Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Нормативное регулирование страховой деятельности. Документы и комментарии
Описание изданияПоследний номер Архив Приобрести/Подписаться
Издание находится в архиве
 
 

О законодательном регулировании договора страхования

Размещено на сайте 26.09.2008
18 июля 2008 года был издан указ Президента РФ № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации». Он открывает возможность изменения Гражданского кодекса, в том числе и в части норм, регулирующих страховые правоотношения. В интервью затронуты актуальные вопросы совершенствования законодательного регулирования договора страхования.
 

– Сергей Васильевич, 22 июля 2008 года на очередном заседании экспертного совета при ФССН был рассмотрен вопрос о законодательном регулировании договора страхования. В основном речь шла о целесообразности разработки нового закона. Но хорошо известно, что ныне действующее гражданское законодательство не предполагает возможности принятия такого закона – основы правового регулирования договора страхования закреплены в главе 48 «Страхование» ГК РФ. В этой главе нет положений о законе о договоре страхования. Если так, то тогда какой смысл заниматься этой работой? И не связано ли это с принятием указа Президента «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации»?

– Вопрос о необходимости разработки специального законодательного акта о договоре страхования начал обсуждаться еще год назад, когда еще даже разговоров о возможном изменении Гражданского кодекса не велось. Но указ, о котором вы говорите, безусловно, открывает новые перспективы.

Хотелось бы буквально два слова сказать по поводу предстоящих изменений Гражданского кодекса. Этот закон, безусловно, сыграл важную роль в формировании правовых основ рыночной экономики, закрепив ряд важнейших принципов регулирования гражданско-правовых сделок и определив правовой режим их осуществления, в большей степени соответствующий новым социально-экономическим реалиям. Кодекс стал основой современной системы гражданского законодательства. Но в то же время я должен прямо сказать, что я никогда не рассматривал Гражданский кодекс в качестве «священной коровы» гражданского законодательства. Даже первое знакомство с его текстом показало, что в нем множество серьезнейших дефектов: имеются нормы, которые иначе как нелепыми не назовешь; есть просто декларативные положения; существует множество пробелов; далеко не всегда нормы Кодекса выстроены с необходимой внутренней логикой; существует многозначность терминов и так далее и тому подобное. Нетрудно было сделать вывод, что этот законодательный акт готовился в спешке, когда авторы, как говорят следователи, рубили концы. Скажу откровенно: была даже задумка собрать все эти недочеты в одну книгу, своего рода антикодекс, но потом обстоятельства помешали реализации этой идеи.

Глава 48 в этом смысле не является исключением. Она, по моим оценкам, весьма далека от совершенства. Те, кто следят за моими публикациями, знают, что редкая моя статья не содержит конкретных замечаний по поводу норм этой главы и предложений по совершенствованию соответствующих законодательных положений. В этой связи вряд ли целесообразно приводить соответствующие примеры. Могу только подчеркнуть, что практически нет такой статьи в главе 48 Кодекса, которая не нуждалась бы, как я считаю, в совершенствовании. Причем иногда это может быть просто улучшение редакции без изменения содержания, но в большинстве случаев требуются изменения и содержания соответствующего правила.

Что касается перспектив такого законодательного акта, как закон о договоре страхования, то они действительно неочевидны. Я как юрист прекрасно понимаю, что Гражданский кодекс не предусматривает принятия подобного законодательного акта, а следовательно, проект закона, несомненно, вызовет серьезные возражения со стороны юридических научно-исследовательских институтов, различных ведомств, а также конкретных специалистов. Но тем не менее когда мне предложили включиться в эту работу, я дал свое согласие. Почему? Во-первых, эта работа интересна сама по себе. Во-вторых, я всегда ощущал некую неудовлетворенность, формулируя замечания по отношению к действующему законодательству. Это связано с тем, что такого рода замечания очень похожи на заплатки – им недостает завершенности и системности. Те, кто когда-либо работал над проектами законов, знают, что сформулировать норму положительного права намного сложнее, чем раскритиковать уже существующее положение. Как говорится, разрушать – не строить. Даже если попытаться привести в систему имеющиеся предложения о совершенствовании отдельных статей закона, это неизбежно приведет к изменению редакции таких предложений, потому что станет очевидно, что в рамках системы требуются иные формулировки, а иногда и уточнение, а порой и изменение концепции. Это можно пояснить на примере художника, который написал массу эскизов, но когда стал соответствующие образы переносить в картину, то почти все подверг переработке, потому что новая система, в которую включаются образы, обладает своей внутренней логикой, своей структурой, своим духом. В-третьих, разве не интересно поучаствовать в подготовке «идеального» закона, в котором были бы отражены все наиболее современные и эффективные теоретические наработки, который содержал бы ответы на те многочисленные вопросы, которые возникают в правоприменительной практике? В-четвертых, такой проект даст мощный импульс развитию теории страхового права. Совершенно очевидно, что такой законопроект, как и все новое у многих специалистов, вызовет реакцию неприятия, следовательно, начнутся заинтересованные дискуссии, будет произведен углубленный научный анализ тех страховых институтов и категорий, которые пока не стали предметом специальных теоретических исследований и воспринимаются как само собой разумеющиеся.

Идея разработки закона о договоре страхования принадлежит ФССН. Руководство органа страхового надзора давно говорит о недостаточности правового регулирования договора страхования, в частности в отношении прав и обязанностей страховщика, страхователя и выгодоприобретателя. Таким образом, это не отвлеченная идея, а осознанная потребность в более детальном и четком регулировании страховых отношений.

– Поскольку речь идет о разработке нового закона о договоре страхования, это означает, что ФССН, других участников этого проекта не устраивает содержание главы 48 Гражданского кодекса. Не могли бы вы все-таки остановиться на недостатках норм этой главы, которые вызывают по крайней мере желание заняться разработкой нового закона о договоре страхования?

– Это очень непростая задача. Но раз вы настаиваете, я просто перечислю основные, на мой взгляд, недостатки этой главы.

Ее нормы, как я считаю, нарушили баланс интересов участников договоров имущественного страхования, обязав страховщика производить выплату страхового возмещения и в тех случаях, когда страховое событие наступило вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобетателя, то есть по их вине. Полагаю, что правы те специалисты, которые говорят, что в данной ситуации сложно говорить о случайности соответствующего события, а ведь страхование призвано защищать имущественную сферу участников гражданского оборота именно от случайных явлений и событий. Посмотрите стандартные правила страхования любой страховой компании – во всех таких актах содержится большое количество оснований для исключения ответственности страховщика при наступлении страхового случая вследствие нарушения страхователем или выгодоприобретателем правил безопасного ведения работ, правил пожарной безопасности, правил дорожного движения, вследствие эксплуатации застрахованного имущества с нарушением правил завода-изготовителя или его функционального предназначения и т. д. Даже несмотря на уже многие сотни решений судов о признании соответствующих положений правил страхования ничтожными, поскольку они действительно формально противоречат части 2 пункта 1 статьи 963 Кодекса, страховщики тем не менее продолжают на основании таких положений отказывать в выплате страхового возмещения. Мне не известен ни один случай, когда бы страховая компания после подобного решения суда внесла соответствующие изменения в свои правила страхования. О чем это говорит? О том, что страховое сообщество не восприняло указанную норму закона, всячески уклоняется от ее исполнения. К тому же во всем мире страховщики используют те же самые основания для неисполнения своих обязательств по страховой выплате. Многие такие формулировки к нам пришли как раз из стандартных страховых оговорок. Значит, мы здесь опять пошли своим особым путем, что уже само по себе не может не настораживать.

Плохо в главе 48 урегулированы статус, права и обязанности выгодоприобретателей, застрахованных лиц по договорам страхования гражданской ответственности за причинение вреда другим лицам. Нет достаточной четкости в регулировании срока действия договора страхования и срока страхования, их соотношения.

Некоторые нормы могут быть истолкованы неоднозначно. Возьмите хотя бы пункт 2 статьи 930, где говорится о том, что договор страхования имущества, заключенный при отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества, недействителен. В доктрине применительно к этой норме ведется спор относительно того, идет ли здесь речь об оспоримых сделках, которые становятся недействительными после признания их таковыми судом, или о ничтожных сделках, являющихся недействительными независимо от наличия или отсутствия решения суда. Да и сама категория страхового интереса в том виде, как она закреплена в Кодексе, порождает споры относительно того, есть ли такой интерес, например, у залогодержателей, в частности банков, у страхователей, использующих имущество на основании доверенности, и т. д.

Отдельные нормы искажают природу соответствующих сделок. В частности, статья 967 Кодекса совершенно неправильно определяет перестрахование и стала основой для негодной практики арбитражных судов, когда при осуществлении страховщиком страховой выплаты после истечения срока действия договора страхования перестраховщик может не выплачивать страховое возмещение, так как получается, что страхового случая по договору перестрахования в данной ситуации нет.

Я уже не говорю о небрежности законодателя, который одни и те же термины применяет в разном значении. Этот перечень можно продолжать еще очень долго. Повторю: практически нет ни одной статьи в главе 48, которая не нуждалась бы в совершенствовании. Тем, кто хотел бы получить максимум информации на этот счет, я могу порекомендовать хотя бы пролистать все три книги объемного труда «Договоры имущественного страхования: гражданско-правовой аспект»1. Почти в каждой главе читатели найдут критический анализ существующих норм и некоторые предложения по их совершенствованию. Но должен сказать, что за последний год в связи с более углубленными научными исследованиями таких категорий, как страховые убытки, выгодоприобретатель, страховой интерес, а также договоров страхования ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение договоров я пришел к выводу о необходимости изменения еще целого ряда норм главы 48.

– Какова основная концепция проекта закона о договоре страхования? Какова его предполагаемая структура?

– Пока о какой-то концепции закона о договоре страхования говорить рано. Ее еще придется создавать. Сейчас мы имеем скорее некие достаточно общие представления о том, как нужно было бы регулировать договор страхования с учетом тех вызовов современности и проблем правоприменения, которые мы имеем.

Один из возможных вариантов структуры проекта закона таков:

1) общая часть для всех видов договоров страхования;

2) особенная часть, посвященная регулированию отдельных видов страхования, которая, в свою очередь, может состоять из общих частей для конкретных видов договора (например, договора страхования имущества) и специальных частей, посвященных особенностям регулирования отдельных разновидностей конкретного вида договора (например, страхования груза, строящегося объекта, денег, товаров в обороте, имущества, ограниченного в обороте, сохранности урожая сельскохозяйственных культур, животных, драгоценных металлов и камней и т. д.).

При этом сразу же возникает вопрос о классификации договоров страхования: в частности, объединять ли договоры страхования имущества и страхования ответственности в общий вид договоров имущественного страхования? Если сохранить нынешнюю классификацию договоров страхования, которая включает в себя договоры имущественного страхования и договоры личного страхования, то тогда особенная часть закона о договоре страхования будет состоять из двух больших разделов: договоры имущественного страхования и договоры личного страхования. Каждый такой раздел, в свою очередь, мог бы состоять из общей части и подразделов. Первый из них охватывает нормы, регулирующие договоры имущественного страхования. Этот подраздел включает в себя договор страхования имущества, договор страхования гражданской ответственности за причинение вреда другим лицам, договор страхования договорной ответственности (кстати, еще предстоит решить, нужно ли вообще выделять в законе этот вид договора страхования ответственности), договор страхования предпринимательского риска, договор страхования финансовых рисков. Второй подраздел касается договоров личного страхования. В этот подраздел могли бы входить нормы, регулирующие договор страхования жизни, договор страхования от несчастных случаев и болезней, договор добровольного медицинского страхования.

Может быть рассмотрен и другой вариант, при котором есть общая часть и особенная часть, состоящая из разделов, каждый из которых посвящен отдельному виду договора страхования (например, договору страхования имущества). В свою очередь, этот раздел состоит из следующих подразделов: общая часть, относящаяся именно к договору страхования имущества, особенная часть, в которой отдельно регулируются договор страхования имущества физических лиц, договор страхования имущества юридических лиц (если имеются такие особенности этих договоров, которые должны быть регламентированы особо), договор страхования грузов, договор страхования складских рисков, договор страхования строящихся объектов и т. д.

Должен сказать, что вопрос о системе классификации договоров страхования мы поставили на голосование. В листе для голосования были перечислены три варианта классификации. Первый вариант – такая же система классификации, какая существует сегодня в главе 48 Кодекса. Второй вариант – вместо общего класса договоров имущественного страхования отдельно идут договоры страхования имущества, договоры страхования гражданской ответственности, договоры страхования предпринимательских рисков и финансовых рисков, а также договоры личного страхования. Третий вариант, который был предложен некоторыми членами экспертного совета, – разделение на договоры страхования жизни и договоры страхования «не жизни» (данный вид классификации является основным на Западе). Здесь голоса пока распределились поровну между всеми тремя проектами. Посмотрим, какую точку зрения выскажут те члены экспертного света, которые еще не голосовали.

Еще раз подчеркну, что представленные членам экспертного совета варианты проектов законов разрабатывались не в рамках действующего законодательства, то есть это в каком-то смысле идеальные с точки зрения авторов варианты. Но это не означает, что не были использованы те нормы действующего законодательства, которые отвечают новой концепции.

Проекты нацелены на более сбалансированный характер страховой сделки с точки зрения прав и обязанностей ее сторон, чем это имеет место в нынешней главе 48 Кодекса. Оба варианта законопроектов предоставляют участникам страховых отношений большую, чем сейчас, свободу договора страхования, позволяя предусматривать значительно большее число условий по своему усмотрению, что, по нашему мнению, в полной мере соответствует рыночному подходу к страхованию. В то же время проекты предлагают более эффективную защиту прав и интересов страхователей и выгодоприобретателей за счет запрета использования страховщиками несправедливых условий договоров страхования. Под несправедливыми при этом понимаются условия, которые не очевидны для страхователей и создают необоснованные преимущества для страховщиков в части освобождения их от обязанности по осуществлению страховой выплаты. При этом в отличие от права Европейского союза, где категория несправедливых условий договоров страхования предусматривается только для договоров страхования с гражданами, законопроекты защищают в этой части всех страхователей и выгодоприобретателей. Но, видимо, есть необходимость дополнительно усилить защиту прав и интересов именно потребителей.

Если охарактеризовать частные особенности проектов законов, то, например, они говорят об обязанности страховщика возмещать убытки не в застрахованном имуществе, как сейчас, а убытки, связанные с утратой (гибелью), недостачей и повреждением этого имущества, что существенно расширяет границы страхования имущества.

Проекты дают определение противоправных интересов, под которыми подразумеваются имущественные последствия умышленных уголовных преступлений и административных проступков, за исключением тех, страхование которых прямо разрешено законом.

Допускается страхование ограниченного в обороте имущества при отсутствии его регистрации. Это связано с тем, что право собственности имеет статус конституционного права, и имущество, являющееся предметом такого права, по нашему мнению, подлежит защите, в том числе при помощи страхования, даже если им владеют или его используют с нарушением административных требований, которые в этом смысле носят вторичный характер.

Законопроекты определяют понятие страхового интереса как условия действительности договоров страхования и называют основных страховых интерессентов. Проект закона о договоре страхования автотранспорта называет среди страховых интерессентов залогодержателей, с тем чтобы, наконец, прекратить никому не нужные споры относительно того, есть у залогодержателей самостоятельный страховой интерес или нет. Заметим, кстати, что в параграфе 14 Английского закона о морском страховании 1906 г. страховой интерес залогодержателей был закреплен еще век назад. Устанавливается необходимость наличия страхового интереса на момент заключения договора и на момент предъявления требования о выплате страхового возмещения. Что касается легальных оснований страхового интереса, то в отличие от действующего законодательства предлагается вместо договора указать сделки, включая, естественно, доверенности. Но на самом деле я бы пошел дальше и вообще снял бы требование о наличии формальных юридических оснований интереса в сохранности имущества. Так, в частности, сделано в Гражданском кодексе Казахстана, в английском и швейцарском законодательстве. Это расширило бы свободу действий участников страховой сделки.

Увеличивается количество существенных условий договора страхования за счет включения в их число срока страхования, то есть периода, когда соответствующее событие, от которого осуществляется страхование, может приобрести статус страхового случая, а также размера страховой премии.

В проекте закона о страховании автотранспорта содержится определение предмета договора страхования, также являющегося существенным условием договора страхования (ч. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ). Это важно, потому что сегодня в абсолютном большинстве договоров и стандартных правил страхования определение этого существенного условия отсутствует или в соответствующие статьи включаются любые позиции, которые чаще всего никакого отношения к предмету договора страхования не имеют.

Законопроекты определяют в качестве объекта страхования автотранспорта и грузов имущество, а один проект содержит и компромиссный вариант – помимо имущества, называются и имущественные интересы при условии обязательного согласования самого имущества. Это тоже сделано с тем, чтобы, насколько это возможно, избежать достаточно многочисленных случаев признания судами договоров страхования имущества незаключенными из-за того, что их стороны не описали точно застрахованное имущество. При этом объектом страхования может быть имущество, которое будет создано или приобретено в будущем.

Дается общее определение понятия «страховой случай», и предусматривается необходимость согласования при совершении страховой сделки не страховых случаев, как это требует закон сейчас, а страховых рисков.

Проекты предусматривают право сторон страховой сделки устанавливать страховую стоимость по своему соглашению, но в пределах определенных объективных величин. Даются варианты действительной стоимости.

Уточняются возможные варианты страховой суммы: неизменная или изменяющаяся и т. д.

Проект закона о договоре страхования автотранспорта регулирует вопрос о приостановлении срока страхования. Это важно, потому что некоторое время тому назад стоял вопрос о ничтожности договоров страхования, в которых наличествовало условие об их приостановлении. Так, в одном из вариантов проекта Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования (который в дальнейшем был утвержден Президиумом ВАС РФ 28 ноября 2003 г.), был помещен прецедент, когда суды признали договор страхования с условием о возможности его приостановления ничтожным, исходя из того, что российское договорное право не знает института приостановления договора, и никто не знает, что означает данное действие. Представителям страхового сообщества стоило тогда немалого труда убедить судей ВАС РФ, что оснований для признания таких страховых договоров ничтожными нет. Между тем указанное условие достаточно часто встречается в различных договорах страхования.

Определяется особенность заключения договора страхования при участии страховых посредников.

Уточнены права выгодоприобретателя, определяется, что его волеизъявление является приоритетным по сравнению с волеизъявлением страхователя. Данное положение касается главным образом права выгодоприобретателя отказаться от договора страхования в любое время (нынешний пункт 2 статьи 958 ГК РФ). Что делать страховщику, если выгодоприобретатель отказывается от договора, а участник договора – страхователь – против этого возражает? Этого сегодня не знает никто.

Предусматривается обязанность страхователя и выгодоприобретателя принимать меры по сохранности объекта страхования и последствия нарушения этой обязанности. Данная позиция является расширением принципа наивысшей добросовестности и призвана способствовать более бережному отношению страхователей и выгодоприобретателей к застрахованному имуществу, а следовательно, снижению убыточности данного вида страхования.

Расширяются основания освобождения страховщика от ответственности, в том числе устанавливается, что договором страхования может быть предусмотрено освобождение страховщика от выплаты страхового возмещения, если страховой случай наступил вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

Закрепляется право сторон страховой сделки указывать в договоре и иные основания для освобождения страховщика от выплаты. Это, на наш взгляд, необходимо сделать в связи с опасной практикой Верховного суда РФ, который в Обзоре законодательства и судебной практики за IV квартал 2007 года фактически запретил включать в договор и стандартные правила страхования иные основания освобождения страховщика от ответственности, помимо тех, что непосредственно указаны в законе.

Предлагается также срок исковой давности исчислять с момента, когда страховщик отказал в выплате страхового возмещения или когда истек срок для принятия решения по требованию о выплате страхового возмещения. На наш взгляд, это целесообразно сделать, потому что в настоящее время судебная практика в части определения момента начала исчисления давностных сроков весьма противоречива, что создает ситуацию правовой неопределенности для участников страховых правоотношений.

Те, кто захочет более обстоятельно познакомиться с проектами законов о договоре страхования автотранспорта и договоре страхования грузов, смогут сделать это, так как эти проекты с краткими авторскими комментариями будут опубликованы в журнале «Юридическая и правовая работа в страховании». Поскольку указанные документы достаточно объемны, нам, видимо, придется публиковать их частями. Начнем публиковать эти материалы уже в 4-м номере журнала за 2008 год.

– Как организационно будет построена работа над проектом закона о договоре страхования?

– Я в своем выступлении на заседании экспертного совета предложил рассмотреть ряд вариантов организации работы по подготовке законопроекта. Вот эти варианты.

1. Создается рабочая группа, которая последовательно разрабатывает все положения закона. К положительным моментам здесь можно отнести эффект синергии за счет коллективного разума, а также более глубокую, по крайней мере редакционную, проработку норм. Недостатки этого варианта заключаются, на мой взгляд, во-первых, в проблеме согласования позиций (опыт работы в составе рабочих групп показывает, что это самое сложное, требует много времени, сил и нервов), во-вторых, в том, что согласованные положения в абсолютном большинстве случаев – это результат компромисса, который подчас достигается за счет принесения в жертву глубины решения проблемы.

2. Создается ряд рабочих групп, которые последовательно разрабатывают отдельные разделы закона. К положительным моментам данного варианта можно отнести то, что работа ускоряется, так как ведется широким фронтом, имеет место более глубокая проработка особенностей норм, регулирующих конкретные разновидности договоров страхования. Один из недостатков этого варианта в том, что остается проблема согласования позиций членов рабочей группы (в любом случае, вначале необходимо будет согласовать основные понятия, а согласованные положения все равно будут представлять собой результат компромисса). Недостатки усугубляются тем, что те же проблемы возникнут в отношении отдельных узловых или по крайней мере считающихся узловыми категорий и понятий.

3. Создается одна центральная рабочая группа и ряд рабочих групп по видам договоров страхования. При этом вначале разрабатываются разделы закона, посвященные конкретным разновидностям договоров страхования, а затем центральная рабочая группа выбирает повторяющиеся позиции и переносит их в общую часть, определяя окончательно содержание основных принципов, институтов и категорий страхового права в части регулирования договорных отношений. Положительные моменты этого варианта: работа ускоряется, так как ведется широким фронтом, происходит более глубокая проработка особенностей норм, регулирующих конкретные разновидности договоров страхования. При таком варианте также проще согласовать содержание общей части. Недостатки здесь практически те же: во-первых, это проблема согласования позиций, во-вторых, согласование спорных положений происходит в результате компромисса.

4. Следующий возможный вариант – вариант, при котором разработка законопроекта поручается одному или нескольким авторам, которые работают параллельно. Затем экспертный совет отбирает наиболее подходящий вариант, автор дорабатывает его с учетом замечаний и предложений. Затем создаются рабочие группы по отдельным разновидностям договоров страхования, которые уже на базе согласованной общей части разрабатывают свои подразделы. После этого первоначальный автор осуществляет общее редактирование проекта закона. При этом варианте положительными моментами являются единство концепции и относительно оперативная разработка общей части. Кроме того, не будет необходимости тратить время на согласование отдельных категорий. Здесь будет обеспечена возможность достаточно глубокой проработки положений, касающихся отдельных разновидностей договоров страхования. Наконец, даже те варианты, которые не будут приняты, будут представлять немаловажное значение для теории страхового права и для практики страхования. Отрицательный момент заключается в том, что это – более дорогой вариант с точки зрения совокупных трудозатрат.

Мы вынесли и этот вопрос на голосование членов экспертного совета. Большинство проголосовало за создание единой рабочей группы.

Важный вывод, к которому я пришел после заседания экспертного совета, – необходимо более обстоятельно информировать страховое сообщество, всех заинтересованных специалистов о ходе работы над проектом закона о договоре страхования.

– Проекты законов о договорах страхования автотранспорта и грузов перед заседанием экспертного совета рассылались его членам. Были ли сделаны какие-либо замечания и предложения?

– К сожалению, замечаний и предложений было сделано немного. К тому же большинство замечаний сводились к тому, что то или иное положение проектов законов противоречит нормам главы 48 Гражданского кодекса или Закона об организации страхового дела. Я отношу это на недостаточную информированность специалистов страховых организаций о планах и подходах к подготовке закона о договоре страхования. Повторю, мы разрабатывали законопроекты без оглядки на действующее законодательство, и это было одним из исходных условий работы.

В отношении проекта закона о договоре страхования автотранспорта было указано на то, что в нем не отражены никакие особенности этого вида страхования и в нем речь идет вообще о договорах страхования имущества. Могу ответить прямо: я не сумел выявить каких-либо юридических особенностей страхования автотранспорта. Андеррайтерские особенности, безусловно, имеются, но с точки зрения права они значения не имеют. Возможно, я не сумел такие особенности вычленить; возможно, кому-то это удастся сделать. Мы тогда, конечно, учтем эти позиции. К тому же конкретный объект страхования был выбран не столько для того, чтобы создать закон именно о страховании такого имущества, сколько для того, чтобы через регулирование конкретной разновидности договора страхования имущества выйти на совпадающие общие положения.

Думаю, что по мере продвижения работы над законопроектом специалисты страховых организаций более активно включатся в этот процесс, и мы будем получать значительно больше замечаний и предложений.


1 Речь идет о книге: Дедиков С.В., Клоченко Л.Н. Договоры имущественного страхования: гражданско-правовой аспект: Методическое пособие: В 3 т. М.: Регламент, 2007. – Прим. ред.

Интервью с координатором проекта «Закон о договоре страхования», главным редактором
журнала «Юридическая и правовая работа в страховании» С.В. Дедиковым
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»