле — как обязательное наличие страхового полиса в течение всего срока осуществления деятельности арбитражного управляющего, независимо от наличия или отсутствия страхового риска. Необходимо установить такой порядок, при котором риск ответственности арбитражного управляющего застрахован в период ведения процедуры банкротства, то есть в тот временной отрезок, когда он может причинить вред при осуществлении своей профессиональной деятельности. Продолжая аналогии с ОСАГО, отметим, что владелец автомобиля может приобрести, например, «сезонный» полис. Это не означает, что он перестает быть владельцем автомобиля в период, когда он не собирается его водить.

В то же время уплата страховой премии по договору страхования ответственности арбитражного управляющего является, по мнению законодателя, очень важным моментом. Регулированию данного вопроса посвящен ряд норм в пункте 8 статьи 24.1 анализируемого законодательного акта. Законодатель счел необходимым урегулировать процедурные моменты, которые на практике являются предметом договоренностей сторон: указана возможность наличной или безналичной уплаты страховой премии; установлен порядок определения даты уплаты страховой премии и продублирована норма ГК РФ о вступлении договора страхования в силу (п. 1 ст. 957). Представляется, что законодательное закрепление моментов из договорной практики, а также дублирование норм права в различных нормативных правовых актах без крайней необходимости является порочной практикой.

Во-вторых, условие о возобновлении действия договора страхования на новый период не является способом автоматической привязки к страховщику, с которым заключен предыдущий договор. Но для смены страховщика страхователю необходимо за месяц уведомить действующего партнера об отказе от продления действующего страхового договора. Очевидно, что данная норма защищает в первую очередь интересы страховщика, но не арбитражного управляющего. Интересно будет проанализировать практику пролонгации договоров страхования. Например, будут ли иметь место иски о понуждении арбитражного управляющего к заключению договора страхования с первоначальным страховщиком, если страхователь, не уведомив последнего надлежащим образом, заключит договор с другой компанией? Важным условием легитимной смены страховщика является заключение нового договора с компанией, аккредитованной СРО, членом которой является арбитражный управляющий (п. 1 ст. 22 и п. 1 ст. 24.1).

Интересен момент перехода арбитражного управляющего из одной СРО в другую. Как в этом случае быть с действующим договором страхования? Представляется, что в случае аккредитации действующего страховщика в новой СРО договор страхования не претерпевает изменений, а при отсутствии такой аккредитации действующий договор страхования расторгается и заключается новый договор с уполномоченным страховщиком. Такая позиция наиболее последовательна, но однозначного ответа законодатель не дает, что может привести к возникновению спорных ситуаций на практике.

В-третьих, продление договора страхования не означает автоматического сохранения всех его условий. В первую очередь речь идет о страховом тарифе. Если страховщик готов предоставить скидку, например, за безубыточное страхование, новый договор страхования подлежит оплате по меньшему тарифу.

Помимо указанных выше новаций законодатель неоднократно упомянул о положении, которое уже давно закрепилось в договорной практике обязательного страхования ответственности арбитражных управляющих. Речь идет о выгодоприобретателях. Если в первой редакции закона в качестве выгодоприобретателей по договору обязательного страхования ответственности арбитражных управляющих указывались только лица, участвующие в деле о банкротстве, то в последней редакции указаны также иные лица, которым может быть причинен вред арбитражным управляющим в процессе ведения процедуры банкротства.

Федеральным законом № 296-ФЗ определен ряд особенностей осуществления страховой выплаты. Все они также, в той или иной степени, уже урегулированы в действующем законодательстве о страховании. Однако законодатель счел необходимым акцентировать внимание на этих моментах.

В соответствии с пунктом 7 статьи 24.1 при наступлении страхового случая страховщик производит страховую выплату в размере причиненных лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам убытков, установленных вступившим в силу решением суда, но не превышающем величины страховой суммы по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего.

Суть пункта 6 упомянутой статьи, несмотря на неудачную формулировку, сводится к указанию тех событий, при наступлении которых страховая выплата не производится. Так, не признается страховым случаем «наступление ответственности в результате:

- причинения убытков вследствие непреодолимой силы, негативных последствий деятельности, связанной с использованием ядерного топлива, в том числе загрязнения атмосферного воздуха, почвы, водного объекта, радиоактивного загрязнения окружающей среды, облучения граждан, а также военных действий, вооруженного мятежа, народного волнения, действий незаконного вооруженного формирования, террористической деятельности, введения военного или чрезвычайного положения;

- причинения морального вреда;

- противоправных действий или бездействия иного лица;

- действий или бездействия арбитражного управляющего, не связанных с осуществлением им полномочий в деле о банкротстве».

Необходимо отметить, что все пункты логичны и применяются на практике если не во всех договорах страхования ответственности, то в абсолютном большинстве случаев. Но эти положения сформулированы скорее как пункты договора страхования или правил страхования, а не нормы закона и отличаются от соответствующих формулировок статьи 964 ГК РФ.

По аналогии с положениями Закона об ОСАГО в пункте 9 статьи 24.1 рассматриваемого законодательного акта указаны события, при которых страховщик имеет право на регресс к страхователям в пределах осуществленной страховой выплаты. Данное положение применяется в том числе, если убытки причинены вследствие:

- умышленных действий или бездействия арбитражного управляющего, выразившихся в нарушении им требований законов и иных нормативных правовых актов либо федеральных стандартов и правил профессиональной деятельности;

- незаконного получения арбитражным управляющим любых материальных выгод (доходов, вознаграждений) в процессе осуществления возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, в том числе в результате использования информации, ставшей ему известной в результате осуществления деятельности в качестве арбитражного управляющего.

Второе положение довольно логично. Первый же абзац не учитывает положения пункта 1 статьи 963 ГК РФ, в соответствии с которым страховщик освобождается от страховой выплаты, если страховой случай наступил в результате умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Исключения из данного правила, установленные в указанной статье Кодекса, к страхованию ответственности арбитражных управляющих не применимы. Аналогичные нормы встречаются и в других правовых актах по страхованию ответственности. На взгляд автора, это положение противоречит сути страхования.

Порядок определения страховой суммы по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего остался таким же, как и при введении данного вида страхования. Страхование осуществляется в два этапа. На первом этапе заключается годовой договор страхования со страховой суммой не менее трех миллионов рублей.

Второй этап страхования вступает в силу при назначении арбитражного управляющего в процедурах, применимых в деле о банкротстве (за установленными исключениями), в отношении должников, балансовая стоимость активов которых на последнюю отчетную дату перед введением соответствующей процедуры превысила сто миллионов рублей. В этом случае арбитражный управляющий должен дополнительно застраховать свою ответственность на страховую сумму, рассчитываемую в зависимости от размера активов. Она не может быть менее, чем:

- три процента балансовой стоимости активов должника при их балансовой стоимости от ста до трехсот миллионов рублей. Таким образом, страховая сумма по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего может составлять от трех до девяти миллионов рублей (с учетом договора страхования, заключенного на первом этапе);

- шесть миллионов и два процента балансовой стоимости активов должника при их балансовой стоимости от трехсот миллионов до одного миллиарда. Таким образом, страховая сумма по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего может составлять от девяти до двадцати трех миллионов рублей (с учетом договора страхования, заключенного на первом этапе);

- двадцать миллионов и один процент балансовой стоимости активов должника при их балансовой стоимости свыше одного миллиарда рублей. Таким образом, страховая сумма по договору обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего может составлять в этом случае свыше двадцати трех миллионов рублей (с учетом договора страхования, заключенного на первом этапе).

На необходимость дополнительного страхования в свое время особо обращал внимание Пленум Высшего арбитражного суда РФ в постановлении от 08.04.2003 № 4 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”». В пункте 12 указано, что «непредставление арбитражным управляющим в суд соответствующего документа о дополнительном страховании в течение десяти дней с даты его утверждения может служить основанием для рассмотрения в судебном заседании вопроса о его отстранении по ходатайству лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также лиц, участвующих в арбитражном процессе по делу о банкротстве, или по инициативе суда».

В случае участия арбитражного управляющего одновременно в нескольких процедурах банкротства по должникам, балансовая стоимость активов по каждому из которых не превышает указанного размера, необходимость дополнительного страхования по второму этапу не возникает. Такой обязанности нет, даже если балансовая стоимость активов по всем должникам в совокупности превышает сто миллионов рублей.

Важной новацией закона в отношении дополнительного страхования (по мнению автора, разумной и обоснованной) является определение случаев, когда дополнительное страхование не требуется. Не требуется дополнительного страхования:

1) в отношении отсутствующего должника, производство по которому возбуждено после вступления в силу закона № 296-ФЗ;

2) в отношении деятельности временного и административного управляющего;

3) в отношении конкурсного управляющего в деле о банкротстве отсутствующего должника применительно к действующим на момент вступления в силу закона процедурам наблюдения и финансового оздоровления.

Еще одним позитивным новшеством, защищающим права и законные интересы лиц, которые могут пострадать от действий или бездействия арбитражного управляющего, является четкое и однозначное указание на то, что при недостаточности средств обязательного страхования убытки данных лиц будут покрываться из средств компенсационного фонда СРО (п. 3 ст. 25.1). В действовавшей ранее редакции закона такой нормы не было, хотя она вполне логична и отвечает сути формирования компенсационного фонда СРО.

В заключение необходимо отметить, что важность обязательного страхования ответственности арбитражных управляющих неоднократно подчеркивается в новой редакции закона. В частности, в пункте 11 статьи 24.1 указано, что «несоблюдение арбитражным управляющим требований относительно предусмотренного настоящей статьей договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего является основанием для исключения арбитражного управляющего из членов саморегулируемой организации», что фактически лишает его статуса арбитражного управляющего.


1 - При страховании ответственности арбитражного управляющего речь идет о страховании риска возникновения гражданской ответственности. Иные виды ответственности страхованию не подлежат. В то же время, например, при рассмотрении уголовного дела в отношении арбитражного управляющего могут возникнуть имущественные требования, подлежащие рассмотрению в соответствии с гражданским правом. Установленные в этом случае убытки подлежат страховому покрытию в рамках заключенного договора обязательного страхования ответственности арбитражного управляющего

А.Е. Козинов, финансово-страховой брокер «ВИТОМС», заместитель директора
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»