Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая и правовая работа в страховании
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Интерес в сохранении застрахованного имущества как необходимое условие действительности договора страхования

Данная статья представляет собой комментарий к конкретному судебному вердикту, в котором суд признал наличие страхового интереса у лица, управлявшего транспортным средством на основании доверенности. Указанная проблема хорошо известна всем юристам страховых компаний. Действительно, судебная практика выходит за формальные рамки нормы закона, признавая и доверенность в качестве юридического основания для наличия страхового интереса. Автор подвергает критике такой подход судов. По мнению редакции, эта тема не может быть исчерпана одной статьей, а требует широкого и обстоятельного обсуждения юристами страховых организаций и другими заинтересованными специалистами.
 

В соответствии со статьей 930 ГК РФ одним из важнейших вопросов при заключении договора страхования, признании его действительным или недействительным является имущественный интерес страхователя (выгодоприобретателя) в сохранении застрахованного имущества. В настоящей статье рассмотрим, как суд может трактовать понятие страхового интереса, существенные признаки интереса в сохранении застрахованного имущества, а также правовые аспекты, связанные с формированием позиции страховой организации при возникновении страхового случая с учетом имущественного интереса страхователя или его отсутствия на примере конкретного гражданского дела (наименования судов, фамилии граждан и наименование страховой компании в настоящей статье не будут приводиться).

В обоснование своих исковых требований страхователь (далее – истец) указывает, что между ним и страховой организацией (далее – ответчик) был заключен договор страхования автотранспортного средства путем выдачи страховщиком по заявлению страхователя о страховании страхового полиса и правил страхования. Выгодоприобретателем согласно страховому полису является истец. В период действия договора страхования наступил страховой случай – угон автомобиля. Все обязанности, связанные с наступлением страхового случая, были истцом исполнены надлежащим образом, однако ответчик отказал в выплате страхового возмещения. В связи с этим истец обратился в суд с иском, в котором просил взыскать с ответчика сумму страхового возмещения в размере страховой стоимости автомобиля, что предусмотрено правилами страхования.

Ответчик исковые требования не признал и предъявил встречный иск, в котором указал, что договор страхования является недействительной сделкой, так как не соответствует требованиям статьи 930 ГК РФ в связи с тем, что имущество может быть застраховано по договору в пользу лица, имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении застрахованного имущества. В рассматриваемом случае договор страхования заключен истцом на основании рукописной доверенности, копии которой в судебном деле нет. Каких-либо договоров, обосновывающих наличие имущественного интереса у страхователя и выгодоприобретателя, в суд и ответчику не представлено. Исходя из этих обстоятельств и основываясь на положениях статей 168, 174, 422, пункта 2 статьи 930 ГК РФ, страховщик и сделал вывод о недействительности договора страхования и просил суд применить последствия недействительности ничтожной сделки.

Суд первой инстанции исковые требования истца удовлетворил, в удовлетворении встречного иска отказал, основываясь на том, что договор страхования автомобиля сторонами был заключен добровольно, страхователь, совершая страховую сделку на основании доверенности, имел на это право в соответствии с правилами страхования, утвержденными страховщиком, а также на том, что у страхователя имелся интерес в сохранении застрахованного имущества. Данное обстоятельство было установлено путем допроса собственника транспортного средства, который в своих пояснениях указал, что автомобиль покупался с истцом на совместные денежные средства с целью использования этого транспортного средства истцом для собственных нужд.

В период действия договора страхования произошел страховой случай, в результате чего у страховщика возникла обязанность по выплате страхового возмещения. Таким образом, суд, принимая решение об удовлетворении исковых требований страхователя к страховщику и отказывая в удовлетворении встречных исковых требований, пришел к выводу, что договор страхования соответствует требованиям закона и является действительной сделкой, что, в свою очередь, влечет за собой обязанность страховщика по страховой выплате.

Анализ данного решения и нормативно-правовых актов, на основании которых оно было принято, указывает на наличие коллизии в законе, регулирующем вопрос имущественного интереса страхователя или выгодоприобретателя при заключении договора страхования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 930 ГК РФ обязательным условием действительности договора страхования является то, что страхователь (выгодоприобретатель) должен иметь интерес в сохранении застрахованного имущества, основанный на законе, ином правовом акте или договоре.

Указанная норма права по своему содержанию входит в противоречие с положением, содержащимся в пункте 2 этой же статьи, в котором указано, что договор страхования является недействительным при отсутствии интереса в сохранении имущества вообще, без указания ограничительных условий.

Принимая решение, суд, по всей видимости, основывался на пункте 2 статьи 930 ГК РФ, поскольку страхователь действительно имел некоторый интерес в сохранении имущества, связанный с возможностью его использования по своему усмотрению.

Авторы считают данную позицию суда недостаточно обоснованной по следующим основаниям.

Согласно статье 422 ГК РФ договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным императивными нормами действующего на момент его заключения законодательства. В пункте 1 статьи 930 ГК РФ указано, что имущество может быть застраховано только в случае наличия у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, причем не любого интереса, а только основанного на законе, ином правовом акте или договоре. Таким образом, анализируемый страховой договор не соответствует обязательным для него требованиям закона.

В соответствии со статьей 168 ГК РФ сделка, не соответствующая закону или иным правовым актам РФ, недействительна. При таких условиях договор страхования, заключенный между страхователем и страховщиком, не соответствует требованиям, установленным пунктом 1 статьи 930 ГК РФ, следовательно, он является недействительным.

Наличие интереса в сохранении застрахованного имущества, на который ссылается в своем решении суд, не может быть признано достаточным основанием для признания действительным договора страхования.

Безусловно, можно возразить, что пункт 2 статьи 930 ГК РФ в качестве специальной нормы, регулирующей отношения в области страхования, может сужать общие положения гражданского законодательства, в связи с чем статью 930 ГК РФ можно толковать следующим образом. При заключении договора имущественного страхования сторонами должно проверяться наличие у лица, в пользу которого совершается сделка, страхового интереса, основанного на законе, ином правовом акте или договоре. Вместе с тем, если договор страхования был заключен в нарушение этого общего правила, в соответствии с пунктом 2 статьи 930 ГК РФ основанием для признания его недействительным будет лишь полное отсутствие интереса в сохранении застрахованного имущества.

Однако данные возражения не могут считаться убедительными по следующим основаниям. В соответствии со статьей 3 Закона РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» целью страхования является «обеспечение защиты имущественных интересов физических и юридических лиц …». На основании статьи 4 того же закона объектами страхования могут быть лишь имущественные интересы, связанные с наступлением определенного события. В части имущественного страхования объектом может быть, в частности, владение, пользование или распоряжение имуществом.

В рассматриваемом случае угона транспортного средства имущественные интересы страхователя были затронуты в части пользования транспортным средством. Но вместе с тем в соответствии со статьей 929 ГК РФ страховщик обязан возместить страхователю (выгодоприобретателю) убытки в застрахованном имуществе, связанные с наступлением страхового случая.

Возникает законный вопрос, какие же убытки понес в данной ситуации страхователь (выгодоприобретатель) и каков их размер. Можно предположить, что страхователь (выгодоприобретатель) должен будет произвести некоторые затраты, для того чтобы пользоваться аналогичным транспортным средством, однако данные расходы должны быть, во-первых, доказаны, а во-вторых, ни в каком случае не могут считаться убытками в застрахованном имуществе, в связи с чем возмещению не подлежат.

Что же касается взыскания страхового возмещения, равного страховой стоимости автомобиля, что было постановлено судом, то это вообще не может быть признано обоснованным, так как договор страхования не направлен на получение прибыли страхователем либо выгодоприобретателем. В случае же выплаты страхового возмещения в размере стоимости автомобиля лицу, не являющемуся его собственником и не несущему материальную ответственность за его сохранность перед собственником, он получает неосновательное обогащение за счет средств страховщика.

Таким образом, анализируемое решение не может быть признано обоснованным.

 

М.А. Данилочкина
начальник отдела претензионной работы ОАО «КапиталЪ Страхование»
Р.К. Савинский
главный юрисконсульт ОАО «КапиталЪ Страхование»
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»