Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая и правовая работа в страховании
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 
 

Спорные положения стандартных правил страхования

Размещено на сайте 07.09.2007
В настоящей статье анализируются типичные ошибки и недостатки стандартных правил различных видов страхования, а также условия, к которым в зависимости от того или иного толкования закона возможны разные подходы. Публикация носит исключительно практический характер, так как в ней в той или иной мере обобщены те вопросы и замечания, которые обычно возникают у сотрудников ФССН, имеющих непосредственное отношение к проверке правил страхования, представленных страховыми организациями в орган страхового надзора вместе с заявлениями о выдаче лицензии на тот или иной вид страхования
 
Т.Г. Ермакова
начальник отдела анализа условий страхования и практики применения страхового законодательства Управления предварительного контроля ФССН

Условия, на которых заключается договор добровольного страхования, в основном изложены в стандартных правилах страхования, необходимость применения которых обусловлена Законом РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон), поскольку согласно статье 3 указанного законодательного акта в правилах страхования определяются общие условия и порядок осуществления страхования. При этом многие положения стандартных правил страхования (а следовательно, и заключенных на их условиях страховых договоров), с нашей точки зрения, не просто спорны, но и не соответствуют законодательству либо допускают неоднозначное толкование, что нередко приводит к ущемлению прав страхователей и конфликту между сторонами договора.

Зачастую такие положения вносятся страховщиком в стандартные правила страхования в силу объективных причин, таких, как большое число мошеннических действий со стороны потребителей страховых услуг, недостатки или пробелы законодательства, противоречивость судебной практики. Но подчас страховые компании включают в стандартные правила страхования положения, которые заведомо направлены на ограничение их ответственности вопреки смыслу самого страхования.

Рассмотрим наиболее спорные положения стандартных правил страхования, действующих на рынке.

Одним из широко распространенных условий правил является положение об освобождении страховщика от выплаты в случае, если страховому событию предшествовало нарушение различных норм и инструкций, таких, как правила пожарной безопасности, правила перевозки опасных грузов и др. Между тем нарушения всякого рода правил относятся к категории «грубой неосторожности». Учитывая отсутствие в ГК РФ определения данного термина, используем аналогию закона.

Так, согласно КоАП РФ «административное правонарушение признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть» (ст. 2.2 КоАП РФ).

Надо сказать, что дореволюционное законодательство грубую неосторожность страхователя приравнивало к злому умыслу и освобождало страховщика от обязанности по выплате страхового возмещения. С точки зрения цивилистов того времени, если страхователь сам являлся виновником гибели или повреждения имущества, то о случайности события говорить не было смысла.

ГК РСФСР 1922 года предусматривал освобождение страховщика от уплаты страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя (ст. 393). В ГК РСФСР 1964 года, содержавшем главу о государственном страховании, состоящую из пяти статей, указанного положения уже не содержалось. То же касается и Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 года.

В соответствии с императивной нормой абзаца 2 пункта 1 статьи 963 ГК РФ основания отказа в выплате страхового возмещения в случае наступления страхового события в результате грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя могут быть предусмотрены только законом. Таким образом, любые положения, косвенно или напрямую указывающие на грубую неосторожность как на основание освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, либо отказа в осуществлении страховой выплаты, либо непризнания события страховым случаем по договорам имущественного страхования, ничтожны, поскольку противоречат императивной норме закона.

На сегодняшний день по указанному основанию возможен отказ в выплате только при осуществлении морского страхования, регламентируемого КТМ РФ.

Следует отметить, что и судебная практика отвергает возможность включения страховщиками подобных положений в стандартные правила страхования. Согласно пункту 9 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. № 75), допущенная страхователем грубая неосторожность при проведении строительно-монтажных работ не является основанием для отказа в страховой выплате. Положения правил страхования, предусматривающие освобождение страховщика от ответственности по этим основаниям, являются ничтожными как противоречащие императивной норме абзаца 2 пункта 1 статьи 963 ГК РФ.

Приведем пример. Согласно правилам страхования транспортных средств одной из страховых компаний не являются страховыми случаями:

  • ущерб, возникший при использовании транспортного средства, не прошедшего государственный технический осмотр в установленном порядке;
  • ущерб, возникший в результате использования технически неисправного транспортного средства (неисправности, при которой запрещено движение в соответствии с ПДД);
  • ущерб, возникший при использовании транспортного средства, имеющего установленные таможенными органами ограничения по использованию и распоряжению.

Помимо несоответствия указанных положений части 2 пункта 1 статьи 963 ГК РФ, следует установить наличие (отсутствие) причинно-следственной связи между страховым случаем и указанными нарушениями.

Весьма сомнительна обоснованность отказа в выплате страхового возмещения в связи с дорожно-транспортным происшествием, произошедшим вследствие несоблюдения страхователем, допустим, дистанции движения (п. 9.10 ПДД) или на том основании, что транспортное средство не прошло государственный технический осмотр.

Еще один пример из правил страхования транспортных средств.

В качестве необходимого условия страховой защиты на случай хищения транспортного средства страховая компания предусмотрела получение страхователем письменного согласия страховщика на снятие автотранспортного средства с учета в ГИБДД. В данном случае, как мы полагаем, такое условие стандартных правил страхования противоречит положениям Конституции РФ, касающимся свободы распоряжения собственника своим имуществом. Возможно, страховщик преследовал правильную цель – поставить заслон страховому мошенничеству, но из-за некорректной формулировки соответствующий пункт правил противоречит законодательству.

Много вопросов обычно связано с положениями правил страхования о порядке возврата страховой премии при досрочном прекращении договора страхования. Вот конкретный пример:

«1. Договор может быть прекращен досрочно в любое время по требованию Страхователя.

2. Договор может быть прекращен досрочно по требованию Страховщика в случаях и порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

3. При досрочном прекращении Договора, заключенного на срок не менее года, при условии, что страховая премия по Договору оплачена полностью, Страховщик возвращает Страхователю часть страховой премии пропорционально неистекшим полным месяцам действия Договора за вычетом расходов Страховщика, а также выплаченных и подлежащих выплате страховых возмещений, если иное не предусмотрено Договором. В противном случае возврат страховой премии не производится».

При этом указанное положение распространяется на все случаи досрочного прекращения договора вне зависимости от оснований.

Далее. Статьей 958 ГК РФ, причем в императивной форме, предусмотрено досрочное прекращение договора страхования в связи с невозможностью наступления страхового случая и прекращения страхового риска по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

Срок действия договора страхования транспортного средства, допустим, 10 месяцев. Страховой случай по указанному договору – причинение ущерба в результате ДТП. Имеет место конструктивная гибель застрахованного транспортного средства в результате пожара. Соответственно существование страхового риска прекращается, вследствие чего страхователь обращается к страховщику с целью получения части страховой премии пропорционально неистекшему периоду страхования. Согласно вышеуказанному положению правил страховая премия страхователю не возвращается, поскольку срок действия договора страхования при заключении договора был установлен в 10 месяцев, то есть менее года, что, по нашему мнению, противоречит пункту 3 статьи 958 ГК РФ.

Еще одно положение правил страхования транспортных средств: «В случае продажи, дарения, раздела имущества или отчуждения иным способом указанного в Договоре (Полисе) транспортного средства Страхователь имеет право переоформить Договор страхования и передать страховой полис новому владельцу транспортного средства. Если Страхователь не переоформил Договор страхования, то Договор прекращается досрочно на момент изменения в части владения транспортным средством».

Указанное положение не соответствует императивной норме, предусмотренной статьей 960 ГК РФ, согласно которой при переходе прав на застрахованное имущество от лица, в интересах которого был заключен договор страхования, к другому лицу права и обязанности по этому договору переходят к лицу, к которому перешли права на имущество.

Таким образом, переходом прав на застрахованное имущество к другому лицу договор страхования не прекращается – к приобретателю в силу перехода прав на имущество переходят права и обязанности и по договору страхования. Так, при продаже транспортного средства права и обязанности страхователя переходят к новому собственнику, если договор страхования был заключен в пользу страхователя.

Приведем также положение стандартных правил страхования, согласно которому при повреждении застрахованного транспортного средства страхователь обязан не принимать участие в проведении разбора ДТП в органах ГИБДД без согласования своего участия со страховщиком или без участия представителя страховщика. Общая санкция, предусмотренная правилами за нарушение условий договора, – отказ в выплате страхового возмещения.

В то же время в соответствии со статьей 29.4 КоАП РФ в случае, если рассмотрение дела об административном правонарушении отложено в связи с неявкой без уважительной причины лиц, указанных в части 1 статьи 27.15 настоящего Кодекса и их отсутствие препятствует всестороннему, полному, объективному и своевременному выяснению обстоятельств дела и разрешению его в соответствии с законом, судья, орган, должностное лицо, рассматривающие дело, выносят определение о приводе указанных лиц.

Статья 27.15 КоАП РФ «Привод» в свою очередь устанавливает, что в случаях, предусмотренных статьей 29.4 Кодекса, применяется привод физического лица либо законного представителя юридического лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении.

Нередко в стандартных правилах страхования присутствуют положения о приостановлении договоров страхования либо ответственности страховщика по выплате страхового возмещения (обеспечения) в случае неуплаты страхователем очередного страхового взноса в установленный договором срок.

Однако в силу статьи 422 ГК РФ условия договора, в том числе и о последствиях неуплаты в срок очередного страхового взноса, должны соответствовать закону. Действующее законодательство не предусматривает возможности приостановления действия вступившего в силу договора. Следовательно, условие о приостановлении действия договора страхования в случае просрочки уплаты страхового взноса, по нашему мнению, ничтожно в силу статьи 168 ГК РФ.

Одними из стандартных правил страхования предусмотрено положение, согласно которому после страховой выплаты страховая сумма по действующему договору страхования по данному объекту страхования считается уменьшенной на размер выплаты со дня осуществления страховой выплаты. После осуществления страховой выплаты и соответствующего уменьшения страховой суммы дальнейшие страховые выплаты производятся пропорционально оставшейся части страховой суммы, то есть в данном случае применяется правило статьи 949 ГК РФ, согласно которому, если в договоре страхования имущества или предпринимательского риска страховая сумма установлена ниже страховой стоимости, выплата производится пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости. Но данная статья, как представляется, может применяться лишь в случае, если страховая сумма, установленная при заключении страхового договора, ниже действительной стоимости имущества.

В качестве следующего примера рассмотрим стандартные правила страхования гражданской ответственности за причинение вреда вследствие недостатков товаров, работ, услуг.

В тексте правил содержится следующая оговорка: «Страховщик не отвечает за ущерб, вызванный использованием товара (результатов работы, услуги), изготовленного в том временном отрезке, за который страховая премия в счет договора не взималась».

Фактически ответственность страховщика не распространяется:

  • на случаи причинения вреда третьим лицам при использовании товара, изготовленного в период, не оплаченный страховой премией;
  • на продавца товара.

Следующий пример – сравнительно новые правила страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, предусмотренных государственным или муниципальным контрактом.

Страховым случаем по данным правилам является обязанность страхователя возместить убытки, причиненные государственным или муниципальным заказчикам в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения контракта.

В документе приведены такие квалифицирующие признаки страхового случая:

  • в действиях страхователя должны отсутствовать признаки умышленных действий или неосторожности (в виде небрежности или легкомыслия);
  • страхование риска ответственности за неисполнение договора должно быть предусмотрено федеральным законом;
  • факт неисполнения обязательств по контракту и причинение вследствие этого убытков заказчику должны быть подтверждены вступившим в законную силу судебным решением.

По первому квалифицирующему признаку выше мы уже высказали свое мнение и привели пример, показывающий, что суды не признают легитимными исключения ответственности страховщика, связанные даже с грубой неосторожностью, что же говорить о простой неосторожности или тем более легкомысленности?

Что касается второго признака, возникает вопрос: а не следовало бы страховщику, чтобы не заключать заведомо ничтожный договор (договор ничтожен в силу ст. 932 ГК РФ, согласно которой страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом), выяснить данный вопрос до заключения договора страхования?

Кроме квалифицирующих признаков в тех же стандартных правилах страхования предусмотрены следующие исключения из страхового покрытия:

  • действие непреодолимой силы;
  • нарушение обязательств со стороны должников страхователя;
  • проведение ликвидации или процедуры банкротства в отношении страхователя;
  • приостановление деятельности страхователя в порядке, предусмотренном КоАП РФ;
  • отсутствие у страхователя необходимых для исполнения обязательств по договору денежных средств;
  • отсутствие на рынке необходимых для исполнения страхователем обязательств по договору товаров, сырья, материалов.

Страховой случай определен как причинение убытков заказчику нарушением контракта вследствие:

1) банкротства страхователя (с момента признания факта банкротства арбитражным судом).

Уместно напомнить о том, что одним из исключений в покрытии является как раз проведение ликвидации или процедуры банкротства в отношении страхователя;

2) утраты (гибели) имущества, повреждения производственных зданий, оборудования, машин, используемых для реализации контракта в результате пожара, взрыва, аварии, ДТП, оползня, других природных явлений.

Как уже говорилось выше, действия непреодолимой силы исключают страховое покрытие по рассматриваемым правилам. Поскольку в данном случае в указанном документе не раскрыто понятие непреодолимой силы, воспользуемся статьей 401 ГК РФ, согласно которой действия непреодолимой силы – это чрезвычайные и непредотвратимые при данных условиях обстоятельства, к которым, как мы понимаем, относятся пожар, взрыв, авария, оползень, другие чрезвычайные природные явления (стихийные бедствия).

В результате применения всех оговорок, предусмотренных рассматриваемыми стандартными правилами страхования, страховщик несет ответственность только в случае нарушения договорных обязательств вследствие банкротства страхователя с момента признания факта банкротства арбитражным судом, что и следовало предусматривать в качестве страхового случая, а не декларировать, что страховым случаем является факт причинения ущерба в результате неисполнения либо ненадлежащего исполнения страхователем обязательств по контракту.

Правила добровольного медицинского страхования, исключающие из покрытия ведение беременности с патологиями, а в качестве страховых случаев предусматривающие ведение нормальной беременности, родовспоможение, профилактическое и диспансерное обслуживание застрахованных, вакцинацию, ортопедические услуги и зубопротезирование – на наш взгляд, вообще нонсенс.

Обратимся далее к Правилам страхования профессиональной ответственности нотариусов. В некоторых из них предусмотрено следующее исключение из страхового покрытия: любая административная, общегражданская или иная ответственность страхователя (застрахованного), возникающая исключительно из статуса страхователя (застрахованного) или характера деятельности страхователя (застрахованного) в качестве должностного лица, директора, акционера. Между тем в соответствии со статьей 1 Основ законодательства РФ «О нотариате» (далее – Основы) нотариальная деятельность – это деятельность по защите прав и законных интересов граждан и юридических лиц путем совершения нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации. Согласно статье 2 Основ нотариус в Российской Федерации назначается на эту должность.

Таким образом, страхование по указанным правилам – безрисковое, либо, если страховщик не осознает значения данного исключения, могут иметь место соответствующие последствия со стороны налоговых органов в связи с осуществлением выплат по событиям, не относящимся к страховым случаям.

Теперь рассмотрим часто встречающееся в стандартных правилах страхования такое основание для отказа в страховой выплате, как неуплата страхователем очередного страхового взноса.

Согласно пункту 3 статьи 954 ГК РФ договором страхования могут быть предусмотрены последствия невнесения страхователем очередного страхового взноса в установленный договором срок. В силу пункта 4 той же статьи в такой ситуации у страховщика есть право произвести зачет неуплаченной части премии из суммы страховой выплаты. Если законом установлены вполне конкретные последствия неуплаты страхователем очередного страхового взноса применительно к ситуации, когда страховщик должен осуществить страховую выплату, то, как мы считаем, стороны договора лишены права вводить иные варианты действий в такой ситуации, поскольку соответствующая норма закона является императивной. Так, согласно постановлению ФАС Уральского округа от 21 августа 2006 г. по делу № Ф09-7150/06-С4 факт просрочки внесения третьей и четвертой частей страховой премии не является основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

В противовес указанной позиции приведем постановление ФАС Московского округа от 27 июня 2006 г. по гражданскому делу № КГ-А40/4735-06.

Истец-выгодоприобретатель по договору страхования оспаривал отказ в выплате страхового возмещения по страховому случаю со ссылкой на прекращение действия договора страхования в связи с просрочкой уплаты очередного страхового взноса, что, по мнению истца, противоречит нормам статей 309, 310, 929 и пункта 4 статьи 954 ГК РФ.

Суд установил, что на момент наступления страхового случая у страховщика отсутствовали обязательства по выплате страхового возмещения, поскольку к этому моменту в силу положения правил страхования договор страхования считался расторгнутым в связи с невыполнением страхователем обязательств по уплате в установленный срок очередного страхового взноса. Стороны были вправе предусмотреть такое правовое последствие неуплаты страховой премии, как расторжение договора, при этом суд руководствовался нормами статей 421, 431, 450, 930, 943, 954 ГК РФ.

Также арбитражный суд указал на отсутствие у истца имущественного интереса в сохранении имущества, так как кредитный договор, заключенный между истцом и страхователем, был частично исполнен.

Доводы о противоречии положения стандартных правил страхования пункту 4 статьи 954 ГК РФ были признаны судом несостоятельными, поскольку норма пункта 4, с точки зрения суда, не является императивной, а положения пункта 3 той же статьи закрепляют правовые последствия неуплаты страховых взносов для тех договоров страхования, в которых просрочка в уплате страховой премии не приводит к автоматическому расторжению договора.

Также не был признан состоятельным довод истца о несоответствии обжалованных судебных актов пункту 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 28 ноября 2003 г. № 75 «О практике рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования». В этом пункте говорится о том, что право страховщика отказаться в одностороннем порядке от исполнения договора страхования обусловлено не только нарушением страхователем его обязательств по своевременному внесению страховых платежей, но и необходимостью извещения страхователя страховщиком о его намерении отказаться от исполнения договора. Суд, исследовав условия правил страхования, пришел к выводу о том, что ими не установлена обязанность совершения страховщиком каких-либо дополнительных действий в виде направления уведомления о расторжении договора или иного предъявления страховщиком требований к страхователю.

Заметим, что в большинстве случаев при страховании имущества, приобретенного в кредит, как и в этой ситуации, выгодоприобретателем по договору выступает банк. На наш взгляд, дабы избежать споров, следует указывать банк в качестве выгодоприобретателя только в части невыплаченного кредита.

Хотелось бы упомянуть также о постановлении ФАС Московского округа от 5 декабря 2005 г. по делу № КГ-А41/11805-05 по аналогичному спору. Страховщик инициировал взыскание неуплаченного очередного взноса со ссылкой на неприменение судом статей 422, 958 ГК РФ, подлежащих применению, в соответствии с которыми договор страхования не может считаться прекращенным вследствие неуплаты страхового взноса.

Суд при этом установил, что правилами страхования страховщика предусмотрено положение, в соответствии с которым договор прекращается в случаях неуплаты страховой премии или ее очередных взносов в сроки и размере, которые предусмотренны договором, в 24 ч. 00 мин. дня, указанного в договоре как дата внесения денежных средств, если в этот день страховая премия или ее взнос не были внесены. Учитывая, что правила страхования являются неотъемлемой частью договора, сторонами были согласованы случаи его расторжения при неуплате страхователем очередной части страховой премии, что не противоречит нормам действующего законодательства, в частности пункту 2 статьи 958 ГК РФ, согласно которой страхователь (выгодоприобретатель) вправе отказаться от договора страхования в любое время.

Очень часто страховщики вносят в условия страхования положения, возлагающие на страхователя обязанность предварительного уведомления страховщика, например путем подачи заявления за 30 дней до даты предполагаемого отказа от договора страхования. Подобные условия ничтожны в силу императивной нормы ГК РФ: согласно пункту 2 статьи 958 ГК РФ страхователь вправе в любое время отказаться от договора страхования.

Однако, как показывает судебная практика, отказ страхователя от договора должен быть оформлен в письменной форме. Это обосновывается ссылкой на статью 452 ГК РФ, которая предусматривает, что соглашение о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, а сделки страхования могут заключаться исключительно в письменной форме (п. 1 ст. 940 ГК РФ). Однако односторонний отказ страхователя от договора и соглашение сторон, на наш взгляд, все-таки не одно и то же.

Нередко в правилах страхования отсутствует указание на срок рассмотрения страховщиком заявления о страховом событии, составления страхового акта либо уведомления страхователя об отказе в выплате.

Между тем пункт 3 статьи 3 Закона об организации страхового дела предписывает, что стандартные правила страхования должны содержать в том числе положения о порядке исполнения договора. Статья же 314 ГК РФ устанавливает, что в случаях, когда обязательство не предусматривает срок его исполнения и не содержит условий, позволяющих определить этот срок, оно должно быть исполнено в разумный срок после возникновения этого обязательства.

Обязательство, не исполненное в разумный срок, а равно обязательство, срок исполнения которого определен моментом востребования, должник обязан исполнить в семидневный срок со дня предъявления кредитором требования о его исполнении.

Положения Правил ипотечного страхования предусматривают в качестве рисков неисполнение заемщиком обязательств по возврату кредита, уплате процентов за пользование кредитом и неустойки. Учитывая, что указанное страхование относится к страхованию ответственности за неисполнение договора, в данном случае применяется статья 932 ГК РФ, согласно которой страхование ответственности за нарушение договора допускается в случаях, установленных законом.

Согласно пункту 4 статьи 31 Федерального закона от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» заемщик, являющийся залогодателем по договору об ипотеке жилого дома или квартиры, вправе застраховать риск своей ответственности перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства по возврату кредита. То есть закон, как мы полагаем, не содержит положений, позволяющих осуществлять в рамках ипотечного страхования страхование прочих рисков, кроме риска невозврата кредита.

Стандартные правила по некоторым видам долгосрочного страхования, в том числе ипотечному страхованию, содержат положения, предусматривающие ежегодный расчет страховой премии при заключении договора на срок более одного года, что не соответствует пункту 1 статьи 929 ГК РФ (страховщик обязуется за обусловленную договором плату возместить другой стороне убытки), статье 424 ГК РФ (изменение, а не установление цены договора после его заключения допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором), статье 450 ГК РФ (изменение договора возможно по соглашению сторон).

Учитывая принцип свободы договора, в соответствии с которым его стороны вольны определять содержание условий договора (ч. 1 п. 4 ст. 421 ГК РФ), участники сделки вправе своим волеизъявлением определить условия договора страхования, в том числе дополнительные по сравнению с установленными законом основания освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения. Но содержание таких условий должно соответствовать предписаниям закона и, конечно же, не приводить к утрате страховым риском признаков вероятности и случайности.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»