Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая и правовая работа в страховании
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 
 

Правовые проблемы страховых убытков

Размещено на сайте 03.06.2008
Вопрос о природе страховых убытков, возмещаемых в рамках имущественного страхования, является крайне актуальным в рамках теории страхового права. В материале представлен подробный конспект аналитического доклада одного из участников научно-практического семинара, посвященного этой теме, который прошел в Москве в марте 2008 года.
 
М.С. Дмитриев, юрист

Семинар на тему «Понятие и структура убытков, возмещаемых в страховании», прошедший в марте текущего года в Москве, затронул довольно важную для страхового права тему – тему страховых убытков, возмещаемых в рамках имущественного страхования. В ходе семинара, участие в котором приняли руководители и сотрудники правовых подразделений страховых организаций, страховых брокеров, адвокаты, представители прессы, шли оживленные дискуссии, высказывались различные точки зрения, выдвигались предложения по законодательному совершенствованию.

Одним из самых интересных и содержательных выступлений семинара стал доклад С.В. Дедикова, главного редактора журнала «Юридическая и правовая работа в страховании», «Убытки, возмещаемые при страховании».

В докладе убытки, которые возмещает страховщик по договорам имущественного страхования, были разделены на убытки в их экономическом смысле и на убытки как правовую категорию. Убытки как экономическая категория могут возникнуть по любым причинам, в то время как убытки в их юридическом значении являются следствием неправомерного поведения других лиц. Докладчик проанализировал структуру убытков, подлежащих возмещению по тем видам имущественного страхования, которые нашли закрепление в главе 48 «Страхование» ГК РФ, а именно: по договорам страхования имущества, по договорам страхования гражданской ответственности за причинение вреда другим лицам или за неисполнение либо ненадлежащее исполнение договорных обязательств, по договорам страхования предпринимательских рисков, а также по договорам страхования финансовых рисков. Вопрос был рассмотрен с точки зрения проблем, связанных с нынешним законодательством и его недостатками, а также с точки зрения совершенствования законодательства с учетом правовой природы убытков, возмещаемых в страховании, а также тенденций развития страхового права.

Обстоятельно был проанализирован вопрос о возможности страхования неустойки по договорам страхования ответственности за нарушение договорных обязательств и сделан вывод о том, что неустойка представляет собой одну из самых распространенных форм договорной ответственности и вполне может страховаться по такого рода договорам.

В докладе сформулирован также ряд предложений по совершенствованию законодательства в части формулировок, относящихся к убыткам, которые возмещаются при страховании, а именно в части пунктов 1 и 2 статьи 929 ГК РФ.

В ходе развернувшейся после доклада дискуссии выступили старшие партнеры Общества В.Ю. Абрамов, Ю.Б. Фогельсон, К.И. Саранчук, а также ряд других участников семинара. Основным лейтмотивом выступлений В.Ю. Абрамова и Ю.Б. Фогельсона было утверждение о том, что мерой размера убытков, подлежащих возмещению по договорам имущественного страхования, является субъективный страховой интерес страхователя или выгодоприобретателя. По мнению В.Ю. Абрамова, убытки в их экономическом смысле – это размер страховой суммы по договорам имущественного страхования. При этом, если страхователем по договору страхования договорной ответственности уплачена страховая премия с учетом указанной в договоре страховой суммы, которая покрывает и неустойку, страховщик обязан при наступлении страхового случая возместить соответствующие убытки. Отвечая на тезис С.В. Дедикова о том, что при страховании титула страховщики необоснованно включают в договоры риски, относящиеся к страхованию имущества, В.Ю. Абрамов отметил, что при страховании титула может страховаться любая причина утраты титула или его предмета.

К.И. Саранчук отметил, что, по его мнению, острой необходимости менять законодательство в части возмещения страховых убытков нет, поскольку действующий закон дает возможность решать все вопросы, которые возникают на практике.

В своем выступлении Ю.Б. Фогельсон указал, что главная проблема заключается в поиске ответа на вопрос о том, являются ли страховые убытки объективной категорией и определяется ли их величина независимо от воли страхователя и страховщика или участники страховой сделки могут сами договориться о том, как они будут рассчитывать размер причиненных страхователю или выгодоприобретателю (при страховании имущества) убытков. Как он полагает, необходимо признать право сторон договора страхования самим устанавливать порядок определения размера убытков. При этом Ю.Б. Фогельсон сослался на норму пункта 4 статьи 393 ГК РФ, которая предоставляет сторонам договора право достаточно широкого выбора тех цен, на основе которых определяется размер убытков.

>Убытки, возмещаемые страховщиком по договорам имущественного страхования, делятся на убытки в их экономическом смысле и на убытки как правовую категорию.

Ю.Б. Фогельсон поддержал позицию В.Ю. Абрамова в той части, что при страховании титула могут предусматриваться и риски уничтожения имущества, так как в случае утраты предмета титула утрачиваются и права на него.

В выступлениях других участников семинара отмечалось, что поднятая тема носит актуальный характер, поскольку в правоприменительной практике возникает множество сложных вопросов. Все выступающие подчеркнули тесную взаимосвязь между проблемой определения размера убытков, которые должен возмещать страховщик при страховании имущества, и проблемой определения страховой (действительной) стоимости. Прозвучало предложение на одном из следующих научно-практических семинаров Общества страховых юристов специально рассмотреть проблему определения размера страховой (действительной) стоимости.

Ниже мы публикуем основные тезисы доклада С.В. Дедикова.

Убытки, возмещаемые при страховании

Пункт 1 статьи 929 ГК РФ гласит: страховщик обязуется «возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события (имеется в виду страховой случай) убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя…».

Природа убытков, возмещаемых страховщиком

Ю.Б. Фогельсон, характеризуя природу убытков, о которых идет речь в статье 929 ГК РФ, пишет: «В комментируемой статье вред, подлежащий возмещению при имущественном страховании, оценивается в сумме убытков. В ст. 15 ГК убытки понимаются только как последствие нарушения какого-либо гражданского права, но в комментируемой статье и везде в гл. 48 убытки понимаются шире – не только как последствие нарушения права, но и как результат иного стечения обстоятельств, не связанного с нарушением прав»1. В таком же плане высказывается А.И. Худяков: «Необходимо подчеркнуть, что согласно ст. 15 ГК возмещение убытков обусловлено нарушением гражданских прав. Между тем для страхования характерно возмещение убытков, причиненных не только в результате того или иного нарушения прав страхователя, но и по другим причинам. Такая ситуация имеет место, когда в качестве страхового случая выступает, например, стихийное бедствие (землетрясение, наводнение, ливень, оползень и т. п.), где убыток есть, но нарушения гражданских прав страхователя нет»2.

В юридической литературе неоднократно поднимался вопрос о необходимости проводить различие между убытками в правовом смысле и убытками в экономическом смысле.

В.В. Васькин в свое время отмечал, что экономическая и правовая суть убытков определяется причиной их возникновения3. В.И. Кофман подчеркивал, что убыток в качестве экономической категории нельзя связывать исключительно с юридическими актами, с неисполнением обязательства или иными противоправными действиями должника, потому что убыток остается убытком и в тех случаях, когда он возник в результате воздействия сил природы, причинен правомерным действием человека или вызван деятельностью самого потерпевшего4. О.В. Савенкова относительно убытков как правовой категории пишет: «Несомненно, юридическое понятие убытков предполагает существование убытков как экономической категории, между тем возмещению подлежат только те, которые в качестве таковых рассматриваются правом»5. Далее она пишет, что «убытки не могут выступать как результат какого-то события, каких-то сил, не управляемых лицом. По общему правилу каждый несет сам убытки от вреда, испытанного его имуществом от какой-нибудь случайной причины (casum sentit dominus), если только не встречается основание для переложения вреда на другого»6.

Действительно, при страховании гражданской ответственности и в ряде случаев при страховании имущества, предпринимательских и финансовых рисков следует проводить четкую грань между убытками как экономической категорией и убытками как правовой категорией. Убытки в их экономическом смысле представляют собой денежное выражение уменьшения (утрата полная или частичная, гибель имущества, расходы, которые лицо понесло или должно понести), или ухудшения качества (повреждение) имущества, независимо от причины наступления такого результата. Они могут наступить в результате:

> события, в том числе природного характера (например, пожар, возникший от удара молнии) или природно-антропогенного характера (скажем, в результате разрыва газовых сетей при землетрясении) или антропогенного характера (пожар от короткого замыкания);

> умысла (намеренное уничтожение своего имущества), грубой неосторожности (в частности, в результате ДТП, наступившего из-за нарушения Правил дорожного движения), ошибки или оплошности самого владельца (скажем, ваза упала из рук владельца);

> правомерных действий другого лица (например, причинение вреда в состоянии необходимой обороны от противоправных действий собственника или действий в состоянии крайней необходимости);

> гражданского правонарушения в отношении владельца имущества.

>Существует взаимосвязь между проблемой определения размера убытков, которые должен возмещать страховщик при страховании имущества, и проблемой определения страховой стоимости объекта страхования.

В то же время в статье 15 ГК РФ речь идет о возмещении убытков, являющихся основанием для наступления гражданско-правовой ответственности, то есть об убытках в их правовом смысле.

Однако при страховании имущества, когда утрата (гибель) или повреждение имущества произошли вследствие действий или бездействия других лиц, при страховании риска убытков от предпринимательской деятельности и финансовых рисков из-за нарушения своих обязательств контрагентами страхователя или лицами, чьи финансовые риски застрахованы, под убытками понимаются убытки как юридическая категория, так как здесь убытки представляют собой расходы, которые лицо, чье право нарушено, понесло или должно понести для восстановления нарушенного права, для возмещения утраты (гибели) или повреждения застрахованного имущества.

Чьи убытки возмещает страховщик

При страховании имущества страховщик возмещает:

> убытки страхователя, если в договоре страхования не указан выгодоприобретатель;

> убытки выгодоприобретателя, когда договор страхования заключен в пользу выгодоприобретателя, являющегося владельцем застрахованного имущества или имеющего обязательственные права на это имущество;

> убытки страхователя и выгодоприобетателя, когда застраховано имущество, находящееся в их совместной общей собственности (супруги, крестьянский двор).

При страховании гражданской ответственности страховщик возмещает:

> убытки страхователя, если в договоре нет или не может быть застрахованного лица;

> убытки страхователя или застрахованного лица, в зависимости от того, кто причинил вред другим лицам, если застрахована ответственность и страхователя, и застрахованного лица;

> убытки застрахованного лица, если застрахована только его ответственность.

Этот вывод с трудом принимается большинством специалистов страховых организаций, поскольку сложилась интеллектуальная модель, согласно которой страховщик при страховании гражданской ответственности за причинение вреда другим лицам возмещает вред, причиненный выгодоприобретателю, а при страховании договорной ответственности – убытки выгодоприобретателя.

Между тем убытки выгодоприобретателя представляют собой лишь меру гражданско-правовой ответственности страхователя или застрахованного лица и в ряде случаев определяют размер подлежащего выплате страхового возмещения, если их величина меньше размера страховой суммы по договору страхования гражданской ответственности, а возмещает страховщик при этом убытки именно страхователя, либо расходы, которые тот понес или должен понести в рамках гражданско-правовой ответственности.

При страховании предпринимательских рисков страховщик возмещает убытки страхователя.

При страховании финансовых рисков страховщик возмещает:

> убытки страхователя, если он страхует свои финансовые риски;

> убытки выгодоприобретателя, если застрахованы его финансовые риски;

> убытки иного лица, нежели страхователь или выгодоприобретатель, если застрахованы финансовые риски этого лица.

Конечно, фразу «убытки, связанные с иными имущественными интересами страхователя» можно толковать таким образом, что при страховании финансовых рисков возможно только страхование финансовых рисков самого страхователя, но достаточных оснований именно для такого вывода, по мнению С.В. Дедикова, все-таки нет.

Подобное толкование, как это совершенно очевидно, ограничивало бы гражданские права участников сделки по страхованию финансовых рисков, между тем такое ограничение должно напрямую вводиться федеральным законом в виде прямых и однозначных запретов. Как, например, указано в пункте 2 статьи 932 ГК РФ, согласно которому по договору страхования ответственности за нарушение договора может быть застрахована ответственность только страхователя, или как, например, в части 1 статьи 933 ГК РФ, где указывается, что по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск лишь самого страхователя.

Согласитесь, таких положений не требовалось бы, потому что из пункта 1 статьи 929 ГК РФ следует тот же самый вывод – о возможности страхования рисков самого страхователя. Факт же наличия в Кодексе указанных положений говорит о том, что законодатель сам не признает положения пункта 1 статьи 929 ГК РФ достаточным основанием для запрета страхования указанных рисков иным лицом, нежели то, чей риск страхуется. Таким образом, выводить подобные запреты путем толкования только пункта 1 статьи 929 ГК РФ неправильно.

Структура убытков, возмещаемых страховщиком

Ю.Б. Фогельсон высказал следующую мысль: «Состав страховых убытков следует определять по аналогии с п. 2 ст. 15 ГК:

> утрата или повреждение имущества при страховом случае;

> расходы, которые произведены или должны быть произведены для ликвидации вреда, причиненного страховым случаем;

> неполученные доходы, которые были бы получены при обычных условиях гражданского оборота, если бы страховой случай не наступил (упущенная выгода)»7.

Пункт 2 статьи 15 ГК РФ можно использовать по аналогии, но с определенными уточнениями.

Какие убытки возмещает страховщик при различных видах имущественного страхования

Ю.Б. Фогельсон классифицирует убытки при страховании имущества следующим образом:

> утрата или повреждение имущества, когда страхователем является собственник;

> расходы, которые лицо, не являющееся собственником, произвело или должно будет произвести для восстановления утраченного или поврежденного имущества8.

То есть за критерий разграничения этих видов убытков Ю.Б. Фогельсон предлагает взять характер прав владельца застрахованного имущества. По мнению С.В. Дедикова, эта структура может быть взята за основу, но в то же время она потребует развития с точки зрения критерия их разграничения. Имеет смысл в основу критерия, помимо характера прав владельца застрахованного имущества, положить также способ возмещения убытков.

При страховании имущества убытки в экономическом смысле включают в себя утрату (гибель, в том числе так называемую конструктивную гибель), недостачу или повреждение имущества при наступлении страхового случая. В части недостачи или повреждения имущества возможны варианты:

> недостача или повреждение имущества, когда страховщик покрывает только уменьшение стоимости застрахованного имущества;

> расходы, которые владелец этого имущества произвел или должен будет произвести для восстановления поврежденного или некомплектного имущества в прежнем состоянии, когда речь идет о страховании по восстановительной стоимости. При этом у страхователя или выгодоприобретателя нет обязанности потратить полученное страховое возмещение именно на ремонт поврежденного имущества, величина ремонта является лишь мерой размера подлежащего выплате страхового возмещения.

>При страховании гражданской ответственности возмещаются убытки причинителя вреда – лица, чья ответственность застрахована, а размер вреда или убытки выгодоприобретателя служат лишь мерой страхового возмещения.

В настоящее время, исходя из буквального толкования не очень корректной с правовой точки зрения фразы «убытки в застрахованном имуществе» (представляется, что убытки как денежное выражение ущерба могут быть только у субъекта), видимо, следует говорить о том, что здесь речь идет исключительно о реальном ущербе, так как в застрахованном имуществе упущенной выгоды быть не может. Такая линия законодателя носит традиционный характер, поскольку в части 1 пункта 3 статьи 10 первой редакции Закона РФ «О страховании» было прямо указано, что страховое возмещение не может превышать размера прямого ущерба застрахованному имуществу страхователя или третьего лица.

При страховании титула, то есть права собственности, которое как имущественное право относится к имуществу (ст. 128 ГК РФ), убытки включают утрату имущества в юридическом смысле этого слова, то есть выбытие имущества из собственности страхователя или выгодоприобретателя вопреки его воле.

В стандартных правилах страхования титула страховщики обычно указывают в составе страхового покрытия и расходы владельца титула, связанные с защитой титула. Но, на взгляд С.В. Дедикова, это все-таки убытки, вызванные не утратой титула, а образовавшиеся в связи с необходимостью произвести сопутствующие расходы, которые следует квалифицировать как финансовый риск страхователя или выгодоприобретателя. При этом принципиальных возражений против того, чтобы они покрывались в рамках страхования титула, нет.

При страховании гражданской ответственности за причинение вреда другим лицам убытки представляют собой расходы, которые страхователь или застрахованное лицо понесли или должны понести для возмещения вреда, причиненного потерпевшему. При этом данные расходы не ограничиваются размером возмещения вреда. Они могут включать в себя также расходы, которые страхователь или застрахованное лицо понесли для обеспечения возмещения вреда (например, расходы на проведение экспертизы или независимой оценки, в том числе в системе ОСАГО, расходы, связанные с эвакуацией потерпевшего или его имущества с места причинения вреда), потому что иначе эти расходы должен был бы понести выгодоприобретатель, и в этом случае они совершенно однозначно составили бы его убытки.

При страховании гражданской ответственности за нарушение договора в состав убытков входят расходы:

> по возмещению убытков выгодоприобретателя;

> уплате страхователем неустойки;

> уплате страхователем процентов годовых в порядке статьи 395 ГК РФ;

> уплате задатка в одинарном или двойном размере;

> в связи с иными видами договорной ответственности.

Необходимо отметить, что в настоящее время многие специалисты страховых организаций возражают против возможности включения неустойки в объем страхового покрытия при страховании договорной ответственности. При этом обычно приводят целый ряд доводов, а именно:

> неустойка (штраф, пеня) имеет статус способа обеспечения исполнения обязательства, так как прямо указана в составе таких способов в пункте 1 статьи 329 ГК РФ, и поэтому не является видом договорной ответственности;

> пункт 1 статьи 929 ГК РФ устанавливает обязанность страховщика возмещать убытки, но не штрафы и пени. В пункте 2 статьи 15 Кодекса, где раскрывается понятие убытков, о неустойке не говорится;

> неустойка является формой штрафных санкций, ее размер установлен заранее и не подлежит доказыванию, в то время как страхователь или выгодоприобретатель должен доказать факт и размер убытков;

> неустойка представляет собой штраф за допущенное гражданско-правовое нарушение, а страхование противоправного интереса запрещено законом (п. 1 ст. 928 ГК РФ);

> в силу статьи 333 ГК РФ суд вправе уменьшить неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, и поэтому в случае с неустойкой неизвестен окончательный размер убытков страхователя.

Следует подчеркнуть, что до недавнего времени вопрос о принадлежности неустойки к тому или иному институту гражданского права действительно не имел сколько-нибудь серьезного значения, что совсем недавно позволило В.А. Белову заметить, что такие вопросы, как, в частности, относится ли неустойка к мерам ответственности или способам обеспечения, «с юридической точки зрения пусты»9.

С мнением, согласно которому неустойка не является формой договорной ответственности, сложно согласиться. О неустойке говорится не только в главе 23 ГК РФ, посвященной обеспечению исполнения обязательств, но и в главе 25 Кодекса, регулирующей ответственность за нарушение обязательств. Статья 394 ГК РФ устанавливает, что в большинстве случаев неустойка идет в зачет убытков или взамен их.

Доктрина также квалифицирует неустойку в качестве формы договорной ответственности. Так, например, В.В. Витрянский указывает, что «применение неустойки является формой гражданско-правовой ответственности»10.

Неустойка, несомненно, является дополнительным имущественным обременением должника, связанным с нарушением им своих договорных обязательств. Таким образом, неустойка является разновидностью договорной ответственности.

Довод о том, что неустойка не является убытком страхователя, явно ошибочен, поскольку при уплате неустойки имущество должника уменьшается. Кроме того, противники страхования договорной ответственности в форме неустойки путают убытки как экономическую и правовую категории.

Необходимость доказывания страхователем размера убытков в данном случае сохраняется, так как он должен будет представить страховщику документы, подтверждающие факт нарушения договора, наличия в нем условия о неустойке и ее размере, факт уплаты неустойки в размере, установленном договором.

Что касается страхования противоправных интересов, то неустойка как вид гражданско-правовой ответственности ничем не отличается от тех же убытков и иных видов ответственности, а, как известно, закон при этом разрешает в исключительных случаях страховать договорную ответственность.

Относительно возможности уменьшения размера неустойки по решению суда С.В. Дедиков не видит препятствий к тому, чтобы при соответствующих обстоятельствах страховщик сам мог определить, насколько, по его мнению, неустойка соответствует последствиям нарушения обязательства, и произвести выплату страхового возмещения в той части, которую считает бесспорной. Если выгодоприобретатель не согласится с позицией страховщика, он вправе будет перенести спор в суд, и там уже окончательно будет определен размер подлежащей уплате неустойки и, соответственно, страхового возмещения.

В рамках договорной ответственности не подлежит возмещению риск невозврата кредита, что является неисполнением основного долга, так как это оборотная сторона основного долга, а не договорная ответственность.

Следует остановиться на этом вопросе, потому что в последнее время наблюдаются попытки законодателя под видом страхования договорной ответственности возложить на страховщиков обязанность по возмещению невозвращенного кредита или аванса. Так, в пункте 4 статьи 31 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» прямо речь идет о страховании заемщиком своей ответственности за невозврат кредита. Ответственность страховщика в случае невозврата туроператором или турагентом стоимости тура также возложена на страховщика по договору страхования ответственности туроператора (ст. 17.1 Федерального закона от 24 ноября 1996 г. № 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности»). В Федеральном законе от 21 июля 2005 г. № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» размер финансового обеспечения исполнения контрактов, а следовательно, и страховой суммы по договорам страхования ответственности по государственным (муниципальным) контрактам увязан с размером аванса, что также, по крайней мере косвенно, указывает на то, что страховщик, страхуя ответственность по государственным и муниципальным контрактам, должен возмещать заказчику невозвращенный исполнителем аванс.

Ныне действующее гражданское законодательство, с одной стороны, достаточно четко разграничивает обязанность по исполнению основного долга и гражданско-правовую ответственность, а с другой – создает основание для сомнений в этом. Так, в пункте 1 статьи 396 ГК РФ закреплено правило о том, что уплата неустойки и возмещение убытков, то есть применение мер гражданско-правовой ответственности, в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором. В то же время согласно пункту 2 статьи 405 ГК РФ, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков.

В советский период в цивилистике получила определенное признание теория, в соответствии с которой любые меры принудительного исполнения обязательства рассматривались как гражданско-правовая ответственность11. Схожую теорию выдвигает в настоящее время В.А. Белов12.

Есть примеры и таких судебных актов, по которым невозвращенный аванс взыскивался как убытки кредитора.

Указанные теории и соответствующие судебные решения носят спорный характер, поскольку они ведут к размыванию самого понятия ответственности, к смешению обязанности по исполнению основного долга с дополнительным обременением имущественной сферы неисправного должника в связи с допущенным им нарушением договорных обязательств.

По мнению С.В. Дедикова, существенно ближе к истине те теории, которые рассматривают ответственность как дополнительное по сравнению с основным долгом обременение для неисправного должника13.

Многие авторы проводят грань между этими категориями очень четко. Например, А.Я. Пиндинг полагал, что под убытками нельзя подразумевать само неисполнение договорного обязательства или его ненадлежащее исполнение, а в качестве договорных убытков следует понимать материальные последствия нарушения договора14. Ю.Б. Фогельсон подчеркивает, что «при ненадлежащем исполнении обязательства неисполненное не входит в состав убытков и исполнение самого обязательства не входит в состав ответственности»15. О.В. Савенкова находит четыре отличия убытков как универсальной формы гражданско-правовой ответственности от основного долга:

1) основной долг возникает на основании договора, каких-либо правомерных действий и существует в рамках регулятивных обязательств. Убытки же появляются в результате неправомерного поведения лица, нарушающего права другого;

2) возмещение убытков влечет неблагоприятные последствия в имуществе неисправного должника. Сумма основного долга представляет собой эквивалент того, что должник получил или должен получить в результате реализации сделки, то есть представляет собой благо для него;

3) целью передачи суммы основного долга является возмездно-эквивалентный обмен на товары, работы или услуги, целью же применения гражданско-правовой ответственности служит восстановление нарушенного права;

4) имеются существенные различия в правилах принудительного взыскания суммы основного долга и убытков – первая взыскивается по правилам об основном денежном долге, а вторые – по правилам об ответственности16.

Такой подход характерен в целом и для судебной практики. Например, Президиум Высшего арбитражного суда РФ в своем постановлении от 23 февраля 1999 г. № 5033/98 указал: «Принуждение к исполнению обязательства в натуре является самостоятельным способом защиты гражданских прав, применяемым с целью реального исполнения должником своего обязательства... Статья 396 ГК РФ определяет соотношение ответственности (убытки и неустойка) и исполнения обязательства в натуре, а не относит реальное исполнение обязательства к числу мер гражданско-правовой ответственности»17.

Следует подчеркнуть, что и в статье 12 ГК РФ эти способы защиты нарушенного субъективного права приведены независимо друг от друга (см. абз. 7–9).

Таким образом, основной долг нельзя смешивать с договорной ответственностью. Поэтому в рамках страхования ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договоров страховщик не обязан возмещать невозвращенный должником кредит или аванс.

Является дискуссионным вопрос о том, входит ли в убытки страхователя или застрахованного лица упущенная выгода (скажем, он должен был потратить деньги, которые вынужден был отозвать с депозита в банке, из-за чего не получил планировавшийся доход). Понятно, что упущенная выгода не входит в понятие договорной ответственности. Это – финансовый риск страхователя.

Возможны определенные расходы страхователя по осуществлению договорной ответственности, например, расходы на транзакцию по перечислению крупной суммы убытков или неустойки, процентов годовых, задатка или других видов ответственности. Входят ли в состав договорной ответственности такие расходы? Конечно, нет. Это – тоже финансовый риск страхователя.

>Основной долг и его оборотную сторону – невозврат аванса – нельзя смешивать с договорной ответственностью, так как здесь нет дополнительного обременения имущественной сферы неисправного должника.

Есть вопрос и относительно состава убытков выгодоприобретателя, которые могут служить мерой ответственности страхователя или застрахованного лица: может ли входить в их состав упущенная выгода выгодоприобретателя? С.В. Дедиков считает, что может, потому что это такая разновидность убытков, как реальный ущерб.

При страховании предпринимательских рисков страховщик возмещает:

> расходы, которые страхователь понес или должен понести для восстановления своего нарушенного права;

> упущенную выгоду страхователя.

При страховании финансовых рисков страховщик возмещает:

> расходы, которые лицо, чьи финансовые риски застрахованы, понесло или должно будет понести в связи с событием, на случай наступления которого осуществлялось страхование;

> упущенную выгоду лица, чьи финансовые риски застрахованы, из-за расходов, которые это лицо понесло или должно будет понести в связи с событием, на случай наступления которого осуществлялось страхование.

Проблемы нынешней редакции пункта 1 и пункта 2 статьи 929 ГК РФ

Фраза «убытки в застрахованном имуществе» не только является юридически некорректной18, но и может служить при ее буквальном толковании формальным препятствием к страхованию титула или предмета залога в пользу залогодержателя (понятно, что это дискуссионный момент, если учесть, что В.Ю. Абрамов и Ю.Б. Фогельсон выступают против такого страхования).

В пункте 1 статьи 929 ГК РФ не упоминаются убытки в связи с иными имущественными интересами застрахованного лица.

В пункте 1 статьи 929 ГК РФ не нашли четкого отражения убытки лица, чьи финансовые риски застрахованы.

В подпункте 1 пункта 2 статьи 929 ГК РФ речь идет о страховании только риска утраты (гибели), недостачи или повреждения определенного имущества.

Предложения

1. Вместо фразы «убытки в застрахованном имуществе» в пункт 1 статьи 929 ГК РФ включить фразу «убытки, связанные с утратой (гибелью), недостачей или повреждением имущества».

Такая редакция будет более корректной с юридической точки зрения, а кроме того, даст возможность возмещения упущенной выгоды страхователя или выгодоприобретателя при страховании имущества.

Этот вопрос тоже является дискуссионным. Так, О.А. Ноткин рассматривал в качестве страховой стоимости (страховой цены) полную стоимость застрахованного предмета без прибавления к ней «ожидаемых выгод и прибылей»19. Раскрывая метод определения страховой стоимости, О.А. Ноткин писал: «Оценочная сумма недвижимых имуществ слагается из рыночной цены материалов, потребных на здание, и стоимости труда, потраченного на возведение здания, преимущества, увеличивающего рыночную стоимость этого здания, как то: местоположение…»20.

В.Р. Идельсон, напротив, был последовательным сторонником страхования не только реального ущерба, но и упущенной выгоды. Он, в частности, писал: «Под убытком теория и практика разумеют вместе damnum emergens и lucrum cessans. И действительно, в самом понятии lucrum cessans (т. е. выгода, перестающая существовать, entgangener Pewinn – «ушедшая» выгода) лежит уже признание существования этой выгоды в настоящем, если нормальное течение событий не нарушится»21. Далее он констатирует что «в области абстракций еще возможны нескончаемые споры, особенно если вместо понятий оперировать словами; лучшим же доказательством допустимости страхования lucrum cessans служит жизнь института, совершающая под шум бесплодных словопрений нормальный ход своего развития»22.

Большинство специалистов рассматривают действительную стоимость как среднерыночную цену за минусом износа, то есть как меру реального ущерба. Например, А.К. Шихов указывает, что «действительная стоимость страхуемого имущества определяется по его реальной стоимости, т. е. с учетом износа, технического состояния (товарного вида), уровня насыщенности рынка товарами данного вида (спроса и предложения) в месте нахождения имущества в день страхования»23.

К.Е. Турбина также констатирует, что «на практике страховая (действительная) стоимость зачастую рассчитывается как стоимость приобретения имущества за вычетом фактического износа»24. Далее она поясняет: «Такой порядок объясняется тем, что страхование лишь компенсирует ущерб и не является источником получения прибыли для страхователя. Если бы договор страхования заключался на страховую сумму в размере стоимости приобретения имущества, то по истечении времени, в течение которого достаточно значительная часть стоимости имущества была бы амортизирована, возникла бы реальная возможность незаконного и необоснованного обогащения страхователя как за счет амортизационных отчислений, так и за счет страховой выплаты при наступлении страхового случая с застрахованным имуществом»25.

Тем не менее практика, да и теория страхового права начинают постепенно отступать от таких взглядов. Одним из наиболее распространенных способов развития принципа компенсации служит страхование имущества по восстановительной стоимости страхуемого объекта. При этом нужно отметить, что страхование по такой стоимости является ведущей тенденцией мирового страхования.

Например, генеральный директор чартерного института страхования Великобритании Дэвид Е. Бланд относительно так называемого огневого страхования (страхование имущества от основных рисков) пишет: «Если страхователь предлагает отремонтировать или восстановить свою собственность в прежнем виде, то возмещение состоит из стоимости работ по восстановлению за вычетом амортизационных отчислений…»26. Касаясь страхования предметов быта граждан, он уточняет, что применяются методы «только возмещение» и «новое за старое». Говоря о последнем методе, он подчеркивает, что именно такой вариант пользуется наибольшей популярностью27.

Отвечая на критику метода «новое за старое», Д. Бланд пишет: «На первый взгляд может показаться, что здесь нарушается принцип возмещения, поскольку страхователь получает в некотором смысле «доход» от понесенного убытка... Во-первых, найдется не много людей, которые были бы удовлетворены заменой, скажем, своего старого уничтоженного кресла на «эквивалентное» по виду и степени износа. Большинство людей предпочло бы приобрести новое, и, хотя теоретически страхователи получат «прибыль», они все равно получат только одно, пусть новое кресло. Во-вторых, при получении полиса на таких условиях страховая сумма отражает стоимость всего имущества по текущим ценам (т.е. по ценам замены). Таким образом, страховая сумма будет выше, чем при страховании на условиях «только возмещение», и соответственно большей будет величина выплачиваемой страховщику премии. Следовательно, условия «новое за старое», применяющиеся при страховании не только домашнего, но и коммерческого имущества (например, механизмов), являются скорее развитием принципа возмещения, чем противоречием ему»28.

>При страховании предпринимательских рисков подлежат возмещению расходы, которые страхователь понес или должен понести для восстановления своего нарушенного права, а также его упущенная выгода.

Авторы немецкого учебника «Страховое дело», говоря о страховой стоимости, отмечают, что, «если договор страхования заключается по поводу какой-либо вещи или предмета, страховой стоимостью является его фактическая стоимость на момент заключения договора, если из условий договора не следует иное… Часто имущество страхуется не по текущей рыночной стоимости, а по стоимости новой вещи…»29.

В.К. Райхер в свое время подчеркивал, что «увеличение суммы страховых выплат, если оно проистекает не из роста страховых случаев и не из недостатков в работе страховых органов, а из более совершенных форм страхования, в большей мере отвечающих принципу полноты страхового обеспечении, – есть не минус, а плюс, не порок, а большое достоинство. Ведь всякая страховая форма, повышающая степень полноты страхового обеспечения, неизбежно связана с увеличением суммы выплат страхового возмещения, и если опасаться этого результата, то пришлось бы, последовательно рассуждая, вовсе отказаться, например, от страхования в полной стоимости, не говоря уже о страховании в восстановительной стоимости, о страховании в скользящей сумме и т. д.»30.

А.В. Собакинских, напротив, категорически не согласен со страхованием по восстановительной стоимости. Комментируя статью 947 ГК РФ, он заявляет: «Поскольку приведенная норма является императивной, то не допускается страхование по т. н. восстановительной стоимости»31. Правда, затем он несколько непоследовательно говорит: «Однако страхование по восстановительной стоимости можно рассматривать как предусмотренное ст. 929 ГК страхование иных имущественных интересов, где предметом страхования являются дополнительные расходы или убытки, которые несет страхователь из-за возросшей страховой стоимости на день наступления страхового случая»32.

В связи со сказанным необходимо ответить на вопрос о том, можно ли рассматривать восстановительную стоимость застрахованного объекта как реальный размер убытков страхователя или выгодоприобретателя. С.В. Дедиков полагает, что да, можно. Если человек использует дом для проживания, то для него зачастую совершенно недостаточно просто получить рыночную стоимость разрушенного здания, ему нужен дом для проживания. Поэтому здесь его интерес заключается не просто в получении некоей компенсации, а в восстановлении дома. Точно так же и предприятия заинтересованы не просто в получении денег за погибшие производственные здания и оборудование, используемые в производственных целях, а в их восстановлении, чтобы иметь возможность продолжения производственной деятельности.

Напротив, если у страхователя или выгодоприобретателя есть интерес только в получении денег, то такой договор, по мнению С.В. Дедикова, имеет признаки ничтожной сделки, так как у данного лица нет интереса в сохранении объекта страхования (п. 1 и 2 ст. 930 ГК РФ).

В условиях современной российской действительности, где происходит стремительный рост цен на недвижимость, выплата страховщиком страхового возмещения по остаточной стоимости застрахованного объекта в абсолютном большинстве случаев не позволит страхователю или выгодоприобретателю восстановить погибшее имущество. Для того чтобы он мог восстановить утраченное имущество, он должен получить больше, чем остаточную стоимость застрахованного имущества, и при этом у него дохода не будет, он лишь восстановит то, что у него было до несчастья.

Хорошо известно постановление Президиума ВАС РФ от 20 февраля 2007 г. № 13377/06, в котором говорится о возмещении потерпевшим по полисам ОСАГО расходов на ремонт поврежденного имущества без учета износа, то есть по принципу «новое за старое».

Наконец, никто не может помешать страхователю одновременно с имуществом застраховать свои финансовые риски, связанные с необходимостью произвести необходимые затраты по восстановлению погибшего объекта страхования, как предлагает делать Ю.Б. Фогельсон.

Таким образом, страхование по восстановительной стоимости, по мнению С.В, Дедикова, не приводит к образованию дохода у страхователя или выгодоприобретателя.

Если повреждение, утрата (гибель) застрахованного имущества могут привести к упущенной выгоде у владельца (скажем, поврежденное или утраченное имущество владелец намеревался сдать в аренду и уже заключил соответствующий договор, но из-за наступления страхового случая не смог исполнить свои обязательства по сделке и потерял доход в виде арендной платы), то, конечно, можно этот риск застраховать как финансовый. Однако все согласятся с тем, что это очень неудобно для клиентов страховых организаций, да и для страховщиков – два договора, двое правил страхования.

С.В. Дедиков усматривает здесь определенную аналогию со страхованием по восстановительной стоимости, которое охватывает и риск, который тоже можно отнести в разряд финансовых рисков.

2. Необходимо указать в пункте 1 статьи 929 ГК РФ и убытки, связанные с имущественными интересами застрахованного лица.

3. Необходимо указать в пункте 1 статьи 929 ГК РФ и убытки лица, чьи финансовые риски застрахованы.

4. С учетом того, что корректное перечисление убытков, которые может возмещать страховщик по договорам имущественного страхования, существенно усложнило бы определение понятия договора имущественного страхования, С.В. Дедиков считает целесообразным в пункте 1 статьи 929 ГК РФ закрепить положение о том, что страховщик возмещает убытки, указанные в одном из следующих пунктов данной статьи.

5. Следовало бы нынешнюю норму пункта 2 статьи 929 ГК РФ изложить следующим образом: «По договору имущественного страхования могут быть, в частности, застрахованы убытки, связанные:

1) с утратой (гибелью), недостачей или повреждением определенного имущества (статья 930);

2) наступлением ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни, здоровью или имуществу других лиц, а в случаях, предусмотренных законом, также ответственности по договорам – риск гражданской ответственности (статьи 931 и 932);

3) предпринимательской деятельностью из-за нарушения своих обязательств контрагентами предпринимателя или изменения условий этой деятельности по не зависящим от предпринимателя обстоятельствам, в том числе неполучение ожидаемых доходов – предпринимательский риск (статья 933)».

Свое выступление докладчик завершил словами: «Это сообщение не претендует на исчерпывающее исследование проблемы природы и видов убытков, возмещаемых страховщиком. Скорее – на постановку некоторых вопросов, которые я считаю основными. А также в определенной степени является попыткой предложить ответы на эти вопросы».


1 Фогельсон Ю.Б. Комментарий к страховому законодательству. М., 2002. С. 100.

2 Худяков А.И. Страховое право. СПб., 2004. С. 386–387.

3 См.: Васькин В.В. Гражданско-правовая ответственность. Владивосток, 1988. С. 110.

4 См.: Советское гражданское право. Т. 1. М., 1968. С. 484.

5 Савенкова О.В. Возмещение убытков в современном гражданском праве. В кн.: Убытки и практика их возмещения: Сборник статей / Отв. ред. М.А. Рожкова. М., 2006. С. 14.

6 Там же. С. 15.

7 Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 100.

8 Там же.

9 Белов В.А. Теоретические проблемы учения о способах обеспечении исполнения обязательств // Законы России. 2006. № 12.

10 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. М., 1999. С. 661. См. также: Гришин Д.А. Неустойка: теория, практика, законодательство. М., 2005. С. 54; Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации: В 3-х т. Т. 1: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М.. 2004. С. 851; Зинченко С.А. О понятии и классификации способов обеспечения исполнения обязательств // Законы России. 2006. № 12.

11 См., например: Лейст О.Э. Санкции в советском праве. М., 1962; Самощенко И.С., Фархушин М.А. Ответственность по советскому законодательству. М., 1971.

12 См.: Гражданское право: актуальные проблемы теории и практики / Под общ. ред. В.А. Белова. М., 2007. С. 873.

13 См.: Иоффе О.С. Общее учение об обязательствах. В кн.: Избранные труды: В 4-х т. Т. III: Обязательственное право. СПб., 2004. С 141. См. также: Собчак А.А. Экономико-правовые аспекты имущественной ответственности // Советское государство и право. 1972. № 2. С. 80; Гражданское право: Учебник. Часть 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 1996. С. 479.

14 См.: Пиндинг А.Я. Понятие и основные виды договорных убытков по советскому гражданскому праву: Учен. зап. ВЮЗИ. Вып. 17. Ч. 2. 1968. С. 24.

15 Фогельсон Ю.Б. Указ. соч. С. 127. См. также: Карапетов А.Г. Неустойка как средство защиты прав кредитора в российском и зарубежном праве. М., 2005. С. 63; Гришин Д.А. Указ. соч. С. 114.

16 См.: Савенкова О.В. Указ. соч. С. 28–31.

17 См. справочно-правовую систему «Консультант-Плюс».

18 Под убытками большинство авторов понимают денежное выражение ущерба. Например, В.П. Грибанов понимал под убытками вред, выраженный в денежной сумме (См.: Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2000. С. 331). В.В. Васькин подчеркивал, что любой ущерб, который может быть выражен в деньгах, будет убытками. (См.: Васькин В.В. Возмещение убытков в гражданско-правовых обязательствах. Канд. дисс. Саратов, 1971. С. 9). Е.А. Суханов также констатирует, что под убытками понимается денежная оценка имущественных потерь (вреда). (См.: Гражданское право: Учебник. В 2-х т. Том 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 1998. С. 441).

19 Ноткин О.А. Страхование имуществ по русскому законодательству. Киев, 1888. С. 124.

20 Там же.

21 Идельсон В.Р. Страховое право. М., 1992. С. 31.

22 Там же.

23 Шихов А.К. Страховое право: Учеб. пособие. М., 2003. С. 154.

24 Страхование от А до Я / Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. М., 1996. С. 132.

25 Там же.

26 Страхование от А до Я / Под ред. Л.И. Корчевской, К.Е. Турбиной. М., 1996. С. 132.

27 Бланд Д. Страхование: принципы и практика / Пер. с англ. М., 1998. С. 86.

28 Там же.

29 Страховое дело: Учебник. В 2-х т. Т. 1: Основы страхования / Пер. с нем. под ред. О.И. Крюгер. М., 2004. С. 232.

30 Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л., 1947. С. 272.

31 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. С. 642.

32 Там же.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»