Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Аналитический журнал
Управление в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2001 г.
 
 

Изменение банковского законодательства в России и его воздействие на риски банковской системы

Представитель международного рейтингового агентства Standard & Poor’s рассказывает о том, каким образом недавние законодательные инициативы в Российской Федерации и общие события на рынке страны оказали и, возможно, окажут влияние на кредитные рейтинги российских банков.
 

Рост российской экономики за последние пять лет способствовал укреплению банковского сектора России. Тем не менее повышение кредитоспособности российских банков отстает от роста суверенного рейтинга Российской Федерации. Это явление обусловлено высоким уровнем экономических и отраслевых рисков, оказывающих негативное воздействие на российскую банковскую систему.

Наиболее существенным экономическим риском служит, во-первых, высокая концентрация экономического роста на узком спектре отраслей сырьевой направленности, что обусловливает соответствующую концентрацию кредитных портфелей банков. Во-вторых, правовая среда остается неопределенной и непредсказуемой, что затрудняет деловой оборот и увеличивает транзакционные издержки контрагентов.

Основными отраслевыми рисками, по мнению Standard & Poor’s, являются: высокая концентрация кредитных рисков и ресурсных источников банков; недостаточный уровень капитализации банковской системы; высокая зависимость банков от связанных сторон; непрозрачность структуры собственности; фрагментированность отрасли и большое число мелких банков. Перечисленные факторы уже стали, по сути, хроническими проблемами банковской отрасли, которые не удалось преодолеть даже в наиболее благоприятных макроэкономических условиях последних лет.

Законодательные нововведения
Повышение качества банковского надзора и практическое соблюдение банками регулятивных требований Центрального банка могут повысить надежность банковской системы в целом. В 2003–2004 годах регулирующими и законодательными органами был предпринят целый ряд инициатив, которые направлены на ужесточение надзорных требований к банкам и развитие правовой и институциональной инфраструктуры отрасли. Речь идет о таких мерах, как принятие Закона о страховании частных вкладов, постепенное внедрение отчетности по МСФО как дополнительной формы отчетности банков, изменение и усиление регулятивных требований к качеству капитала, ликвидности, созданию резервов по ссудам, прохождение законопроекта о кредитных бюро и доработка законодательных основ ипотечного кредитования и рефинансирования. Однако практический результат от внедрения новых законодательных положений еще только предстоит получить.

Внедрение системы страхования частных вкладов, безусловно, является самым важным направлением банковской реформы по степени воздействия на отдельные банки. Standard & Poor’s полагает, что эта мера окажет позитивное воздействие на банковскую систему в целом, поскольку будет способствовать повышению стабильности депозитной базы и постепенному выравниванию конкурентных условий между Сбербанком и другими банками. Тем не менее благоприятное воздействие на отрасль будет сглажено, если в систему страхования будет допущено большое число мелких и неустойчивых банков, не имеющих опыта работы с независимой клиентурой. В условиях экономического спада это чревато неплатежеспособностью большого количества участников страховой системы, что может создать значительную нагрузку на страховой фонд и подорвать доверие частных вкладчиков. Еще одним предметом опасений Standard & Poor’s является то, что до объявления полного списка банков, допущенных к системе страхования, в банковской системе сохраняется некоторая неопределенность.

Последствия летней нестабильности на банковском рынке 2004 года
Нестабильность банковской отрасли летом 2004 года, проявившаяся в падении объемов межбанковского кредитования и оттоке частных вкладов, послужила иллюстрацией того, что рост объемов банковской деятельности в последние годы не привел к значительному повышению надежности банков. Низкий уровень доверия клиентов к банкам создал предпосылки для массового оттока вкладчиков при малейших признаках проблем в отрасли. Неопределенность в отношении процесса отбора в систему страхования вкладов и ожидание ужесточения надзорных требований привели к сокращению межбанковского кредитования. Наконец, падение фондового рынка, начавшееся в середине апреля, снизило запас ликвидных ресурсов банков. Все эти обстоятельства привели к существенному падению ликвидности отрасли.

Реакция регулирующих органов была запоздалой, но скоординированной. ЦБ РФ дважды сократил свои резервные требования: сначала с 9 до 7%, затем до 3,5%. Кроме того, на 1% (до 13%) была снижена ставка рефинансирования. Эти меры позволили увеличить объем ликвидных средств на рынке — на 40 млрд руб. в июне и на 115 млрд руб. в июле (по данным ЦБ РФ). Кроме того, в июне–июле ЦБ РФ предоставил кредиты национальным банкам по операциям РЕПО в размере порядка 160 млрд руб. Впервые с 1998 года ЦБ РФ выкупал государственные облигации — на 138 млрд руб. в июне и на 423 млрд руб. в июле.

В июле 2004 года Президент Российской Федерации подписал Закон «О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» (№ 96-ФЗ), гарантирующий компенсацию в размере до 100 тыс. руб. ($3,4 тыс.) по вкладам физических лиц в банках, не участвующих в системе страхования вкладов (в соответствии с другим Законом, принятым в декабре 2003 г.). Оперативность принятия этого нового Закона свидетельствует о возросшем осознании значимости банковской реформы в высших эшелонах власти. Кроме того, были внесены поправки в Закон, регулирующий деятельность ЦБ РФ, в соответствии с которыми ЦБ РФ теперь имеет право устанавливать ограничения на банковские процентные ставки. За первые две недели августа 2004 года объем вкладов населения в системе (без учета Сбербанка) вырос на 18 млрд руб., а в Сбербанке — примерно на 20 млрд руб. (по данным ЦБ РФ). Если в первые пять месяцев 2004 года доля Сбербанка в общем объеме ритейловых депозитов снижалась и составляла менее 65%, то недавние события способствовали некоторому ее увеличению.

В то время как указанные чрезвычайные меры ЦБ РФ существенно помогли стабилизовать ситуацию, традиционные инструменты рефинансирования, применяемые в отношении банков, — такие, как кредиты по операциям РЕПО и прямое кредитование со стороны ЦБ РФ, — оказываются малоэффективными, а для небольших организаций к тому же и не всегда доступными. В настоящее время ЦБ РФ предоставляет ссуды лишь под залог высоколиквидных государственных и муниципальных облигаций, которые, как правило, просто распродаются при появлении проблем с ликвидностью. Кроме того, ЦБ РФ неохотно предоставляет стабилизационные кредиты по причине определенных юридических трудностей. Действующее банковское законодательство ограничивает право ЦБ РФ на проведение превентивных интервенций в целях защиты частных банков: интервенции разрешаются лишь в критических ситуациях, когда у банков возникают серьезные проблемы с ликвидностью или с финансовыми показателями. Все это не позволяет российским банкам рассчитывать на активную помощь со стороны регулирующих органов и ставит ликвидность банковской системы и отдельных банков в весьма уязвимое положение в случае неблагоприятных событий в экономике или финансовой сфере. Даже по сравнению со своими коллегами из соседних стран российские банки выглядят менее защищенными. В Украине, например, банки могут использовать обязательные резервы в критических ситуациях, а Национальный банк Украины весьма успешно и своевременно применяет целый ряд инструментов по поддержанию ликвидности, включая кредитование под залог активов, валютные свопы и стабилизационные кредиты.

В целом летняя ситуация на банковском рынке отразила высокий структурный риск, присущий банковской системе России, который уже интегрирован Standard & Poor’s в кредитные рейтинги российских банков. Средний уровень рейтингов российских банков находится на уровне «В-», являющемся одним из самых низких в мире (рис. 1).

Это отражает институциональную слабость и незрелую кредитную культуру в стране, то есть факторы, из-за которых в случае экономического спада банки могут потерпеть значительные убытки. В ходе летних событий Standard & Poor’s не понизила рейтинги своих клиентов, но изменила «позитивный» прогноз по двум банкам на «стабильный», отражая меньшую вероятность роста рейтингов в среднесрочной перспективе.

Прямым следствием летней нестабильности банковского рынка явились усиление сегментации межбанковского рынка и ослабление возможности заимствования на внутреннем и внешнем рынках. Многие банки во второй половине 2004 года испытали трудности с привлечением вкладов клиентов, особенно физических лиц, которые в последние годы стали важным источником фондирования для наращивания активов. В результате темп роста отрасли замедлился (рис. 2–5)*.

Standard & Poor’s также ожидает, что финансовые результаты деятельности банков в 2004 году будут менее успешными, чем в предыдущем году. Тем не менее есть основания предполагать, что экспансия банковской отрасли возобновится в 2005 году на фоне сохранения умеренного экономического роста и положительной динамики доходов населения. Уровень финансового посредничества в России остается на низком уровне, что оставляет большой потенциал для наращивания банковской активности: объем кредитов, выданных нефинансовым предприятиям, в процентах к ВВП в России составляет 21% против 29% в Польше, 44% в Венгрии и 75% во Франции.

Макроэкономическая конъюнктура
Изменение общего уровня рейтингов российских банков в среднесрочной перспективе будет во многом зависеть от динамики макроэкономической конъюнктуры и существенных изменений в сфере банковского законодательства и банковского регулирования. В частности, прохождение или непрохождение банка в систему страхования вкладов будет определять долгосрочный потенциал его развития. Standard & Poor’s ожидает достаточно динамичное изменение рыночного положения отдельных банков, в том числе среди наиболее крупных кредитных организаций, как следствие усиливающейся конкурентной борьбы и ускорения консолидации отрасли. Первые крупные сделки по слиянию/объединению («НИКойл» — «Уралсиб», Росбанк — «О.В.К.», Внешторгбанк — Гута-банк и Промстройбанк) уже были объявлены в 2004 году. Под давлением возрастающей конкуренции, падения доходности от основных операций и повышения регулятивных требований к капиталу данная тенденция, скорее всего, продолжится. В долгосрочной перспективе на структуру и динамику развития банковской отрасли будет оказывать влияние приход иностранного капитала. В настоящее время объем прямых иностранных инвестиций невелик, однако приход крупных международных банков (если он состоится) способен оказать сильное влияние на конкурентную среду.
И. Пенкина, Standard & Poor’s, ведущий аналитик
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»