Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Расчеты и операционная работа в коммерческом банке
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в два месяца.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 1999 г.
 
 

Обязанные организации как субъект оказания платежных услуг

Размещено на сайте 06.02.2012
В середине прошлого года был принят Федеральный закон от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе», устанавливающий правовые и организационные основы национальной платежной системы, регулирующий порядок оказания платежных услуг и деятельность субъектов НПС. В статье рассмотрены практические аспекты квалификации договорных отношений компаний, осуществляющих деятельность на основании части 1 ст. 38 Федерального закона «О национальной платежной системе», — обязанных организаций.
 

История возникновения обязанных организаций

До момента принятия Федерального закона от 27.06.2011 № 161-ФЗ «О национальной платежной системе» (далее — Закон об НПС) перечень платежных услуг и субъектов, оказывающих эти услуги, определен не был, так как не существовало самого понятия «платежная услуга». До января 2010 г. законодательно было зафиксировано исключительное право кредитных организаций на оказание услуг в сфере расчетов. Только кредитные организации (банковские и небанковские) на основании лицензии могли осуществлять банковские операции в соответствии с перечнем, установленным ст. 5 Закона РФ от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности»:

1) привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок);

2) размещение указанных привлеченных средств от своего имени и за свой счет;

3) открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;

4) осуществление расчетов по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;

5) инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;

6) купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной форме;

7) привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;

8) выдача банковских гарантий;

9) осуществление переводов денежных средств по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов).

Однако начиная с 2000 г. некредитными организациями нередко осуществлялись операции, похожие на указанные в п. 4 и 9 вышеприведенного списка.

Развитие информационных технологий стало одним из факторов, стимулировавших появление подобных участников расчетов. С развитием услуг беспроводной связи возникла острая необходимость обеспечить мгновенное и доступное пополнение баланса у сотового оператора. Существовавшая на тот момент банковская инфраструктура обслуживания не могла адекватно удовлетворить потребности клиентов и сотовых операторов: недостаточное количество отделений, невозможность онлайнового взаимодействия с биллингом сотового оператора, организационные вопросы — следствием всех этих проблем стал поиск рынком новых и удобных решений. Таким решением стало привлечение некредитных организаций для получения оплаты услуг от клиентов сотовых операторов — сначала путем продажи скретч-карт, а потом и прямого пополнения баланса. Основой подобного взаимодействия между оператором сотовой связи и привлеченным им для получения оплаты от клиентов лицом чаще всего являлся агентский договор. То есть сотовый оператор (принципал) на основании агентского договора в соответствии со ст. 1005 ГК РФ привлекал агента за вознаграждение совершать по поручению принципала юридические и иные действия (принимать оплату за услуги принципала) от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Безусловно, подобная практика не могла не вызвать недовольства кредитных организаций, а также не привлечь внимания контролирующих органов, в связи с чем и сотовые операторы, и банки, и консалтинговые компании направляли в Банк России запросы с просьбами подтвердить или опровергнуть правомерность подобных отношений. Позиция ЦБ РФ не всегда была однозначной, однако бльшая часть ответов на запросы позволяла сделать вывод, что деятельность по приему платежей некредитной организацией возможна, если соблюдаются следующие условия:

— прием платежей должен осуществляться исключительно на основании поручения принципала — получателя средств за свои товары/услуги, а не по поручению физического лица — плательщика на указанные им реквизиты;

— обязанности плательщика по оплате товаров/услуг считаются принципалом исполненными с момента получения денежных средств агентом.

Также неотъемлемой частью нашей жизни стал Интернет. И чем большей популярностью он пользовался, тем бльшую активность проявлял розничный бизнес в привлечении этих клиентов, занимаясь развитием онлайновых магазинов, почтовых сервисов, социальных проектов. Как следствие, развивались и онлайновые формы оплаты. Не меньший интерес к ним проявляли и сервисы, работающие в офлайне. Так произошла трансформация агентов — появились агенты, которые не просто принимали платеж за конкретный товар конкретному принципалу. Теперь они сначала предоставляли плательщику некое техническое решение для оплаты через Интернет, потом получали платеж, учитывали его на лицевом счете плательщика, и только после этого плательщик мог распорядиться платежом, используя технологические возможности, предоставленные ему агентом. Некоторые из компаний, осуществляющих такие расчеты, использовали не только агентскую модель взаимодействия. Были попытки продавать сертификаты, осуществлять расчеты чеками в электронной форме. Изучив зарубежный опыт, который в части подобных расчетов был гораздо прогрессивнее, компании, принимающие платежи через Интернет, стали называть такой способ расчетов «расчеты электронными деньгами» и самостоятельно устанавливать правила игры на данном рынке.

Все это говорит о том, что в стране в 2000-х гг. стихийно сформировался вид бизнеса, основанный на деятельности по осуществлению расчетов, проводимых некредитными организациями, за которыми не велось наблюдения ни регулирующими, ни контрольными, ни надзорными государственными органами.

Безусловно, когда обороты бизнеса достигли таких объемов, что государство больше не могло его не замечать, возникла осознанная необходимость регулирования этого рынка, установления для него обязательных правил. Рынок жаждал регулирования, потому что отсутствие прямых законодательных указаний о способах ведения данного вида деятельности было чревато квалификацией агентских договоров как притворных сделок, прикрывающих сделки по переводу денежных средств, и, как следствие, обвинением в незаконной предпринимательской деятельности (ст. 171 УК РФ)1.

Влияние Закона «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами»

Первой ласточкой, возвестившей перемены, стали Федеральный закон от 03.06.2009 № 103-ФЗ «О деятельности по приему платежей физических лиц, осуществляемой платежными агентами» (далее — Закон № 103-ФЗ) и ст. 13.1 Закона РФ от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» (далее — Закон о банках), которые впервые на законодательном уровне зафиксировали возможность осуществления определенных способов расчетов некредитными организациями.

Эти законы добавили новых проблем и так непростым отношениям агентов и принципалов. Во-первых, они оба напрямую говорили о приеме агентом исключительно наличных платежей, во-вторых, подразумевали необходимость указания конечного получателя-принципала (или банка — в случае банковского агента в рамках ст. 13.1 Закона о банках) непосредственно в момент приема платежа агентом, в-третьих, прямо указывали на то, что иные способы приема платежей некредитными организациями запрещены. А безналичные расчеты, как мы помним, в соответствии с частью 3 ст. 861 ГК РФ производятся исключительно через кредитные организации. Таким образом, уже сформированный бизнес расчетов электронными деньгами снова оказался под угрозой признания незаконным.

Рынок реагировал на перемены по-разному. Кто-то из участников настаивал на том, что расчеты электронными деньгами возможны в рамках агентирования, но не в соответствии с Законом № 103-ФЗ, а в рамках главы 52 ГК РФ, игнорируя упоминание о незаконности любых способов приема платежей, кроме прямо поименованных в Законе № 103-ФЗ и ст. 13.1 Закона о банках. Кто-то выстраивал свою работу на основании Закона № 103-ФЗ, аргументируя это тем, что напрямую запрета закон все же не содержит, кто-то продолжал использовать неагентские модели, например расчеты чеками. Но все участники сходились в одном — данные отношения обязательно должны регулироваться, потому что легитимность отношений — это необходимое требование для дальнейшего развития бизнеса.

Обязанные организации — новый субъект рынка приема платежей

Через полтора года после вступления в силу Закона № 103-ФЗ наконец был принят Закон об НПС, который содержит в том числе положения, регулирующие расчеты электронными деньгами. Это огромный прорыв для развития платежных услуг, поскольку долгожданные правила игры были наконец установлены. Впервые на законодательном уровне закреплялось понятие электронных денег, а также требования к операторам электронных денег и к порядку осуществления расчетов. Однако на этом все проблемы бизнеса не закончились, появились новые вопросы.

Во-первых, Закон об НПС в части 1 ст. 12 устанавливает, что только кредитная организация может являться оператором электронных денежных средств. Во-вторых, части 2 и 3 ст. 12 говорят о том, что лицо, не являющееся оператором электронных денежных средств, не вправе становиться обязанным по электронным денежным средствам и осуществлять перевод электронных денежных средств. Как же быть организациям, которые уже «стали обязанными по электронным денежным средствам» почти 10 лет назад, когда и само понятие «электронные деньги» существовало только в их соглашениях?

Вот тут мы сталкиваемся с новым термином «обязанная организация». Этот термин введен законодателем в части 1 ст. 38 Закона об НПС. Закон об НПС называет так те организации, которые на день вступления в силу2 Закона об НПС уже являлись обязанными лицами по денежным обязательствам, предусмотренным частью 3 ст. 12. Тем самым законодатель признал, что к моменту вступления в силу Закона об НПС существовали отношения, связанные с принятием на себя некредитными организациями денежных обязательств по расчетам между третьими лицами на основании распоряжений в электронном виде, и предоставил этим организациям 15 месяцев с момента опубликования Закона об НПС для продолжения принятия на себя таких денежных обязательств.

Таким образом, обязанная организация — это организация, которая на момент вступления в силу Закона об НПС уже осуществляла расчеты между третьими лицами на основании распоряжений в электронном виде, не будучи кредитной организацией. То есть на момент вступления закона в силу у нее уже были определенные договорные отношения, которые выстраивались ею исходя из собственной оценки данных отношений в отсутствие прямых указаний закона. Что же получили обязанные организации на переходный период в части урегулирования их отношений с клиентами и контрагентами? К сожалению, их положение не стало более стабильным. Мы получили субъекта национальной платежной системы, наделенного на переходный период специальной правоспособностью осуществлять один из видов банковских операций — переводы денежных средств, не имея лицензии. Это не могло не вызвать резонанса: правовая модель, основанная исключительно на части 1 ст. 38 Закона об НПС, требовала разъяснений: какие договорные отношения могут существовать у обязанной организации, как обязанная организация взаимодействует с кредитными организациями, должна ли обязанная организация соблюдать требования и ограничения, установленные Законом об НПС для расчетов электронными деньгами.

Взаимоотношения обязанной организации

Далее рассмотрим структуру взаимоотношений обязанной организации.

Взаимоотношения с клиентами

Клиенты обязанных организаций — это всегда физические лица, которым обязанная организация предоставляет некий инструмент (электронный кошелек) для осуществления расчетов через Интернет.

Клиенты могут:

а) зачислять денежные средства на электронный кошелек;

б) платить за любые сервисы, имеющие договорные отношения с обязанной организацией;

в) перечислять денежные средства другим клиентам обязанной организации;

г) требовать возврата остатка денежных средств.

Очевидно, что подобное обслуживание клиентов имеет много аналогий с обслуживанием в рамках договора банковского счета3. Однако, помня об индульгенции, данной частью 1 ст. 38 Закона об НПС, попытаемся квалифицировать отношения исходя из их сущности. На наш взгляд, отношения клиента и обязанной организации не могут быть квалифицированы иначе как договор возмездного оказания услуг. Статья 779 ГК РФ определяет предмет договора возмездного оказания услуг как обязательство исполнителя по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность) и обязательство заказчика оплатить эти услуги. В отсутствие прямых указаний закона на то, какую именно деятельность ведет обязанная организация, чтобы провести квалификацию исходя из такого описания, и при допущении, что она действует в рамках действующего законодательства, невозможно найти иной предмет договора, который позволил бы описать взаимоотношения сторон.

Взаимоотношения с контрагентами, обеспечивающими пополнение электронных кошельков

Для того чтобы клиент мог воспользоваться услугами обязанной организации, он должен сначала предоставить ей денежные средства, которыми он будет рассчитываться. Каким способом? Любым, не запрещенным законом. Например, наличными в кассу, оплатой с банковского счета, в том числе карточного, переводом без открытия счета, через агента.

Что касается зачисления денежных средств через агента, здесь вступают в силу требования Закона № 103-ФЗ, которые определяют порядок взаимодействия между принципалом (в данном случае это обязанная организация) и агентом. Обязанная организация является некредитной организацией, предоставляющей своим клиентам услуги, для оказания которых ей перечисляются денежные средства. Ничто в этих отношениях не мешает квалифицировать их как агентские с учетом применения к ним Закона № 103-ФЗ.

Все варианты предоставления денежных средств обязанной организации, связанные с безналичными способами расчетов, могут осуществляться исключительно через кредитную организацию или через такую же обязанную организацию. Взаимоотношения «обязанная организация — кредитная организация» и «обязанная организация — обязанная организация» во многом схожи с отношениями «кредитная организация — кредитная организация при осуществлении переводов», или «кредитная организация — получатель переводов (юридическое лицо)». В рамках данных взаимоотношений одна из организаций оказывает клиентам — физическим лицам услуги по переводу, а другая участвует в осуществлении перевода (кредитная организация) либо выступает получателем перевода. То есть перевод осуществляется в силу специальной правоспособности кредитной организации, а договоры с кредитной организацией и (или) получателем опосредуют порядок передачи и получения информации об этих переводах.

Таким образом, здесь опять мы имеем договор возмездного оказания услуг между обязанной организацией и кредитной организацией (или обязанной организацией).

Технологические особенности взаимодействия, внутренние регламенты зачастую становятся причиной ошибок в квалификации договорных отношений и невозможности конструктивного диалога, особенно на фоне столь кардинальных законодательных изменений.

Кроме того, отказ кредитных организаций признавать, что обязанная организация не обязана соблюдать требования Закона об НПС о лимитах и иные специальные требования к деятельности по переводу электронных денег, также является серьезной препоной при взаимодействии с кредитными организациями. К счастью, по данному вопросу уже имеются разъяснения ЦБ РФ, что вселяет надежду на скорейшее устранение этого противоречия.

Взаимоотношения с контрагентами, предоставляющими сервисы

Самый сложный и неоднозначный вопрос — это взаимоотношения с контрагентами, предоставляющими сервисы (далее — магазины), за которые можно заплатить с использованием услуг обязанной организации.

Все участники рынка, в том числе магазины, получающие оплату через обязанные организации, помнят, что совсем недавно иные способы приема платежей, кроме предусмотренных Законом № 103-ФЗ и ст. 13.1 Закона о банках, были запрещены. И обязанные организации, будучи тогда агентами, пытались выстроить свои отношения с магазинами именно в рамках Закона № 103-ФЗ. Однако принятие Закона об НПС повлекло изменения и в Закон № 103-ФЗ, которые категорически перечеркнули возможность применения к отношениям обязанной организации и магазина норм Закона № 103-ФЗ: в нем четко определено, что агент может принимать только наличные и только на специальный счет. В то же время пополнение электронных кошельков обязанных организаций часто осуществляется безналичными переводами, зачисление которых на специальный счет недопустимо.

Таким образом, единственным выходом из данной ситуации является агентирование в соответствии с главой 52 ГК РФ без необходимости применять требования Закона № 103-ФЗ.

Взаимоотношения с кредитными организациями при возврате остатков денежных средств

Эти отношения схожи с отношениями, описанными выше. Только движение средств идет в обратном направлении. На квалификацию это не влияет, но может влиять на экономическую составляющую: кто кому оказывает услугу. Не всегда услугу оказывает тот, кто осуществляет перевод (обязанная организация в данном случае): например, если для кредитной организации этот перевод — исполнение обязанностей перед ней или перед ее клиентом, которому она оказывает услуги по передаче информации о поступивших переводах.

***

Надо отдать должное единству подхода рынка к проблеме и готовности регулятора разъяснять новый и непростой для понимания закон. В результате переговоров ключевых участников рынка и выработки единой позиции в рамках НП «Электронные деньги», а также запросов в ЦБ РФ на настоящий момент рынок пришел к тому зыбкому равновесию, когда найдено общее понимание правоотношений, существующих между обязанной организацией и иными субъектами.


1 - В литературе можно встретить разные мнения по поводу возможной квалификации. Иногда указывается ст. 172 УК РФ, однако чаще специалисты сходятся во мнении, что состав ст. 172 УК РФ применим только для специальных субъектов — кредитных организаций.

2 - 29 сентября 2011 г.

3 - Часть 1 ст. 845 ГК РФ: «По договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету».

Т.Н. Алексеева, ООО «ПС Яндекс.Деньги», директор по правовым вопросам, эксперт НП «Электронные деньги»
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»