Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Расчеты и операционная работа в коммерческом банке
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в два месяца.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 1999 г.
 
 
 

Форматы платежных поручений: анализ существующих проблем и эффективные решения

Размещено на сайте 23.10.2009
Развитие форматов платежных поручений должно идти в направлении меньшей формализованности. Автором представлен анализ изменений форматов платежных поручений, направленных на дальнейшую структуризацию информации о различных участниках расчетов. Рассмотрены проблемы обработки платежных поручений клиентами банков и их банками-корреспондентами, предложены эффективные пути повышения качества исходных платежных инструкций и, как следствие, расчетов в целом.
 
Е.В. Копалов, Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов

Появление Указания ЦБ РФ от 06.10.2008 № 2086-У «Об особенностях указания информации в расчетных документах и платежных ордерах, направляемых в электронном виде при осуществлении безналичных расчетов через Банк России», которое, в частности, устанавливало увеличение длины полей «Плательщик» и «Получатель» в платежных поручениях в российских рублях до 300 символов, вызвало весьма неоднозначную реакцию среди представителей коммерческих банков. Казалось бы, простое увеличение длины полей должно быть воспринято как благо, поскольку предоставляет дополнительные возможности для передачи платежных инструкций без необходимости существенной доработки имеющегося программного обеспечения. Однако, с другой стороны, увеличение длины этих полей по сравнению с принятой для аналогичных полей в SWIFT усложняет процесс трансформации платежных поручений из одного стандарта в другой.

Именно усложнение преобразования платежных поручений в сообщения SWIFT выдвигалось в качестве фактически единственного возражения (по крайней мере, высказанного в открытых обсуждениях) против увеличения длины указанных полей. И хотя спустя несколько месяцев это увеличение было отменено (вероятно, не в последнюю очередь в результате анализа реакции банков), представляется важным оценить возможные направления развития формата платежных поручений в российских рублях.

При таком анализе целесообразно рассматривать не только текущие проблемы российских банков, но и возможные в будущем, с учетом, как минимум, желаемого укрепления роли российского рубля как валюты, используемой в международной практике.

Разумеется, совершенство формата платежного поручения, а также национальной расчетной системы в целом является далеко не первостепенным фактором для достижения этой цели, однако желательно по возможности решать хотя бы технические проблемы данной задачи.

Анализ практики использования существующего формата платежного поручения

В первую очередь целесообразно оценить нынешнюю практику использования существующего формата платежного поручения, определяемого Положением ЦБ РФ от 03.10.2002 № 2-П «О безналичных расчетах в Российской Федерации» (далее — Положение № 2-П). С этой целью был проведен анализ распределения данных в полях «Плательщик» и «Получатель» по длине на основе произвольной выборки реальных платежных поручений среднего коммерческого банка. Это распределение приведено в таблице 1. В качестве длины данных принималось число знаков в поле, начиная с первого, отличного от пробела, и заканчивая последним, отличным от пробела. Для исключения влияния систематических параметров поле «Плательщик» в платежных поручениях, отправленных банком, не анализировалось, поскольку эти данные, как правило, вводятся из баз данных клиентов и, как правило, характер операции заполнения базы данных отличается от характера заполнения отдельного платежного поручения, выполняемого обычно в конвейерном режиме.

Таблица 1. Распределение данных в полях «Плательщик» и «Получатель» по длине

Длина данных, в символах 1–35 36–70 71–105 106–140 141–160
Количество данных, % 65,36 25,03 5,47 1,90 2,24

В этой таблице границы диапазонов выбраны в соответствии со стандартным форматом полей 50 и 59 МТ103 SWIFT, соответствующим по своему назначению полям «Плательщик» и «Получатель». Практика использования МТ103 в международных расчетах показывает, что в полях 50 и 59 четырех строк по 35 символов в каждой достаточно для указания довольно большого объема информации об участниках расчетов, в частности, не только для указания наименования, но и адреса, а также дополнительного идентификатора, например ИНН или основных данных паспорта.

Приведенные данные показывают, что длинные значения полей «Плательщик» и «Получатель» встречаются на практике сравнительно редко. В более чем 90% случаев они укладываются в 70 знаков, что в случае использования SWIFT соответствовало бы двум строкам полей 50 и 59. Фактически это означает, что даже нынешний формат платежного поручения в рублях оставляет довольно много возможностей для увеличения объема передаваемой информации о плательщике и получателе, например об их адресе, который в настоящее время в российской практике указывается редко, однако все чаще рассматривается как обязательный параметр в международных расчетах.

Однако почти 10% рассматриваемых платежных поручений включают в себя сравнительно длинные наименования плательщиков или получателей. Проанализируем вкратце содержание этих длинных полей. Беглый просмотр показывает, что, как минимум, в большинстве случаев длинные значения полей «Плательщик» и «Получатель» состоят фактически из перечисления в одном поле нескольких различных реквизитов, нередко относящихся к двум различным участникам расчетов. Как правило, речь идет о собственно плательщике или получателе и реквизитах его банка (или филиала банка).

В таблице 2 приведено распределение длинных полей по характеру включенной в них информации.

Таблица 2. Распределение длинных полей «Плательщик» и «Получатель» по характеру включенных в них данных

Характер данных Инициатор перевода и его банк (филиал) или номер счета Инициатор перевода, его адрес и банк Инициатор перевода, его счет и банк Инициатор перевода и его реквизиты в органе федерального казначейства Длинное наименование отправителя или получателя
Количество данных, % 12,42 1,01 45,97 33,22 7,38

Итак, действительно длинные наименования в нашей выборке составили всего 7,38% от общего числа длинных полей. Даже беглый взгляд на подобные наименования позволяет сделать вполне ожидаемый вывод: необходимости в такой длине абсолютно нет, чрезмерное количество знаков всегда обусловлено подробной расшифровкой многосложных наименований и форм собственности, причем упоминаемые участники расчетов всегда имеют и сокращенные наименования, под которыми они и известны в первую очередь, такие как, например, РОСТО (ДОСААФ).

Остальные же 92,62% длинных значений рассматриваемых полей иллюстрируют основную проблему, связанную с современным форматом платежного поручения: фактически нынешняя система расчетов в рублях неявно предполагает, что все участники расчетов делятся всего на две группы — банки, имеющие корреспондентские счета в Банке России, и клиенты этих банков. Любая сколько-нибудь более сложная конструкция, включающая филиалы банков, не имеющие собственных корреспондентских счетов в Банке России или не использующие их в данном переводе, или зарубежные банки-корреспонденты российских банков, должна в настоящее время описываться в полях «Плательщик», «Получатель» или «Назначение платежа» с помощью текста свободного формата, что фактически не только исключает автоматическую обработку перевода на всем этапе его осуществления, но и в большинстве случаев вынуждает на том или ином этапе обработки проводить вручную переформатирование платежного поручения, что не только приводит к задержке перевода, но и повышает риск ошибок.

Сравнение конструкции платежных поручений в системе расчетов ЦБ РФ и Fedwire

Для дальнейшего анализа проблемы целесообразно сопоставить нынешний формат платежного поручения в рублях с зарубежными аналогами. В качестве наиболее близкого выберем платежное поручение в Fedwire. Более известный вариант, МТ103 SWIFT, в данном случае не слишком показателен, поскольку используется в первую очередь для пересылки платежных поручений из одного банка в другой, а не из банка в расчетную систему. Практика работы в рамках межбанковских корреспондентских отношений предполагает, что получатель МТ103 (или любого другого платежного поручения) располагает широкой свободой выбора способа осуществления платежа, что соответственно не накладывает особо жестких ограничений на заполнение полей такого поручения. Напротив, платежное поручение, направляемое в расчетную систему, должно содержать однозначные инструкции по выполнению перевода.

Сравнение форматов российских платежных поручений и платежных поручений Fedwire приведено в таблице 3. В этой таблице поля сопоставлены по их фактическому использованию в обеих системах. Отметим, что здесь не будут сравниваться различные поля, содержащие служебную информацию, такую как идентификаторы электронных сообщений, дата и время приема системой и т.д. Несмотря на существенные различия между российской и американской системами в этом отношении, они не имеют принципиального значения для процедур обработки переводов как в расчетных системах, так и в коммерческих банках.

Таблица 3. Структура платежных поручений в системе Банка России и в Fedwire

Характеристика поля Банк России Fedwire
Тип перевода Код типа перевода (BTR — перевод в пользу банка, CTR — перевод в пользу небанковской организации и т.д.)
Идентификатор перевода Номер платежного поручения IMAD
Дата платежного поручения
Сумма перевода Сумма Сумма
Информация об инициаторе перевода Плательщик Инициатор
Счет в банке плательщика Идентификатор инициатора (номер счета, код банка, номер документа, идентифицирующего личность, и т.д.)
ИНН плательщика
Банк инициатора
Код банка инициатора
Банк, приславший платежные инструкции
Код банка, приславшего платежные инструкции
Информация о банке, отправляющем платежное поручение в расчетную систему (определение счета, который будет дебетован в расчетной системе) Банк плательщика ABA банка, отправляющего платежное поручение в Fedwire
БИК банка плательщика
Корреспондентский счет банка плательщика в ЦБ РФ
Информация о банке, счет который будет кредитован в расчетной системе Банк получателя ABA банка, счет которого должен быть кредитован
БИК банка получателя
Корреспондентский счет банка получателя в ЦБ РФ
Информация о получателе перевода Банк-посредник
Код банка-посредника
Банк получателя
Код банка получателя
Получатель Получатель
Счет получателя Идентификатор получателя (счет, код банка, номер документа, идентифицирующего личность, и т.д.)
ИНН получателя
Цель перевода (информация для получателя платежа) Назначение платежа Информация для получателя
Дополнительная информация Поля для кодов налоговых платежей Поля для информации для банка-посредника, для банка получателя, для получателя

Приведенное здесь сравнение показывает в первую очередь следующее.

Конструкция нынешнего платежного поручения в рублях ориентирована в первую и чуть ли не единственную очередь на потребности самой расчетной системы. Если в Fedwire информация о требуемом действии расчетной системы ограничена двумя полями для введения кодов банков, счета которых должны быть дебетованы и кредитованы в системе при выполнении перевода, а все остальные, весьма многочисленные поля предназначены для описания остальных участников расчетов, то в российской системе таких полей, описывающих участников расчетов, не имеющих счетов в расчетной системе, фактически всего два: поля «Плательщик» и «Получатель» (каждое из которых имеет два подполя для указания счета и ИНН). В то же время участники расчетной системы должны идентифицироваться не только уникальным банковским кодом, но и номером корреспондентского счета в отделении Банка России.

Конструкция платежного поручения в рублях неявно предполагает, что все субъекты, осуществляющие переводы средств, держат свои счета в банках, непосредственно подключенных к централизованной системе расчетов. Только при такой структуре нынешняя система расчетов в состоянии обеспечить полностью автоматизированную процедуру перевода средств на счета конечных получателей.

В реальности взаимосвязи между участниками расчетов оказываются гораздо более сложными.

В первую очередь это относится к переводам, которые осуществляют клиенты филиалов через счет головного банка. Можно организовывать расчеты банка так, чтобы каждый филиал имел свой корреспондентский счет в отделении Банка России, и таким образом упростить схему перевода средств. Однако такой способ считается не совсем удобным с точки зрения управления ликвидностью банка в целом, да и представители Банка России на различных встречах с коммерческими банками говорили о необходимости организации расчетов каждого банка через единственный корреспондентский счет, ссылаясь, в частности, на зарубежный опыт.

Вторая схема, которая представляется еще более важной с точки зрения темы данной статьи, включает в себя расчеты в рублях клиентов зарубежных банков, которые в обозримом будущем не будут иметь собственных корреспондентских счетов в Банке России и соответственно будут вести расчеты через свои корреспондентские счета в российских коммерческих банках.

Здесь же можно упомянуть сравнительно многочисленные платежи в пользу различных бюджетных учреждений, счета которых ведет фактически федеральное казначейство, но это уже отдельная тема. И для всех переводов подобного рода при нынешнем формате платежного поручения платежные инструкции, описывающие последовательность перевода средств до банка, счет которого будет дебетован расчетной системой, и после банка, счет которого будет кредитован, в настоящее время приходится размещать в двух фактически неструктурированных полях — «Плательщик» и «Получатель».

Обмен сообщениями между российским банком и его зарубежными или российскими лоро-корреспондентами или своими филиалами происходит, как правило, по электронным каналам связи (в настоящее время это чаще всего SWIFT или системы типа «Банк — Клиент»), и эти сообщения обеспечивают возможность передачи структурированной информации об инициаторе перевода и его банке, а также, при необходимости, возможность указания структурированных данных на стороне получателя (в настоящее время нормой является указание структурированной цепочки платежа, состоящей из трех участников — банка-посредника, банка получателя и конечного получателя средств). И если на этапе обработки сообщения со стороны инициатора перевода банк в принципе не должен испытывать проблем, поскольку структурированные поля могут объединяться в одно неструктурированное (поле «Плательщик») автоматически (если только общее число символов не превысит максимально допустимое для этого поля значение), то подготовка сообщения в банк получателя по переводу, полученному из расчетной системы Банка России, неизбежно потребует ручной работы: или в российском банке при подготовке, допустим, МТ103 для своего зарубежного корреспондента, или же в этом зарубежном банке.

В последние 10–15 лет в основных платежных системах мира происходят изменения форматов платежных поручений, направленные на дальнейшую структуризацию информации о различных участниках расчетов. Разумеется, процессы эти, при кажущейся простоте, занимают достаточно продолжительное время, иногда несколько лет. Тем не менее нельзя не отметить появление МТ103 вместо МТ100, последующее добавление опции F в поле 50 МТ103, а также, что более существенно в контексте этой статьи, появление полей «банк-посредник» и «банк получателя» в платежных поручениях Fedwire. Не вдаваясь в детали этих изменений, многие из которых направлены на решение специфических для конкретных расчетных систем задач, отметим общую их черту: изменения форматов происходят в первую очередь за счет увеличения числа структурных элементов платежных поручений, а не за счет увеличения длины полей. Иногда, как в случае появления опции F в поле 50 МТ103, происходит фактически даже уменьшение эффективного размера полей ввода данных за счет того, что часть их отводится под структурирующие элементы, однако такое сокращение считается целесообразным, поскольку создает дополнительные возможности для автоматизированной обработки информации, пусть даже за счет некоторого уменьшения ее объема.

Рассматривая изменения форматов Fedwire, нельзя не отметить, что они были направлены в первую очередь на обеспечение тех же возможностей, которые предоставляют соответствующие форматы SWIFT, то есть национальная расчетная система развивалась явно с целью обеспечения потребностей международных расчетов. Причем эти процессы проходили в стране, чья валюта все это время и без того занимала и занимает до сих пор доминирующее место в таких расчетах; в стране, в которой в это же время существовала и существует и другая расчетная система, CHIPS, ориентированная именно на международные расчеты. Тем не менее развитие национальной расчетной системы с учетом требований международных расчетов представлялось в США, очевидно, весьма важным.

Подводя промежуточный итог, подчеркнем принципиальное отличие между российской расчетной системой и упомянутыми зарубежными: в российской системе неявно предполагается, что автоматизация процесса перевода средств происходит исключительно в расчетной системе, подключенные же к ней коммерческие банки обрабатывают платежные поручения вручную; зарубежные же аналоги ориентированы на обеспечение автоматической обработки не только в самой расчетной системе, но и в банках, причем не только непосредственно подключенных к системе, но и, по возможности, в их банкахкорреспондентах.

Избыточность платежных реквизитов

Выше было отмечено, что, несмотря на явную недостаточность числа полей в платежном поручении в российских рублях для обеспечения передачи сложных платежных инструкций, одновременно бросается в глаза явная избыточность параметров, определяющих счета, которые должны быть дебетованы и кредитованы расчетной системой при выполнении перевода. В первую очередь это относится к идентификации соответствующих банков с помощью не только их банковского кода (БИК), уникального для всей расчетной системы в рублях, но и дополнительно с помощью второго обязательного параметра — корреспондентского счета в отделении Банка России.

Существование этого параметра в составе обязательных платежных реквизитов можно объяснить разве что историческими причинами. Будучи уникальным в пределах одного расчетного центра, корреспондентский счет не является уникальным в расчетной системе Банка России в целом. Во время внедрения нынешней структуры идентификаторов банков в конце 90-х годов разработчики системы подчеркивали обязательность организации раздельного ввода БИК и корреспондентского счета в системах подготовки платежных поручений, что должно было, наряду с наличием ключевого поля в номере счета клиента банка, обеспечивать надежность выбора нужного банка: предполагалось, что вероятность ошибочного ввода двух комбинаций из 9 и 20 символов практически равна нулю. Разумеется, при разработке реальных систем ввода платежных поручений такая избыточность игнорируется: независимый ввод БИК и счета клиента наряду с выводом на экран названия банка обеспечивает вполне достаточный с практической точки зрения уровень надежности ввода банка получателя (о банке отправителя речь здесь вести бессмысленно, его параметры в любой разумной системе будут подставляться автоматически из настроек).

Проблема избыточности платежных инструкций представляется несущественной, если смотреть на нее с точки зрения самой расчетной системы и ее участников. Передача ненужных де-факто полей в расчетную систему, их хранение и обработка требуют не так уж много затрат от участников расчетной системы, каждый из которых, будь то расчетный центр или коммерческий банк, хорошо представляет себе структуру платежного поручения в рублях. Однако, как отмечалось выше, эффективность системы расчетов в целом определяется не только ее непосредственными участниками: она зависит в немалой степени от эффективности обработки платежных поручений клиентами банков и их банками-корреспондентами. И здесь приходится отметить, что даже в платежных поручениях российских клиентов, которые, казалось бы, должны бы давно уже привыкнуть к нашим платежным реквизитам, время от времени встречается использование корреспондентского счета банка вместо лицевого счета получателя. Для зарубежных же клиентов использование двойного идентификатора банка представляется просто бессмысленным, и нередко российские клиенты сталкиваются с требованием своих зарубежных контрагентов, которые должны осуществить в их пользу платеж в рублях, представить банк-корреспондент для указанного ими своего российского банка, ибо если указан корреспондентский счет, то, согласно обычным представлениям, должен быть явно указан и банк-корреспондент, на балансе которого счет открыт. Объяснения, что российский банк является участником системы расчетов в рублях и поэтому указание банка-посредника не нужно, помогают не всегда: к сожалению, приходится принимать как неизбежность то обстоятельство, что платежные инструкции передаются контрагентам и зарубежным банкам клиентами, которые очень часто воспринимают свои платежные реквизиты как абсолютно непонятный, но совершенно обязательный набор символов. Иногда приходится сталкиваться со случаями явного указания в качестве банка-посредника банка-корреспондента на стороне плательщика — видимо, в ответ на уж очень настойчивые просьбы контрагента указать хоть что-нибудь. Последствия в таком случае могут быть любыми: какой-то российский банк, возможно, и придаст этим инструкциям правильную форму, поскольку для любого расчетчика источник ошибки очевиден, но кто-то, вполне возможно, отменит такой перевод изза неверных инструкций.

Проблемы и решения

Подводя промежуточный итог, подчеркнем еще раз две основные проблемы, связанные с нынешним форматом платежного поручения в рублях, которые снижают эффективность расчетов в рублях в целом:

- отсутствие дополнительных полей для идентификации различных участников расчетов в случае перевода средств через длинную цепочку банков;

- избыточность и усложненность платежных инструкций.

При рассмотрении данных проблем придется обратить внимание на их основной источник: фактически в качестве образца для нынешнего формата платежного поручения, определенного в действующем Положении № 2-П, выбран бумажный документ, то есть в первую очередь определяется внешняя форма платежного документа, и уже на ее основе строится система электронных расчетов, фиксируется набор допустимых реквизитов и т.д.

В определенной степени такой подход обусловлен тем, что расчеты в нынешней системе Банка России являются электронными лишь частично. С одной стороны, до сих пор существует понятие неполноформатного платежного поручения, которое может формироваться при частичной оплате платежного требования; с другой стороны, есть, видимо, и более существенная причина: до сих пор значительная часть массовых платежей, таких как, например, расчеты за коммунальные услуги, связь и т.д., осуществляется банками (в первую очередь Сбербанком России) на основе огромного числа бумажных квитанций, переводить которые в полноценные электронные платежные документы на нынешнем этапе — слишком трудоемкая задача.

Фактически принятый в российском законодательстве термин «расчеты платежными поручениями» отражает тот факт, что до сих пор именно бумажный, а не электронный документ является основным элементом перевода средств. Здесь же можно вспомнить не столь официальный, но также широко используемый термин как «платежное поручение с исполнением», то есть соответствующий бумажный документ, на котором стоит отметка банка о его приеме к исполнению. В нынешнем деловом обороте такой документ, как и другие многочисленные квитанции, считается фактически подтверждением перевода, и нередко получатель платежа только на основании такого документа с отметкой банка выполняет все необходимые процедуры. Если для внутрироссийских расчетов такая практика еще может быть как-то логически обоснована (если не задумываться о возможных дефолтах как банка отправителя, так и банка получателя), то при переходе к международным расчетам или даже к расчетам через корреспондентские счета, которые, как было показано выше, неизбежно предполагают ручное вмешательство в процесс перевода средств и переформатирование платежных инструкций, платежное поручение само по себе, даже со штампом, в общем случае не может служить гарантией доставки средств до конечного получателя.

В зарубежной практике проблема массовых несрочных платежей, подобных нашим коммунальным, нередко решается за счет проведения их через фактически отдельную систему расчетов. Например, в США они осуществляются через FedACH. И, в частности, формат платежного поручения в FedACH существенно проще, чем в Fedwire, то есть система, предназначенная для решения определенных локальных задач, не претендует на решение более сложных, таких как международные расчеты. В России в настоящее время не ожидается подобного разделения. Перспективы внедряемой в настоящее время БЭСП до сих пор неясны. В любом случае эта новая система базируется на все тех же форматах платежных поручений, так что рассматриваемая здесь проблема будет оставаться актуальной.

Учитывая, что в обозримом будущем полный отказ от использования бумажных платежных документов в расчетах представляется нереальным, возможные улучшения этой системы неизбежно должны быть эволюционными. И первым шагом на этом пути должен стать отказ от первичности существующего платежного поручения в бумажном виде: этот тип расчетов должен рассматриваться лишь как один из возможных вариантов. Определения основных участников расчетов и других параметров перевода, например назначения платежа и любых других необходимых полей, должны устанавливаться законодательством без привязки к определенной форме бумажного документа, нынешний вариант которого в этом случае станет лишь неким упрощением более сложного платежного поручения.

Здесь можно отметить, что де-факто, с учетом участия как минимум зарубежных банков и их клиентов в качестве плательщиков рублевых переводов, платежное поручение уже не является единственным первоначальным документом: в качестве такового уже сейчас широко используются как МТ103, получаемые российскими банками по SWIFT, так и различные электронные документы, создаваемые клиентами банков с помощью систем типа «Банк — Клиент». Однако до сих пор форматы сообщений таких систем, равно как и известный стандарт SWIFT RUR-6, так или иначе ориентированы на воспроизведение все того же формата бумажного платежного поручения.

Реализованный несколько лет назад в Московском регионе переход к использованию XML в электронных расчетах подготовил почву для внедрения более гибких, практически произвольных схем платежного поручения, дело лишь за законодательным оформлением необходимых терминов.

Первоочередным изменением должно стать введение понятия банка-посредника и соответственно определенных принципов умолчания, аналогичных реализованным в SWIFT.

Принципы умолчания должны распространяться и на ряд других полей нынешнего платежного поручения, в первую очередь на те, которые не имеют прямых аналогов в международной практике, например на поле «Очередность платежа». Отсутствие этого поля должно означать его значение, соответствующее низшему приоритету, то есть на сегодняшний день отсутствие указателя очередности платежа должно быть эквивалентно шестой очередности. В любом случае в современной практике ответственность за соответствие явно указанной очередности назначению платежа лежит на плательщике, и нет явных механизмов контроля правильности такого указания со стороны банков или расчетной системы.

Очевидной представляется необходимость скорейшего отказа от использования корреспондентского счета в Банке России в качестве обязательного реквизита платежного поручения. Если необходимо, этот реквизит всегда может быть подставлен на этапе подготовки электронного платежного документа на основе БИК, но требовать включения его в заявление на перевод, составляемое клиентом банка, бессмысленно: кроме лишних ошибок, на этом этапе корреспондентский счет ничего не дает.

И здесь необходимо отметить, что проблемы оптимизации платежных реквизитов необходимо рассматривать в первую очередь с точки зрения их простоты и понятности для клиентов банка, а не для самих банков и, тем более, расчетной системы. Практика работы коммерческих банков показывает, что основным источником ошибок при любых расчетах, не только в рублях, являются ошибки клиентов, вызванные непониманием ими платежных инструкций, представляемых контрагентами. При международных расчетах необходимо дополнительно учитывать, что в случае платежа в национальной валюте из-за рубежа не только инициатор перевода, но и его банк могут иметь слабое представление об особенностях национальных платежных инструкций, тем более если они заметно отличаются от привычных по переводу долларов США, евро и т.д. Как следствие, эффективность всего процесса перевода средств от плательщика к получателю в значительной степени зависит от действий участников расчетов, к расчетной системе отношения не имеющих. Таким образом, при проектировании расчетной системы следует рассматривать ее как существенно более широкую структуру, включающую в себя ряд звень ев, характеризующихся сравнительно низкой квалификацией. Без такого учета любые совершенствования центрального ядра, которое обычно и считается расчетной системой, могут оказаться неэффективными с точки зрения конечных потребителей расчетных услуг и соответственно невостребованными.

В любом случае, независимо от конкретных требований, которые может предъявлять расчетная система к направляемому через нее электронному платежному документу, целесообразно минимизировать требования к оформлению исходного распоряжения на перевод средств, которое тем или иным способом представляет клиент в свой банк. Сегодня целый ряд параметров нынешнего платежного поручения может добавляться банком автоматически, однако формальные требования действующего законодательства вынуждают требовать их явного указания уже в расчетных документах клиента. Однако нет никакой технической необходимости в полном совпадении платежных реквизитов на тех или иных бумажных носителях, будь то формализованные платежные поручения, подобные нынешним, или заявления на перевод в свободном формате, и на формируемом на основе такого документа электронном платежном поручении.

Здесь уместно вспомнить о самом удачном новшестве, внедренном в практику расчетов в мире в последние годы, — IBAN. Этот формат счета получателя, включающий, помимо самого номера счета, код банка, код страны и контрольные цифры, фактически полностью решил проблему идентификации счета получателя. Самым существенным с точки зрения рассматриваемых в данной статье проблем является тот факт, что в принципе платежные инструкции получателя, которые он передает контрагентам и которые будут использоваться любыми банками по всему миру (не только теми, которые участвуют в европейских расчетных системах), могут состоять только из одного IBAN: код банка, хотя и является в настоящее время обязательным реквизитом, де-факто является дублирующим параметром. Внедрение IBAN упростило обмен платежными реквизитами между всеми участниками расчетов, включая наименее квалифицированных, и в настоящее время ошибки маршрутизации, опечатки в номерах счетов при использовании IBAN практически отсутствуют.

Здесь важно отметить, что IBAN во многих случаях (по крайней мере, в первые годы его внедрения) оставался фактически внешним представлением счета, предназначенным для указания его в исходных заявлениях на перевод. Таким образом, его использование началось в первую очередь в том звене, которое и является основным источником ошибок в платежных инструкциях. Внутренние счета нередко оставались без изменений.

Эту практику целесообразно было бы использовать и в России. Представляется несложным установить допустимость внешнего представления любого счета в любом российском банке в формате, аналогичном IBAN, — в виде RU[2n][9n][20n], где вторая и третья цифровые последовательности представляют нынешние БИК и номер лицевого счета. Преобразование такого представления в нынешний набор «БИК + корреспондентский счет + лицевой счет» может быть проведен любым банком автоматически. Возможность такого представления клиентских счетов облегчит, в частности, и расчеты российских клиентов в валюте: помимо упрощения платежных инструкций снимутся постоянные требования европейских контрагентов указывать счета наших клиентов в формате IBAN. К сожалению, объяснять, что Россия — это не Европа, приходится регулярно.

Зарубежный опыт демонстрирует еще одно весьма эффективное средство повышения качества исходных платежных инструкций и, как следствие, эффективности расчетов в целом — это общедоступные банковские справочники. Представляется символичным, что наиболее полно принцип общедоступности таких справочников реализован в настоящее время в США, чья валюта остается основной валютой международных расчетов. Любой желающий может получить с сайта ФРС актуальные версии справочников Fedwire и FedACH, на сайте CHIPS проверить наличие корреспондентского счета любого банка в американских банках. В России же, к сожалению, даже справочник БИК в пригодной для внедрения в банковские системы форме в настоящее время доступен только для российских коммерческих банков.

Одной из частых проблем, с которой приходится сталкиваться при подготовке перевода в рублях в пользу клиентов зарубежных банков, является отсутствие в имеющихся в контрактах или других документах явных указаний российских банков-корреспондентов: зарубежные партнеры наших клиентов давно уже привыкли к тому, что способы перевода самых разных валют в их банки определяются, по сути, автоматически. Разумеется, внедрения механизмов определения маршрута платежа самой расчетной системой, подобно реализованному механизму «непрямого участия» в TARGET2, в России вряд ли можно ожидать в обозримом будущем. Однако организация общедоступного справочника корреспондентских счетов, подобного имеющемуся в CHIPS, представляется сравнительно несложной, зато крайне полезной задачей, которая может быть решена на основе регулярно представляемой в Банк России отчетности о корреспондентских счетах лоро.

Заключение

Разумеется, данная статья не претендует на завершенность и единственность предлагаемых изменений. Конкретные варианты всегда зависят, в числе прочего, от возможностей разработчиков. Тем не менее в завершение хочется подчеркнуть еще раз основной тезис данной статьи: развитие форматов платежных поручений должно идти в направлении большей гибкости и меньшей формализованности. Банки в настоящее время имеют массу возможностей для доработки и контроля платежных инструкций, излишняя множественность параметров на практике приводит не к повышению точности исходных инструкций, а к дополнительным проблемам в понимании этих инструкций клиентами банков, которые совсем не обязаны быть компетентными в расчетах. К сожалению, эти возможности в настоящее время фактически не реализуются.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»