Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Налогообложение, учет и отчетность в коммерческом банке
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит ежемесячно.
Объем 96 с. Формат А4.
Издается с 1998 г.
 
 
 

НДС при уступке права требования по кредитам и закладным

Размещено на сайте 02.02.2010
Изменения, внесенные Федеральным законом от 25.11.2009 № 281-ФЗ в НК РФ, позволяют не облагать НДС операции по переуступке прав и по исполнению заемщиком обязательств не только перед новым кредитором, но и перед каждым новым кредитором при последующей переуступке прав. Однако остается неопределенность в обложении таких операций, проведенных в период с 1 января 2008 года по 31 декабря 2009 года. Нет полной ясности и в применимости освобождения от НДС при передаче прав по закладной.
 
А.О. Здоровенко, ООО «Сконто», аудитор, член Палаты налоговых консультантов

Правовые основы уступки права требования

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить денежные средства заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную сумму и уплатить проценты на нее. В то же время банк может не ждать наступления срока возврата кредита, а уступить свое право требования другому лицу (п. 1 ст. 382 ГК РФ).

Передача дебиторской задолженности, вытекающей из кредитного договора, состоит из двух взаимосвязанных операций:

— у кредитора, уступающего свое право, погашается данная задолженность;

— кредитор передает новому кредитору право требования этой задолженности.

Гражданским законодательством предусмотрены следующие обязательные условия для возможности осуществления уступки права требования:

— уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору;

— уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, не допускается без согласия должника (ст. 388 ГК РФ).

Таким образом, в большинстве случаев на уступку права требования не требуется согласие должника (п. 2 ст. 382 ГК РФ). Ведь ему, по большому счету, должно быть безразлично, в чей адрес исполнять обязательство. Но должника необходимо письменно уведомить о произведенной уступке, иначе, во-первых, он не будет знать, кому должен надлежаще исполнить свое обязательство (п. 1 ст. 408 ГК РФ); во-вторых, должник будет вправе произвести исполнение первоначальному кредитору, что признается исполнением обязательств надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ).

Форма совершения уступки права требования должна быть произведена в той же форме, что и сделка, на которой она основана. То есть, например, уступка требования, основанного на сделке, совершенной в письменной нотариальной форме, должна быть совершена также в письменной форме и заверена у нотариуса (ст. 389 ГК РФ).

Кредитор, уступивший требование, несет ответственность перед новым кредитором только за недействительность переданного ему требования. За неисполнение переданного требования должником он будет отвечать, если только принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором (ст. 390 ГК РФ).

Для первоначальной уступки предусмотрена льгота

Операции по передаче имущественных прав, к которым относится и уступка права требования, признаются объектом налогообложения НДС (подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ).

Однако с 1 января 2008 года операции по уступке прав, вытекающих из кредитных договоров, а также по исполнению заемщиком обязательств перед новым кредитором по первоначальному договору, лежащему в основе договора уступки, отнесены к операциям, не подлежащим налогообложению НДС (подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ). С введением данной нормы в НК РФ была устранена неясность, так как было прямо закреплено правило, согласно которому у кредитора не возникало обязанности по исчислению НДС с операции по уступке права требования, вытекающего из кредитного договора, а у нового кредитора — при получении не только основной суммы долга, но также и процентов, начисленных по условиям такого договора.

Но оставались неурегулированными вопросы обложения НДС операций при последующей уступке прав.

Мнение Минфина России

По мнению финансового ведомства, в частности, изложенному в письме от 12.01.2009 № 03-07-11/1, освобождение от НДС действует лишь при первичной уступке требования, а также при погашении заемщиком обязательств новому кредитору, к которому требование перешло от первоначального кредитора. Такие выводы основаны на том, что под определением «кредитор» следует понимать только первоначального кредитора, т.е. лицо, непосредственно выдавшее кредит. Определение «новый кредитор» относится к лицу, которому уступил право требования первоначальный кредитор. Таким образом, на последующую переуступку прав действие нормы подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ не распространяется. Такая проблема будет актуальной для операций по переуступке прав требования, проведенных в период с 1 января 2008 года по 31 декабря 2009 года.

В этом случае необходимо руководствоваться общими нормами. Особенности определения налоговой базы при передаче имущественных прав установлены в ст. 155 НК РФ. При приобретении денежного требования у третьих лиц налоговая база определяется как сумма превышения суммы доходов, полученных при последующей уступке, над суммой расходов на приобретение указанного требования (п. 4 ст. 155 НК РФ).

Следовательно, при дальнейшей уступке права требования новым кредитором обязанность по уплате НДС возникает в случае, если он получит доход от операции переуступки права, т.е. получит денежных средств больше, чем заплатил при приобретении этого права требования. Лицо, приобретшее право требования при переуступке, исчисляет НДС не только в случае, если будет его уступать далее по стоимости, превышающей сумму затрат на его приобретение, но и в том случае, если требование будет прекращено должником и сумма погашенного долга будет также больше суммы затрат.

Е.В. Колчигин, компания «Листик и Партнеры», заместитель руководителя департамента банковского аудита, аудитор

С 1 января 2010 г. на законодательном уровне разрешен вопрос, возникновение которого, по большому счету, с большим трудом поддавалось логическому осмыслению. Ведь что такое НДС? Налог на ДОБАВЛЕННУЮ стоимость. Это косвенный многоступенчатый налог, который взимается на всех стадиях производства и реализации товара, выполнения работы или оказания услуги. И если бы комментаторы из Минфина России помнили об этом, вопрос о необходимости обложения НДС операций по уступке прав требования даже не обсуждался бы. Существует кредитный договор, возникший в результате банковской операции (к слову, не облагаемой НДС) — кредитования банком заемщика. В силу договоренности кредитной организации с третьей стороной происходит передача прав и обязанностей одной из сторон договора, собственно банка, третьей стороне. Никакой добавленной стоимости в результате этой операции никем из ее субъектов не создается. Следовательно, нет и разумных оснований требовать с них уплаты указанного налога.

Поспорим с Минфином

По нашему мнению, это утверждение финансистов не бесспорно. Во-первых, уж очень буквально подходит Минфин России к прочтению норм ГК РФ. Используемые в ст. 384, 390 ГК РФ понятия «первоначальный кредитор» и «новый кредитор» необходимо рассматривать применительно к каждой операции уступки (последующей уступки) права, а не в целом ко всей цепочке операций последовательно переуступаемых прав, т.е. от первоначальной уступки до момента исполнения заемщиком обязательств перед кредитором. Другими словами, новый кредитор по первому договору уступки будет являться первоначальным кредитором в договоре последующей уступки (переуступки). Следовательно, лицо, которому переуступаются права, будет новым кредитором и т.д. по цепочке.

Во-вторых, из буквальной трактовки норм ст. 155 НК РФ можно сделать вывод, что п. 4 этой статьи относится только к операциям по уступке права денежного требования, вытекающего из договора реализации товаров (работ, услуг). Причем операции по реализации, осуществляемые в рамках этих договоров, должны подлежать обложению НДС. К такому выводу можно прийти по следующим основаниям.

В п. 1 ст. 155 НК РФ говорится только об уступке денежных требований именно по таким договорам. Пункт 2 продолжает логическую цепочку действий нового кредитора, получившего право требования. Может быть либо погашено приобретенное обязательство, либо осуществлена последующая его уступка. Причем и п. 2 содержит условие, что и для нового кредитора операции будут являться налогооблагаемыми, если они вытекают из договора реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых подлежат налогообложению.

Таким образом, в п. 4 ст. 155 НК РФ описываются действия лица, получившего право требования при последующей уступке. Вполне закономерным нам представляется вывод, что и в этом случае имеются в виду только договоры реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых облагаются НДС. Распространять действия этого пункта на операции, вытекающие из иных видов договоров, правовых оснований не имеется.

Кроме того, по нашему мнению, не применяется эта норма и в отношении операций по реализации, не подлежащих обложению НДС. Хотя Минфин России придерживается иной точки зрения. В случае приобретения денежного требования у третьих лиц налоговая база по НДС на основании п. 4 ст. 155 НК РФ определяется независимо от того, какие операции по реализации товаров (работ, услуг) — облагаемые или не облагаемые НДС — имелись в основе приобретенного денежного требования (письмо Минфина России от 19.01.2007 № 03-07-05/58). Но все-таки предостережем читателя: если он решит придерживаться такого подхода, это может повлечь претензии со стороны налоговых органов. Отсутствие сложившейся арбитражной практики по этому вопросу не позволяет с достаточно высокой долей уверенности спрогнозировать исход подобного спора в пользу налогоплательщика. Хотя, с другой стороны, если никто не будет действовать в разрез официальной позиции, то такая арбитражная практика и не сформируется.

Но с 1 января 2010 года налогоплательщикам ничего не стоит опасаться. Федеральным законом от 25.11.2009 № 281-ФЗ в подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ внесены изменения. В итоге не подлежат налогообложению и операции по переуступке прав, а также по исполнению заемщиком обязательств не только перед новым кредитором, но и перед каждым новым кредитором (подп. «б» п. 2 ст. 2, п. 1 ст. 17 Закона № 281-ФЗ).

Е.В. Тимофеев, международная юридическая фирма «Саланс», руководитель глобальной налоговой практики, партнер

С точкой зрения автора нельзя не согласиться. Надо также отметить, что безотносительно формулировки подп. 26 п. 3 ст. 149 НК РФ переуступка прав из кредитных договоров и договоров займа не может облагаться НДС в принципе. По этим договорам передаются деньги, т.е. валюта (ст. 140, п. 1 ст. 807, п. 1 ст. 819 ГК РФ). Между тем операции, связанные с обращением валюты, не признаются объектом обложения НДС в силу прямого указания подп. 1 п. 2 ст. 146 в его системной связи с п. 3 ст. 39 НК РФ. В связи с этим «льгота» — плод нарушения юридической техники, и ее формулировка не имеет значения. Что касается закладной, то она, как на то справедливо указал автор, признается ценной бумагой в силу прямого указания закона. Соответственно, с позиций п. 1 ст. 11 НК РФ, ее обложение налогом на добавленную стоимость прямо исключено подп. 12 п. 2 ст. 149 Налогового кодекса РФ. Любые сомнения в этом, очевидно, были бы необоснованны.

Передача прав по закладной

Согласно п. 2 ст. 13 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ закладная является именной ценной бумагой. При передаче прав на закладную совершается сделка в простой письменной форме (п. 1 ст. 48 Закона № 102-ФЗ). Лицо, передающее право по ценной бумаге, несет ответственность за недействительность соответствующего требования, но не за его неисполнение. Права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии) (п. 2 ст. 146 ГК РФ). Но это не значит, что и налоговые последствия передачи прав по закладной будут теми же, что и при уступке права требования.

Возможно двоякое толкование сущности операций по реализации закладной. С одной стороны, можно говорить о реализации ценной бумаги, с другой стороны — об операции по уступке права требования. Таким образом, при обложении НДС операций с закладными четко не определено, какие нормы надо применять: нормы о ценных бумагах (подп. 12 п. 2 ст. 149 НК РФ) или нормы об уступке прав требования (ст. 155 НК РФ).

По нашему мнению, при реализации закладных все-таки необходимо руководствоваться ст. 149 НК РФ. И вот почему. Закладная удостоверяет право на получение исполнения по денежному обязательству без представления других доказательств существования этого обязательства. То есть, по сути, нет необходимости в передаче иных документов, удостоверяющих право требования. Применение порядка передачи прав, установленного для уступки требований, относится только к сфере гражданских, а не налоговых отношений.

Минфин России неоднократно высказывал мнение, что операции по передаче закладных можно рассматривать как операции по реализации ценных бумаг (см. письма от 23.09.2005 № 03-03-04/2/64, от 11.08.2006 № 03-03-04/2/192). И хотя это мнение было высказано в отношении формирования налоговой базы по налогу на прибыль организаций, считаем, что его можно распространить и на НДС.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»