Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Аналитический журнал
Управление в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2001 г.
 
 
 

Время менять стратегию развития

Размещено на сайте 22.04.2008
По мнению члена Комитета Государственной Думы по финансовому рынку, президента Ассоциации региональных банков России А.Г. Аксакова, на фоне кризиса, спровоцированного проблемами на американском рынке subprime, отечественная банковская система показывает завидную устойчивость. Во многом этой стабильности способствовали своевременные действия Банка России, отметил он в интервью корреспонденту Издательского дома «Регламент».
 
— Анатолий Геннадьевич, какие конкретно действия ЦБ РФ Вы имеете в виду?
— Говоря о своевременности действий ЦБ РФ, я имел в виду прежде всего то обстоятельство, что в кризисные периоды объемы рефинансирования через аукционы РЕПО в течение дня достигали 400 млрд рублей. Существенное расширение Ломбард-ного списка позволило увеличить совокуп-ные активы, доступные для рефинансирования, до 1,5–2 трлн рублей.

Однако сложившаяся ситуация высветила другую проблему: опираясь на депозиты, объем которых сейчас достигает 5 трлн руб-лей, российский банковский сектор способен сохранять устойчивость, только используя краткосрочные кредиты. От банковских систем развитых стран наша система серьезно отличается именно отсутствием доступа к длинным деньгам. Эта ситуация может быть охарактеризована как «кризис длинных денег».

— Не означает ли это, что наступило время вносить серьезные коррективы в ныне действующую Стратегию развития банковского сектора Российской Федерации на период до 2008 года, разработанную Правительством РФ и Банком России? Тем более что срок ее действия истекает.
— Совершенно очевидно, что пришло время обновления Стратегии развития отечественной банковской системы на перспективу и принятия соответствующего документа.

Что касается сути назревших изменений в Стратегии, то они сводятся к следующему. Если раньше основной целью был рост объ-емов кредитования и кредитования реального сектора в частности, то новая цель — раз-витие банковского сектора вглубь и вширь.

Развитие вглубь означает повышение срочности активных и пассивных операций банков. Мировой кризис отчетливо показал, что в условиях «опоры на собственные силы» российский финансовый сектор не имеет возможности предоставлять долго- и даже среднесрочные кредиты. Программы ипотечного и автокредитования сворачиваются.

Главная проблема российских банков — мобилизация долгосрочных пассивов (деньги бюджета и институтов развития, средства крупнейших экспортеров, целевые депозиты населения, средства институциональных инвесторов) — никак не решается. Приоритеты здесь до настоящего времени не ясны. Эту задачу не решить внутри банковского сектора.

Развитие вширь означает расширение клиентской базы банков через механизмы дистанционного оказания услуг (розничные агенты, Интернет и мобильный банкинг, электронные платежные системы). Это означает и одновременное повышение финансовой грамотности населения.

Развитие вглубь и вширь предполагает ясное понимание приоритетов, политическую волю и серьезную модернизацию законодательства и регулирования.

— Кстати, Вас удовлетворяет ход реализации ныне действующей Стратегии?
— В целом удовлетворяет.

Как известно, действующая Стратегия раз-вития на период до 2008 года предусматривает решение следующих задач: совершенствование нормативного правового обеспечения банковской деятельности; завершение перехода кредитных организаций на использование международных стандартов финансовой отчетности; создание условий для предотвращения использования кредитных организаций в противоправных целях; повышение качества предоставляемых кредитными организациями услуг.

При этом, повторяю, главной целью, заявленной в Стратегии, является увеличение объемов банковского кредитования.

Конечно, можно по-разному оценивать результативность выполнения Стратегии, однако несомненно, что за последние годы российский банковский сектор выполнил свою основную задачу — добился значительного роста объемов кредитования реального сектора и потребителей.

На фоне крайне благоприятных макроэкономических показателей в масштабах всей экономики банковский сектор демонстрировал уверенную положительную динамику. Стратегией поставлены следующие планки, которые должны быть достигнуты российской банковской системой к 1 января 2009 года: > отношение «Активы/ВВП» — 56–60%; > отношение «Капитал/ВВП» — 7–8%; > отношение кредиты нефинансовым организациям/ВВП — 26–28%.

Можно констатировать, что данные показатели в целом либо уже достигнуты, либо будут перекрыты в следующем году.

Активы банковского сектора РФ за период с 2000 по 2007 год увеличились в абсолютном выражении в 8,8 раза, а показатель «Активы/ВВП» вырос за этот же период с 32,9 до 52,4%.

Собственные средства банковской системы за рассматриваемый период показали десятикратный рост в абсолютном выражении. Показатель «Капитал/ВВП», составлявший на начало 2000 года 3,5%, достиг на 1 января 2007 года уровня в 6,3%.

Особо следует отметить фантастический рост объемов потребительского кредитования. Доля кредитов, выданных физическим лицам, включая просроченную задолженность, к ВВП на 1 января 2007 года составила 7,7% против 0,6% на 1 января 2000 года. Всего на 1 сентября 2007 года физическим лицам было выдано кредитов на 2,7 трлн рублей.

По сути, за обозреваемый период времени нам удалось превратить российский банковский сектор в генератор экономического и инвестиционного роста. Чему, кстати, способствовала и благоприятная экономическая ситуация.

Хотя должен при этом отметить, что выполнение мероприятий Стратегии протекает неравномерно. Возьмем, к примеру, совершенствование нормативной базы банковской деятельности. Общие задачи в этой сфере, обозначенные в Стратегии, остаются в целом нереализованными. В течение двух последних лет парламент рассмотрел лишь восемь законопроектов из более чем тридцати, предусмотренных Стратегией. Эти документы, несмотря на всю их важность, носили частный, вторичный характер. Наиболее сложным и фундаментальным правовым проблемам, затронутым в Стратегии, до сих пор не уделяется достаточно внимания.

Серьезные нарекания сохраняются к качеству предоставляемых кредитными организациями услуг. Все знают о социальной напряженности на рынке потребительского кредитования. С одной стороны, не все банки, которые работают здесь с населением, действуют добросовестно. С другой — те способы, которые пытаются использовать государственные структуры (от Роспотребнадзора до прокуратуры), также вызывают много вопросов. Вместо скорейшего принятия специального закона внедряются внезаконные, административные методы. Уверен, что практика подобного давления на банки не должна подменять правовых механизмов регулирования.

Не до конца последовательной следует также признать реализацию мер по повышению конкурентоспособности российских банков. Регулирование отношений в банковском секторе и на финансовом рынке, возникающих из обеспечения исполнения обязательств, применения отдельных правовых институтов и внедрения финансовых инноваций, является существенным ограничителем дальнейшего развития рынка.

В то же время достаточно успешно протекала борьба с использованием кредитных организаций в противоправных целях. В ходе этой борьбы более 70 кредитных организаций лишились лицензий по причине отмывания доходов.

Вот, пожалуй, то главное, что хотелось бы сказать по поводу реализации ныне действующей Стратегии.

— Что касается новой Стратегии развития банковского сектора на перспективу, то что в ней должно быть главным?
— Полагаю, что в ней необходимо ставить вопрос о комплексной модернизации российского финансового рынка в самых разных сферах на основе принципов, выработанных на развитых финансовых рынках. Это является насущной задачей российского банковского сектора и рынка капиталов. При этом было бы неправильно проводить разделительную грань между банками и рынком ценных бумаг, рынком капиталов. Ведь именно кредитные организации в России являются его наиболее активными участниками и инвесторами.

На мой взгляд, новая Стратегия — это «сражение за долгосрочный ресурс», план по созданию «глубокой банковской системы», основанный на вовлечении в финансовый оборот новых материальных активов (прежде всего недвижимости). Поэтому одним из основных элементов новой Стратегии долж-ны стать жилая и земельная ипотека.

Одна из важнейших структурных задач — дифференциация банковского сектора.

Ассоциация региональных банков России особенно остро ощущает эту потребность, ведь в нее входят банки как из первой пятерки, так и из второй тысячи. Однако все они согласно сегодняшнему закону исполняют обязательные требования в части регистрации, регулирования, надзора, управления и пр. Усложнение видов и форм банковской деятельности, появление специализированных, малых, региональных организаций диктуют необходимость дифференцированного регулирования и надзора. Это позволит привести надзорные издержки и расходы, связанные с регулированием, в соот-ветствие с размерами бизнеса. Следует вернуться и к обсуждению идеи введения региональных и федеральных банков, ипотечных и иных специализированных банков, банков потребительского кредита и кооперативных.

Главной социальной задачей новой Стратегии должно стать восстановление репутации банковской индустрии в обществе. Ведь негативным результатом бурного роста потребительского кредитования, к сожалению, стало катастрофическое падение доверия к банкам из-за так называемых дополнительных платежей, взимаемых ими. Банкиры оказались не готовы к этой ситуации. Они постоянно уверяли клиентов в надежности и устойчивости, думая о депозитах. Но на рынке кредитования доверие имеет иное выражение. Это — вера в справедливого кредитора. Созданный не без помощи СМИ образ банкира как «алчного ростовщика» прочно закрепился в массовом сознании. Нам необходимо объединить усилия и выработать план действий на 3–5 лет, чтобы кардинально исправить ситуацию.

— По мнению многих аналитиков и участников финансового рынка, в настоящее время в интересах увеличения капитализации кредитных организаций повышенного внимания требуют вопросы упрощения проведения IPO, слияний и поглощений в банковском секторе, введения безотзывных вкладов. Вы разделяете такое мнение?
— Да, разделяю. И считаю актуальным решение этих проблем законодательным путем.

Как показывает жизнь, при слиянии кредитных организаций требование статьи 40 ГК РФ об удовлетворении кредиторов ликвидируемого банка фактически торпедирует процедуру реорганизации. Соответствующие поправки в банковское законодательство и Гражданский кодекс должны снять накопившиеся проблемы.

Теперь о безотзывных вкладах. Перед банками, гражданами и в целом перед экономикой стоит важнейшая задача — аккумулирование длинного инвестиционного ресурса. В настоящее время статья 837 ГК РФ гарантирует возврат срочного вклада по первому требованию вкладчика, что создает риск ликвидности в банковской системе и снижает ее инвестиционный потенциал. Многими, в том числе и нами, предлагается предоставить банкам и гражданам заключать такие договоры срочного вклада, когда банк и клиент смогут самостоятельно определять возможность досрочного изъятия вклада.

Более четырех лет депутаты пытаются согласовать с юристами соответствующий проект закона о безотзывных вкладах. Последнее предложение сводится к жесткой привязке размера такого вклада к размеру компенсации, выплачиваемой АСВ.

При этом в статью 8 Закона о банках и банковской деятельности предлагается внести положение о том, что кредитная организация обязана предоставлять вкладчикам информацию обо всех существенных условиях договора банковского вклада, включая условие об отсутствии у вкладчика права на получение вклада по первому требованию. Это должно делаться путем размещения информации в доступных для вкладчиков — физических лиц помещениях кредитной организации, в которых осуществляется их обслуживание. Порядок и условия предоставления такой информации, в том числе при распространении кредитными организациями рекламы, устанав-ливает Банк России.

— Похоже, крайне актуальной стала и тема повышения финансовой грамотности населения.
— Это вызвано необходимостью повышения доступности банковских услуг. Ведь миллионы наших сограждан лишены доступа к банковским продуктам из-за недостаточной финансовой грамотности.

Должен сказать, что в последнее время разработка мер по повышению финансовой грамотности населения стала одной из важных инициатив депутатов Госдумы и Ассоциации региональных банков России. Настало время перейти к разработке и реализации национальной стратегии, осуществляемой совместно Правительством России, бизнесом и некоммерческими организациями. Нами разработаны конкретные проекты, направленные на сближение потребностей государства, бизнеса и возможностей образования, решающие проблему финансовой грамотности населения.

Хорошо, что наиболее успешные компании уже предпринимают определенные усилия по ликвидации финансовой отсталости населения. Все они, как правило, укладываются в общую бизнес-стратегию и являются проявлением социальной ответственности бизнеса. В числе соответствующих проектов можно назвать инициативы крупнейших российских и иностранных банков, страховых и управляющих компаний. Среди некоммерческих организаций инициаторами подобных программ стали Международный форум лидеров бизнеса принца Уэльского, межрегиональная общественная организация «Достижения молодых», НП «Мой выбор».

Совместно с международной платежной системой Visa мы запускаем масштабный проект под условным названием «Азбука финансов». Это комплексный медийный продукт, включающий Интернет, телевидение, наружную рекламу и, конечно, печатные СМИ. Одной из его задач, в частности, будет объяснение молодежи потребительских свойств новых финансовых продуктов — банковских карт, кредитов, ценных бумаг.

Хочу напомнить о том, что в ноябре 2006 года на заседании Президиума Гос- совета, посвященном проблемам развития банковской системы, пожалуй, впервые в новейшей истории России на самом высоком государственном уровне была поднята проблема доступности финансовых услуг населению. По словам В.В. Путина, более 60 млн россиян лишены доступа к банковским продуктам.

Была обозначена необходимость построения финансовой системы, доступной для всех групп населения. При этом открытым остался вопрос о качестве, структуре, составных частях и регулировании такой системы. Ее основные контуры мы в Ассоциации региональных банков России решили прописать в новом комплексном документе — Стратегии повышения доступности финансовых услуг. Речь идет о всеохватывающей финансовой системе, доступной как для граждан, которые являются традиционными банковскими клиентами, так и для тех, кто по разным причинам не знаком или не имеет доступа к банковским услугам.

Подготовленный нами проект содержит развернутую картину институциональных и нормативных изменений, подчиненных единой задаче — повышению доступности финансовых услуг на всей территории страны. В соответствии с этим документом на отечественном рынке розничных финансовых услуг должны эффективно взаимодействовать банки, кредитные кооперативы, микрофинансовые организации, специализированные финансовые компании, кассы взаимопомощи, компании сотовой связи и интернет-провайдеры, операторы электронных платежных систем и эмитенты электронных денег.

При работе над проектом уделено соответствующее внимание и технологической, коммуникационной основе финансового бизнеса. Здесь следует выделить различные механизмы дистанционного оказания финансовых услуг, мобильный и интернет-банкинг, технологии почтовой связи, работу через розничных агентов, выстраивание зонтичных структур. Все из перечисленных финансовых и коммуникационных посредников должны иметь возможность использования названных технологий.

Новые технологии позволяют предостав-лять услуги населению дистанционно, вне служебных помещений: с использованием карточных платежных систем или с применением технологий сотовой связи, платежных терминалов, использованием электронных платежных систем, построенных на основе сети Интернет и электронных денег.

— Уделено ли в проекте Стратегии повышения доступности финансовых услуг внимание проблеме внедрения банковских карт и их обязательного приема торговыми точками?
— Да. И в проекте Стратегии по этому поводу мы записали, что задача повышения частоты использования банковских карт при оплате товаров и услуг предусматривает комплекс законодательных, организационных и административных мер по стимулированию приема платежных карт торговыми точками. В частности, на законодательном уровне необходимо установить размер среднемесячного оборота организаций и индивидуальных предпринимателей при осуществлении денежных расчетов с потребителями за проданные товары, оказанные услуги, выполненные работы (из расчета за шесть последних отчетных месяцев), превышение которого влечет за собой обязанность предоставить потребителю возможность осуществить расчет за проданные товары, оказанные услуги, выполненные работы платежной картой. Предлагается также предоставить субъектам Российской Федерации право понижать ставку налога (в части, зачисляемой в их бюджеты) тем налогоплательщикам — юридическим лицам, которые принимают к оплате платежные банковские карты.

Необходимо ввести справедливый режим налогообложения программ лояльности карточных клиентов. Для этого следует освободить от налогообложения доходы в виде премий, которые получены в связи с достижением общей суммой расходных операций (кроме получения наличных денежных средств), осуществленных в течение периода времени, определенного договором между эмитентом и налогоплательщиком, или применимыми банковскими правилами, или правилами эмитента, при помощи одной или нескольких банковских платежных карт, суммы, определенной указанными договором или правилами, в пределах доходов в размере 10 000 рублей по одному договору.

— Как обстоят дела с подготовкой законопроекта о потребительском кредитовании?
— Такой закон для нас крайне необходим. Дело в том, что по мере увеличения кредитных портфелей банков все более существенную роль играют кредитные риски. Потенциальная угроза кризиса «плохих портфелей» заставляет органы банковского надзора и коммерческие банки ужесточать требования к заемщикам и качеству ссуд, к организации внутреннего контроля и риск-менеджмента. Наряду с этим возрастают издержки кредитования. Процедуры оформления кредитных заявок, оценки заемщиков и урегулирования проблемной задолженности становятся все более затратными. Формирование полноценной инфраструктуры потребительского кредитования становится одним из важных условий оптимизации кредитных портфелей по затратам, рискам и доходности.

В отсутствие традиций и обычаев этики деловых отношений быстрый рост объемов потребительского кредитования сопровождается конфликтами между сторонами, высоким уровнем рисков, обусловливающих высокую стоимость кредитов, стремлением части кредиторов перенести на заемщика основные затраты и риски, связанные с развитием данного сектора рынка, а также возникновением «профессиональных неплательщиков» и целых организаций, помогающих уклоняться от возврата кредитов.

Происходит это оттого, что отношения по потребительскому кредитованию не урегулированы специальным образом. В законодательстве отсутствует само понятие «потребительский кредит». При этом толкование общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о займе, Закона «О защите прав потребителей» приводит к неопределенным с точки зрения правовых последствий результатам.

Ассоциация региональных банков России обращает внимание на то, что отсутствие должной правовой базы серьезно осложняет жизнь не только заемщикам, но и кредиторам. Кредитные организации сталкиваются с фактами предоставления потенциальными заемщиками заведомо ложных сведений о себе. Но, несмотря на то что ни сам факт обмана, ни осознанность этих действий никаких сомнений не вызывают, привлечь субъекта к ответственности за незаконное получение кредита согласно действующим нормам не представляется возможным. А поскольку данное деяние остается безнаказанным, оно становится настоящей «профессией» для определенной категории граждан. Представители правоохранительных органов, прекрасно осознавая все трудности по возбуждению дела, стараются максимально дистанцироваться от этой проблемы.

Полагаю, что необходимо не просто принять закон о потребкредите, но и создать систему мониторинга и контроля его выполнения, в которую будет непосредственно включен Банк России.

Закон «О потребительском кредитовании» должен быть комплексным документом, защищающим наряду с заемщиком- потребителем и кредитора. В него следует ввести понятие эффективного процента, а также нормы, регулирующие коллекторскую деятельность, порядок предоставления информации и работы с проблемной задолженностью и т.д.

Над проектами будущего закона, о котором идет речь, одновременно работали и в Ассоциации региональных банков России, и в Министерстве финансов России. В результате подготовлены два альтернативных проекта, которые содержат существенные отличия. Хотелось бы поскорее начать работать над ними уже в Государственной Думе.

— Рабочей группой Ассоциации региональных банков России подготовлен законопроект, направленный на развитие рынка деривативов, секьюритизации и ОФБУ. Какие конкретно коррективы в действующее законодательство содержатся в нем?
— Законопроект содержит поправки, позволяющие учесть особенности перечисленных финансовых инноваций при осуществлении таких процедур конкурсного права, как мораторий на удовлетворение требований кредиторов, отказ от сделки, признание «задним числом» сделок банка недействительными, формирование конкурсной массы.

Полагаю, что такие финансовые инновации, как секьюритизация и деривативы, будут востребованы не только крупнейшими российскими банками и иностранными «дочками». Не меньше в них заинтересованы и наши банки, работающие в регионах. В тесном сотрудничестве отечественные банки могут решать самые сложные финансовые задачи вплоть до секьюритизации ипотечных кредитов.

Секьюритизация ипотеки представляет собой практический пример выхода банков на рынок капиталов и ценных бумаг. Этот инструмент особенно важен, поскольку для рефинансирования ипотеки банкам нужен длинный дешевый ресурс.

— Некоторые аналитики полагают, что в нашей банковской системе концентрируется все больше кредитных рисков, которые могут привести в будущем к долговому кризису. В связи с этим многие видят проблему в том, что у нас отсутствует надежный инструмент для количественной оценки таких рис-ков в виде кредитного рейтинга. А что думаете по этому поводу Вы?
— Кредитные рейтинги являются при- знанным механизмом оценки кредитных рис-ков. Поэтому тема регулирования рейтинговых агентств и признания кредитных рейтингов представляется крайне важной.

По мере развития российских финансов, их усложнения и интеграции в мировой рынок использование кредитных рейтингов как измерителей надежности финансовых инструментов становится насущной потребностью национального финансового рынка.

Однако это ставит перед нами ранее не знакомые нам задачи. Прежде всего необходимо дать легальное определение и обеспечить правовое признание кредитных рейтингов, а также определить минимальные требования, гарантирующие надежность и достоверность таких рейтингов. Тем самым в перспективе законодатель сталкивается с проблемой установления законодательных рамок (или как минимум принципов) деятельности рейтинговых агентств.

Такая постановка задачи является относительно новой для российского финансового рынка, а также национальных органов регулирования и надзора. По крайней мере, в Стратегии развития финансового рынка РФ на 2006–2008 годы и в Стратегии развития банковского сектора России на период до 2008 года тема кредитного рейтинга и рейтинговых агентств не упоминается. Согласно доступной информации план действий в данной сфере не обсуждается ни на уровне Правительства России, ни на уровне отдельных министерств. В то же время участниками финансового рынка, в том числе в процессе консультаций с государственными органами регулирования и надзора, названная проблематика обсуждается достаточно давно.

К сожалению, по причине отсутствия четких (определенных) критериев кредитного качества в большей части нормативных актов используются иные (зачастую косвенные и неточные) признаки, характеризующие качество и надежность финансовых вложений (разрешенных активов).

Показательным примером является стереотипное мнение о высокой надежности ипотечных ценных бумаг. Это, в частности, стало причиной включения ипотечных ценных бумаг (имеющих государственную гарантию) в крайне узкий перечень инструментов, которые вправе приобретать государственная управляющая компания (при инвестировании пенсионных накоплений). Однако такое регулирование, по-видимому, следует признать вдвойне ошибочным. Во-первых, в результате структурирования младший транш ипотечных ценных бумаг будет иметь заведомо спекулятивное кредитное качество и не может быть признан надежным инвестиционным активом, что не учитывается в действующем регулировании при отсутствии критерия «кредитного качества». Во-вторых, старшие транши ценных бумаг, выпущенные российскими банками в сделках трансграничной секьюритизации ипотечных кредитов, получают кредитные рейтинги выше суверенного рейтинга Российской Федерации. Однако юридически они не признаются ипотечными ценными бумагами и надежными инвестиционными инструментами. Таким образом, по мнению рейтинговых агентств, дополнительная гарантия Российской Федерации как средство повышения надежности соответствующих выпусков вообще является излишней. Следовательно, требование о государственной гарантии, установленное в действующем законодательстве, следует признать избыточным, по крайней мере в отдельных случаях.

Кредитные рейтинги могут иметь большое значение для финансовых рынков, при условии что агентства, присваивающие рейтинги, являются независимыми и имеют высококвалифицированный персонал, что они исходят в своем анализе из последовательной и прозрачной методологии и располагают достаточной информацией, чтобы сформировать оценку кредитоспособности эмитента.

Парламенту России, думаю, все же придется уделить должное внимание теме кредитных рейтингов.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»