Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Аналитический журнал
Управление в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2001 г.
 
 

У российского рынка структурного финансирования неплохие перспективы

Размещено на сайте 15.06.2007
Очередной семинар, проведенный Standard & Poor’s 2 апреля 2007 года в московской гостинице «Арарат Парк Хайатт», был посвящен теме присвоения рейтингов сделкам структурного финансирования в России. Выступая перед многочисленной аудиторией представителей финансового сектора, сотрудники известного рейтингового агентства рассмотрели, в частности, вопросы учета фактора страновых рисков при анализе сделок секьюритизации, практику присвоения рейтингов российским ценным бумагам, правовые аспекты секьюритизации. Принявшая участие в семинаре ведущий аналитик Standard & Poor’s Ирина Пенкина ответила на вопросы корреспондента Издательского дома «Регламент».
 
Как бы Вы охарактеризовали процесс развития российского рынка структурного финансирования?
Как достаточно динамичный. Об этом наглядно свидетельствует появление в 2006 году первых сделок секьюритизации «существующих активов», то есть активов, создаваемых на внутреннем рынке резидентами, принимающими на себя обязательства. Факт появления в России подобных сделок говорит о наработке определенного опыта и возросшем уровне доверия оригинаторов и инвесторов к российским инструментам структурного финансирования. К концу 2006 года рейтинговая служба Standard & Poor’s отрейтинговала пять выпусков ценных бумаг, обеспеченных различными видами залога: потребительскими ссудами, автомобильными кредитами, лизинговыми платежами и ипотечными кредитами. В процессе присвоения рейтингов мы многое узнали о классах активов, которые, вероятно, послужат основой для будущих сделок секьюритизации в России.
Какие особенности присущи российским сделкам?
Каждая из российских сделок секьюритизации, получивших к настоящему времени наш рейтинг, является трансграничной. Это означает, что эмиссию ценных бумаг осуществляет специальное юридическое лицо (спецюрлицо), находящееся в офшорной зоне, а должниками, производящими выплаты по секьюритизированным активам, являются резиденты России (физические или юридические лица). Мы ожидаем появления и внутренних сделок секьюритизации, в которых роль эмитента выполняют российские резиденты. Однако в ближайшей перспективе, очевидно, будут преобладать именно трансграничные структуры, нацеленные на международных инвесторов, обладающих более широким финансовым потенциалом.

Поскольку Россия является новым рынком для сделок секьюритизации, присвоение рейтингов этим сделкам было сопряжено с определенными трудностями. В процессе кредитного анализа мы учитываем сдерживающие факторы правового, структурного и кредитного характера, присущие рынку, где секьюритизация еще только начинает набирать обороты. Принимая во внимание растущую потребность российских банков и компаний в ресурсах, позволяющих наращивать объемы кредитования, мы ожидаем активизации выпуска инструментов структурного финансирования в текущем году.

Что Вы можете сказать о методике, которая используется при рейтинговании сделок секьюритизации, осуществляемых в России?
Начну с оценки риска обеспечения в российских сделках секьюритизации. Как и при анализе сделок на более развитых рынках, оценка риска обеспечения по российским сделкам секьюритизации включает в себя оценку вероятности дефолта и вероятности возврата по дефолтным кредитам. Одна из трудностей кредитного анализа в России заключается в том, что классы активов, служащие основой для секьюритизации, появились совсем недавно, после 2000 года, на волне экономического подъема, и у нас еще не было возможности оценить их качество в период экономического спада или хотя бы замедления экономического роста. К тому же каждый класс активов — особенно когда речь идет о банковских продуктах — находится в процессе эволюции, что еще более укорачивает репрезентативную историю поведения заданного пула активов даже в нынешних благоприятных экономических условиях.

Важен подход к оценке вероятности дефолта. Ввиду отсутствия исторических данных по России при определении вероятности дефолта по активам, будь то потребительские ссуды или ипотечные кредиты, мы полагаемся на такие факторы, как исторические данные о поведении пула активов, предоставляемые оригинатором, а также на знания, полученные при работе в других странах. При этом для каждого класса активов используется своя методология.

Например, при анализе ожидаемых потерь по пулу автокредитов мы вначале определяем базовую вероятность дефолта по данному портфелю активов в текущих условиях, а затем умножаем на определенный коэффициент (в зависимости от рейтингового уровня), отражающий повышение количества дефолтных кредитов при ухудшении экономических условий. В этом случае базовая вероятность дефолта отражает индивидуальные характеристики портфеля активов (и соответственно специфику российского рынка), а рейтинговые коэффициенты основываются на исторических данных поведения пула автокредитов в других странах при разных экономических сценариях.

Применительно к сделкам с использованием ценных бумаг, обеспеченных жилищной ипотекой, мы пользуемся нашей обычной методикой, основанной на расчете средневзвешенной частоты обращения взыскания (WAFF — weighted-average foreclosure fre-quency). В соответствии с ней сначала определяется базовая вероятность дефолта для каждого рейтингового уровня, исходя из исторических данных поведения ипотечных кредитов в сравниваемых странах. Затем базовая вероятность дефолта корректируется с учетом рисков, присущих России, а также индивидуальных характеристик каждого кредита, входящего в пул.

По мере накопления исторических данных, а также получения аналитической информации по новым оригинаторам и классам активов мы развиваем свою методику оценки вероятности дефолта в транзакциях, инициированных в России. Это позволит нам в будущем создать рейтинговые критерии для российского рынка.

Повышает ли вероятность дефолта риск девальвации рубля?
В случаях когда базовые активы номинированы в иностранной валюте (или привязаны к ней), должники, производящие выплаты по секьюритизированным активам, подвергаются риску падения курса рубля. Это повышает уровень кредитного риска. Значение фактора обесценивания рубля определяется тем, что должники (например, кредиторы по закладной), имеющие рублевый доход, но выплачивающие кредит, номинированный в долларах или привязанный к доллару, в случае падения курса рубля будут вынуждены нести дополнительные расходы. Резкое обесценивание рубля в случае кризиса само по себе может привести к столь значительному повышению размера долговых выплат относительно дохода заемщика, что последний окажется не в состоянии обслуживать свой долг. Даже когда зарплата заемщика привязана к доллару, нет никакой уверенности в том, что при падении курса рубля она будет по-прежнему привязываться к рыночному курсу, а также в том, что заемщик не потеряет работу в ситуации экономического кризиса.

При прочих равных условиях мы полагаем, что в каждой рейтинговой категории вероятность дефолта по активам, номинированным в иностранной валюте (или привязанным к ней), будет выше, чем по рублевым активам, — особенно в стрессовом сценарии, моделирующем ситуацию, когда суверенное правительство оказывается на грани дефолта или в дефолте (в настоящее время при уровне «ВВВ+» и выше). Чтобы проанализировать этот риск, мы разработали собственные сценарии развития событий в случае падения курса рубля для каждого рейтингового уровня. Величина воздействия колебаний валютного курса на пул активов тем не менее различается в зависимости от характеристик данных активов. Примером расчета воздействия валютного риска на уровень дефолта по портфелю кредитов служит сделка секьюритизации автокредитов, осуществленная спецюрлицом Taganka Car Loan

Finance PLC, где часть портфеля активов номинирована в долларах США. Здесь базовая вероятность дефолта была скорректирована на определенный коэффициент, отражающий риск обесценения рубля в течение ожидаемого срока жизни кредитов для каждого рейтингового уровня.

Как Вы оцениваете вероятность возврата по дефолтным кредитам?
Мы низко оцениваем вероятность восстановления требований кредиторов по дефолтным активам в России. В зависимости от вида активов, а также уровня стресса эта вероятность либо незначительна либо равна нулю. Наша позиция в этом вопросе основана на таких обстоятельствах, как недостаточная ясность процедур возврата долга по потребительским ссудам, немногочисленность случаев успешного обращения взыскания на заложенное имущество в судебном порядке, а также риск того, что государство может предоставить заемщикам долговое освобождение в случае массовых дефолтов в ситуации экономического спада.

При анализе портфеля потребительских ссуд мы не принимали в расчет возврат по дефолтным кредитам по указанным выше причинам, а также с учетом тенденции быстрого погашения сделки, не сопоставимого с потенциально затяжными судебными разбирательствами. Мы также исходили из нулевой вероятности взыскания долга по автокредитам, которые служили обеспечением в сделке Russian Car Loans № 1 S.A. При оценке возвратности автокредитов в сделке Taganka Car Loan Finance PLC мы учли небольшую вероятность взыскания долга по субординированному траншу (получившему рейтинг «ВВ»).

В России существует законодательная база ипотечного кредитования, а также детально разработан порядок обращения взыскания на имущество, заложенное по договорам ипотеки. Однако достаточного количества прецедентов успешного обращения взыскания в судебном порядке в российской практике пока нет. По этой причине мы невысоко оценили вероятность возврата по дефолтным кредитам в отношении траншей, отрейтингованных на уровнях «ВВ» и «В», в сделке Dali Capital PLC. Для старшего транша (получившего рейтинг «ВВВ+») мы приняли во внимание риск невозможности обращения взыскания в случае серьезного экономического кризиса и посчитали, что для данного уровня стресса вероятность возврата по дефолтным активам равна нулю. Тем не менее мы допустили, что отдельные должники, не-способные исполнять свои обязательства по облигациям в условиях экономического стресса, соответствующего рейтинговому уровню «ВВВ+», возобновят выплаты по ипотечным кредитам после того, как пик финансовых трудностей будет пройден. Наше допущение основывается на низком значении коэффициента «кредит/стоимость обеспечения залога» по соответствующему портфелю ипотечных кредитов: мы считаем, что оно должно побуждать заемщиков сотрудничать с кредиторами и решать кредитные проблемы во внесудебном порядке.

Вы говорили о необходимости измерения структурных рисков. Насколько она велика?
Помимо кредитных рисков, связанных с залоговым обеспечением, существуют риски, относящиеся к движению наличности, и их тоже необходимо измерять. К наиболее значительным рискам, влияющим на большинство российских сделок секьюритизации, относятся риск смешения денежных средств, а также валютный и процентный риски.

«Риск смешения» — это вероятность того, что денежные средства, принадлежащие спецюрлицу (эмитенту долговых обязательств), будут смешаны с денежными средствами, принадлежащими третьей стороне, тем самым в случае банкротства третьего лица эти средства окажутся замороженными на счетах этого третьего лица или будут утрачены. Этот риск довольно существенен в России, где контрагенты (например, сервисер и банки, предоставляющие услуги по переводу средств) имеют рейтинги ниже рейтингов выпускаемых ценных бумаг или не имеют их вообще. Риск смешения в России усиливает и то обстоятельство, что российские законодательство не признает возможность залога денежных активов. По этой причине спецюрлицо не имеет ни обеспечения, ни привилегированного права по банковским счетам, на которые периодически поступают средства от заемщиков, и в случае банкротства банка, в котором находится счет, средства, принадлежащие спецюрлицу, могут быть присоединены к активам банка.

В соответствии с нашей методологией наличие резервного сервисера (обслуживающей организации) является достаточной защитой против дефолта основного сервисера и способствует снижению риска смешения. Во всех отрейтингованных нами российских сделках секьюритизации розничных кредитов присутствовал резервный сервисер. Тем не менее по каждой такой сделке мы измеряли возможность потери денежных средств в результате дефолта сервисера, а также в процессе уведомления заемщиков о новых платежных реквизитах.

В своих отчетах, посвященных оценке сервисеров, специалисты Standard & Poor’s анализируют способность сервисеров управлять портфелями активов, однако наличие ранга надежности у данного сервисера не является обязательным условием присвоения рейтинга сделке секьюритизации с использованием существующих активов.

Риск, связанный с дефолтом организации, предоставляющей банковский счет, смягчается в том случае, когда рейтинг данного участника сделки адекватен для поддержания рейтингов всех траншей выпуска. Если рассматриваемый банк не имеет рейтинга Standard & Poor’s, тогда производится конфиденциальная оценка его надежности, чтобы понять, достаточно ли высока его кредито- способность для поддержания целевых рейтингов ценных бумаг. В настоящее время мы пересматриваем критерии оценки контр- агентов и вспомогательных сторон в сделках секьюритизации и вскоре опубликуем соответствующие критерии.

Риск дефолта, связанный как с сервисером, так и с организацией, предоставляющей банковский счет, покрывается за счет механизмов поддержки кредитного качества. Кроме того, в случаях, когда рейтинг облигаций выше суверенного кредитного рейтинга по обязательствам в иностранной валюте (в данном случае «А-» и выше), мы рассматриваем системный риск, связанный с временным сбоем в работе банковской и платежной систем России, который способен помешать своевременному поступлению денежных средств на банковский счет спецюрлица. В двух отрейтингованных нами сделках секьюритизации автокредитов (Taganka Car Loan Finance PLC и Russian Car Loans № 1 S.A.; в обоих случаях старшие транши облигаций имеют рейтинг «А-») этот риск покрывается специальным кредитом (liquidity facility), размер которого позволяет восполнить прерванный поток средств от заемщиков (как основного долга, так и процентов) в течение девяти месяцев.

Как Вы учитываете валютный и процентный риски?
Если кредиторская и дебиторская задолженность спецюрлица имеет разрыв по валюте или процентам, поток денежных средств от облигаций подвергается риску, связанному с колебаниями обменного курса и процентной ставки. Обычно такие риски хеджируются с помощью механизма свопов.

Во всех российских сделках секьюритизации, которым мы присвоили рейтинги на настоящий момент, присутствовал валютный риск. В большинстве случаев он полностью или частично хеджировался. В сделке Russian Consumer Finance № 1 S.A. схема хеджирования оказалась самой сложной (в ней используется серия возобновляемых спотовых и срочных сделок), однако полной защиты от колебаний валютного курса она не обеспечивает. При определении рейтингов некоторых сделок — например, Red Arrow International Leasing PLC и Dali Capital PLC (в части, касающейся облигаций классов В и С) — учитывалась достаточность одних только руб-левых поступлений (а не поступлений в той валюте, в которой номинированы облигации), поэтому валютный риск не анализировался.

Процентный риск также присущ многим российским сделкам и хеджируется с помощью механизма свопов.

Во всех российских сделках, изученных к настоящему времени, контрагентами спецюрлиц по договорам своп являлись иностранные банки, имеющие кредитные рейтинги выше рейтингов структурных облигаций, поэтому в учете риска дефолта контрагентов не было необходимости. Публикация наших новых критериев адекватности рейтингов участников сделки рейтингам структурных нот должна обеспечить единую основу для определения контрагентов, подходящих для совершаемых сделок.

Почему Вы относитесь к страновым рискам как к дополнительной проблеме кредитного анализа?
Страновые риски всегда учитываются при моделировании стрессовых сценариев. Поэтому при проведении стресс-тестирования по каждой сделке мы анализируем масштабы экономической рецессии, состояние банковской системы, вероятность того, что в случае массовых дефолтов государство предоставит заемщикам долговое освобождение, а также степень волатильности обменного курса.

Поскольку ни в одной из изученных нами сделок риск ограничения перевода и конвертируемости валюты (ОПКВ) не превышал риск ОПКВ для России (оцениваемый как соответствующий уровню «А-»), мы не видели необходимости во включении в сделки специальных инструментов по покрытию этого риска. Если какая-либо новая сделка будет включать транш с целевым рейтингом «А» или выше, тогда потребуется обеспечить защиту от риска ОПКВ посредством адекватного страхования политических рисков, свопа или иных механизмов.

Рейтинг ни одной из существующих российских сделок секьюритизации не сдерживается риском прямого государственного вмешательства. Такого рода риск снижается только путем страхования политических рисков.

А каково Ваше отношение к необходимости анализа правовых рисков?
При определении рейтингов рассматриваемых сделок изучались и правовые риски. В России коммерческое право появилось сравнительно недавно, а секьюритизация является совсем новым явлением, и судебная практика по ее применению еще не наработана.

Юридическое обособление активов, обеспечивающих поток денежных средств, которые необходимы для погашения рейтингованных долговых обязательств, от риска банкротства оригинатора — основа любой сделки секьюритизации. В каждой сделке, упоминаемой в настоящей беседе, такая изоляция активов осуществлена посредством продажи (в соответствии с российским или британским законодательством) активов оригинатором спецюрлицу, зарегистрированному в офшорной зоне. По мнению российского законодательства, такая продажа не будет оспариваться, а активы не станут частью конкурсной массы оригинатора в случае банкротства последнего.

Мы рассматривали вопрос о том, действительно ли поток денежных средств от секьюритизируемых активов обособляется от риска банкротства оригинатора и(или) других российских контрагентов, участвующих в сделке. Российское законодательство не признает концепции залога денежных активов. Поэтому банковские счета на территории России фактически не могут иметь залогового обеспечения, а находящиеся на них средства подвергаются риску несостоятельности держателя счета. В упоминаемых сделках структура финансирования предусматривала решение этой проблемы посредством регулярного снятия денег с российских счетов и перевода их на безопасные счета эмитента в офшорной зоне.

Решая вопрос о том, следует ли учитывать вероятность возврата по дефолтным ипотечным жилищным кредитам (например, Dali Capital), мы проанализировали правовую базу секьюритизации. В России существует законодательная база ипотечного кредитования, имеются детально разработанные процессуальные нормы, регулирующие судебный порядок обращения взыскания на заложенное имущество. Однако в отсутствие истории взыскания ипотечных кредитов в России трудно делать определенные предположения об исходе и длительности судебных разбирательств при обращении взыскания на имущество должника.

Процесс присвоения рейтингов включает также анализ налоговых последствий секьюритизации. В случае сделки Red Arrow International Leasing необходимо было изучить целый ряд вопросов, касающихся налогообложения. Покупатель активов (офшорное спецюрлицо) имел в России филиал, а также своих сотрудников. Кроме того, платежи в рамках обслуживания долга зависят от ожидаемого налогового режима, а именно: от способности указанного филиала компенсировать входящий НДС, уплаченный в связи с покупкой подвижного состава, за счет исходящего НДС, начисленного на лизинговые платежи. Мы получили подробную информацию о налоговых последствиях этой схемы, которые позволили нам заключить, что денежных резервов и других факторов снижения риска достаточно для поддержания присвоенного рейтинга.

Что представляют собой российские сделки, получившие рейтинги в 2006 году?
Первой российской сделкой секьюритизации с обеспечением в виде существующих активов, которой мы присвоили публичный рейтинг, стала сделка по выпуску облигаций с плавающей купонной ставкой общей стоимостью 300 млн евро. Эмитентом облигаций выступила компания RUSSIAN CONSUMER

FINANCE № 1 S.A., а оригинатором сделки стал ЗАО «Банк Русский Стандарт» (В+/Позитивный/В). Выпущенные облигации обеспечиваются потребительскими кредитами, выданными на короткие сроки в местах при- обретения товаров и услуг. Это трехлетняя сделка с револьверной структурой, построенная так, что на протяжении срока ее действия все поступления по основной сумме долга будут использованы для приобретения новых кредитов, после чего начнется амортизация облигаций.

Одной из особенностей сделки является хеджирование валютного риска, позволяющее смягчить последствия неблагоприятных изменений курсов рубля (валюты, в которой номинированы базовые активы) и евро (валюты, в которой номинированы выпущенные облигации). Такое валютное хеджирование осуществляется в форме возобновляемых спотовых и форвардных (срочных) месячных сделок с трехдневным интервалом исполнения (каждая на сумму, равную десятой части общего размера долга). Эту схему хеджирования можно считать инновационной, поскольку возобновляемые спотовые и форвардные сделки чаще используются в кондуитах коммерческих бумаг, нежели в срочных сделках секьюри- тизации. Однако ввиду своего постоянно возобновляемого характера данная схема хеджирования не позволяет полностью покрыть риск неблагоприятных изменений валютного курса. Эффект колебания валютных курсов был измерен и включен в модель денежных потоков.

В рамках сделки выпущены облигации трех классов. Облигации класса А-1 получили рейтинг «ВВВ» на момент закрытия сделки (в это время Российская Федерация имела суверенный рейтинг «ВВВ»). 22 декабря 2006 года указанный рейтинг облигаций класса А-1 был включен в список CreditWatch («рейтинг на пересмотре») с позитивным прогнозом, в связи с тем что 4 сентября 2006 года суверенные кредитные рейтинги Российской Федерации были повышены (рейтинги по обязательствам в иностранной валюте — до ВВВ+/Стабильный/А-2, рейтинги по обязательствам в национальной валюте — до А-/Стабильный/А-2). Теперь, когда прошло достаточно времени для оценки поведения пула активов и выплат по облигациям, мы рассматриваем возможность повышения рейтинга этой сделки до суверенного уровня, как было первоначально.

В марте 2006 года спецюрлицо Red Arrow International Leasing PLC выпустило облигации класса А на сумму в 12 570 млн рублей. Насколько нам известно, это первый в России случай публичного размещения облигаций с обеспечением в виде залога прав требования по лизинговым платежам. Поступления от данного выпуска были использованы для финансирования займа, выпуска сертификатов участия, а также расходов второго спецюрлица Red Arrow International Leasing S.a.i.l. (RAL), зарегистрированного в Люксембурге и имеющего филиал в Москве.

В свою очередь RAL использовало полученные денежные средства для приобретения подвижного состава и лизинговых договоров между лизинговыми компаниями Magistral Finance, Investment Partner и FC Incorporated Depositors с лизингополучателем ОАО «Российские железные дороги» (ВВВ+/Стабильный/-). РЖД является единственным лизингополучателем по договорам лизинга подвижного состава, поэтому рейтинг облигаций класса А зависит от рейтинга этой компании. После повышения рейтинга РЖД до уровня «ВВВ+» 22 декабря 2006 года Standard & Poor’s повысило рейтинг указанных облигаций класса А до уровня «ВВВ+».

Своевременность выплаты процентов и полного погашения основного долга по данным облигациям зависит от налогового режима, существующего в России. Ввиду высокой чувствительности сделки к изменениям в налоговом законодательстве присвоенный кредитный рейтинг учитывает среди прочего результаты анализа налогового режима и влияния возможных негативных изменений в порядке налогообложения на денежные потоки.

В сентябре 2006 года было объявлено о присвоении публичного рейтинга первому выпуску облигаций с плавающей купонной ставкой, осуществленному с участием российского оригинатора, но за пределами России и обеспеченному автомобильными кредитами. Эмитентом облигаций, стоимость которых составила 430,025 млн долларов, стало спецюрлицо Taganka Car Loan Finance PLC.

Обеспечением кредита является статический пул рублевых и долларовых автокредитов, выданных МДМ-Банком физическим лицам, являющимся резидентами России. Это — первая сделка секьюритизации с использованием автокредитов, в которой оригинатором выступает МДМ-Банк.

Эмитент заключит соглашения о получении дополнительной ликвидности и хеджировании валютного и процентного рисков, которые будут действовать вплоть до наступления намеченного срока погашения облигаций (этот срок не совпадает с официальной датой окончательного погашения).

Вскоре после сделки Taganka Car Loan Finance PLC была проведена другая транзакция по секьюритизации автокредитов. Речь идет о сделке Russian Car Loans № 1 S.A., в которой оригинатором выступил ЗАО «Банк Русский Стандарт» (В+/Позитивный/В). Это трехлетняя револьверная сделка по выпуску облигаций, обеспечиваемых автокредитами, со сроками погашения от 12 до 60 месяцев.

Облигации обеспечены потребительскими кредитами, выданными БРС через автодилеров. Кредиты будут погашены в течение 58 месяцев после заключения сделки.

Пул довольно хорошо диверсифицирован географически: в структуре его распределения нет ни одного региона, чья доля в какой-то момент времени превышала бы 20% продаваемых активов. Географическая структура пула отражает структуру совокупного кредитного портфеля банка «Русский Стандарт».

Сделка имеет трехлетний револьверный период, по истечении которого облигации должны быть либо рефинансированы, либо амортизированы. Однако если в течение револьверного периода кредитные характеристики активов, оригинатора или Российской Федерации ухудшатся, это может стать событием, открывающим период амортизации, и тогда покупка новых кредитов будет прекращена.

Структура сделки (использование субординированного кредита) позволяет смягчить негативные последствия потерь по кредитам, возникающим в результате смешения активов в случае банкротства оригинатора. Величина кредита ликвидности рассчитана таким образом, чтобы она покрывала процентные платежи по облигациям в течение периода смешения денежных средств, поступающих от заемщиков. Кроме того, сделка предусматривает использование процентного свопа, позволяющего смягчить последствия неблагоприятных изменений курсов рубля (валюты, в которой номинированы базовые активы) и евро (валюты, в которой номинированы выпущенные облигации).

Наконец, о сделке Dali Capital PLC. Из всех сделок секьюритизации с участием российских оригинаторов, получавших рейтинг Standard & Poor’s, это первая сделка, обеспечением по которой стали ипотечные жилищные кредиты. Ее оригинатором выступила компания Sovfintrade Ltd (SFT). Зарегистрированное в Ирландии спецюрлицо Dali Capital PLC выпустило обеспеченные ипотечными кредитами облигации с фиксированной и плавающей ставками (Gazprombank securities series 2006-1) на сумму 864,0 млн рублей. Поступления от данного выпуска пойдут на финансирование покупки кредитных нот трех классов, выпущенных люксембургским спецюрлицом Gazprombank Mortgage Funding 1 S.A. (GZB), которое, в свою очередь, использует эти поступления для приобре- тения портфеля ипотечных закладных, выданных российским гражданам и обеспеченных жилой недвижимостью на территории России.

Таким образом, кредитные рейтинги, присвоенные облигациям Dali классов А, В и С, отражают кредитное качество портфеля ипотечных кредитов, приобретаемого GZB у Sovtrade Ltd., поскольку Dali является единственным держателем кредитных нот классов А, В и С.

Обеспечением по сделке служит статический пул закладных с преимущественным требованием, которые номинированы в рублях и выданы компаниями, выполняющими функции региональных операторов партнерской сети SFT, а также региональными банками, выступающими в роли первоначальных кредиторов — участников партнерской сети SFT. Облигации класса А номинированы в евро и хеджированы посредством валютного свопа в полном объеме. Облигации классов В и С номинированы в рублях, но платежи по ним осуществляются в долларах США. Присваивая рейтинги облигациям классов В и С, Standard & Poor’s оценивало лишь вероятность своевременного погашения процента и основной суммы долга в рублях.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»