Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Международные банковские операции
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2004 г.
 
 

Незаконные операции с картами международных платежных систем: проблемы судебного доказывания

Размещено на сайте 21.10.2008
Как известно, обслуживание операций с пластиковыми картами международных платежных систем сопряжено для коммерческих банков с рядом рисков, касающихся различного рода неправомерного использования таких карт. В настоящей статье рассматривается ряд проблем, с которыми сталкиваются украинские банки при судебном рассмотрении споров, связанных с незаконными операциями по картам международных платежных систем.
 

Ряд подобного рода ситуаций был рассмотрен в чрезвычайно полезной и актуальной работе А.В. Марченко и С.В. Бочкарева1. Однако данная монография была рассчитана на непрофессиональную широкую аудиторию и не носила юридического характера. В научной литературе (как российской, так и украинской) автору не приходилось встречать подробного анализа судебной практики высших судов по таким банковским операциям, что, вероятно, связано с тем, что бурный рост эмиссии платежных карт начался как в Украине, так и в России только недавно. Вместе с тем такой рост ставит перед коммерческими банками достаточно острые вопросы, связанные с доказыванием в суде правомерности транзакций, оспариваемых клиентами.

Основной целью статьи является анализ судебной практики высших судебных инстанций Украины в данной области через призму защиты законных интересов банков в таких судебных процессах. По сути, указанные проблемы в настоящее время далеки от своего разрешения, однако, по нашему мнению, даже их постановка и обсуждение будут иметь существенную практическую пользу.

Предоставление банком распечаток из собственных электронных баз данных

Достаточно серьезной проблемой, с которой приходится сталкиваться банкам при доказывании своей правовой позиции, является то, что банк часто может представить только документы «собственного производства», то есть распечатки из своих электронных баз данных.

Действительно, статья 40 закона Украины от 05.04.2001 «О платежных системах и переводе средств в Украине» (далее — Закон о платежных системах) признает за этими электронными документами силу доказательства в суде. Однако данными распечатками можно в лучшем случае доказать только сам факт транзакции, а не совершение ее определенным лицом (законным владельцем платежной карты или, наоборот, неуполномоченным лицом). Кроме того, как в теории судебного доказывания, так и на практике суды отдают предпочтение «независимым» доказательствам, то есть внешним, на формирование которых заинтересованная сторона по делу не могла повлиять.

Недобросовестные клиенты банка традиционно утверждают, что банк имеет возможность изготовить на компьютере абсолютно любые электронные документы, то есть представленные суду доказательства не отвечают критерию независимости.

Попыткой как-то решить эту проблему (создать внешние независимые доказательства транзакций) является норма части 1 статьи 40 Закона о платежных системах, которая обязывает расчетные банки международных платежных систем, действующих в Украине, предоставлять иным банкам — членам системы услугу по подтверждению сведений об операциях, проведенных через соответствующие платежные системы (дословно — «услуги для определения достоверности информации, которая содержится в электронных документах, обрабатываемых этой платежной системой»).

Однако практики таких «подтверждений» за 7 лет действия Закона о платежных системах не наработано. Причина заключается в том, что расчетный банк осуществляет, по сути, только межбанковский клиринг, причем на консолидированной основе. Какие конкретно операции и с какими картами стоят за сводными данными, предоставленными банками — участниками системы, расчетный банк технически не видит, соответственно и подтвердить их не может.

Следует учитывать и то обстоятельство, что предоставление расчетному банку технической возможности «увидеть» эти операции фактически означало бы его доступ ко всей клиентской базе банков — эмитентов карт, что неприемлемо для последних.

Информация об услугах, связанных с использованием карт МПС

Следующей юридической проблемой является то, что многочисленные ссылки в Законе о платежных системах на применение правил международных платежных систем (МПС) фактически свидетельствуют о намерении законодателя предоставить указанным правилам статус источника правового регулирования соответствующих банковских операций. Разумеется, правила пользования банковскими картами, которые подписывает клиент, представляют собой по сути извлечение из правил МПС. Однако значительная часть указанных правил МПС носит конфиденциальный характер, и предоставлять их полный текст клиентам для ознакомления банк объективно не может.

В отдельных нестандартных случаях у банка возникает необходимость обосновывать свою правовую позицию в суде теми нормами правил МПС, которые не вошли в подписанный клиентом формуляр. И здесь клиенты могут, во-первых, обоснованно ссылаться на то, что банк не предоставил возможности ознакомиться с полным текстом правил МПС; во-вторых, требовать через суд у банка предоставить полный текст указанных правил, причем в переводе на язык судопроизводства, что крайне затруднительно для банка и технически, и с точки зрения безопасности деятельности (правила МПС содержат ряд строго конфиденциальных технических параметров работы таких систем), и с точки зрения исполнения юридических обязательств конфиденциальности, которые принимают на себя банки перед МПС.

Об актуальности, неоднозначности и сложности проблемы доказывания банком правовой позиции свидетельствует то, что в течение последнего времени Верховным Судом Украины было принято два по сути противоположных судебных решения по практически идентичным делам по искам к банку физических лиц, утверждавших, что банк необоснованно списал денежные суммы с их карт.

Так, решением от 12.12.2007 Верховный Суд Украины подтвердил решения нижестоящих судов о взыскании с банка суммы списанных средств в размере 48 тыс. гривен (курс национальной украинской валюты составляет около 5 гривен за $1) в пользу клиента просто на основании его (клиента) утверждения о том, что во время списания средств с его картсчета в ночное время он находился дома с членами своей семьи. При этом никаких подтверждающих эти обстоятельства доказательств, кроме показаний членов семьи истца, которые объективно являлись заинтересованными в решении спора в пользу истца, не было. Верховный Суд отменил только решения нижестоящих судов в части взыскания с банка в пользу истца 10 тыс. гривен морального вреда, признав недоказанным, что истцу был причинен банком какой-либо моральный вред.

Определением от 11.04.2007 иная коллегия судей Верховного Суда Украины отменила как незаконные решения нижестоящих судов о взыскании с банка в аналогичной ситуации 47 тыс. гривен, списанных с картсчета физического лица-истца. Истец в данном случае также утверждал, что соответствующей транз-акции он не проводил, на что Верховный Суд ответил, что «в соответствии с частью 5 статьи 14 закона Украины “О платежных системах и переводе средств в Украине” держатель специального платежного средства обязан использовать его в соответствии с требованиями законодательства Украины и условиями договора, заключенного с эмитентом, и не допускать использования специального платежного средства лицами, которые не имеют на это права либо полномочий». Также Верховный Суд констатировал, что из решений нижестоящих судов вообще невозможно установить, какие конкретно нормы законодательства или заключенного с истцом договора нарушил банк. Таким образом, Верховный Суд сделал чрезвычайно важный вывод о том, что на истцах — клиентах банка лежит общая обязанность доказывать неправомерность действий банка: просто заявить, что транзакции не проводилось, для привлечения банка к гражданско-правовой ответственности недостаточно.

Указанный судебный прецедент интересен еще и тем, что Верховный Суд Украины отклонил и ссылки истца на законодательство о защите прав потребителей. Такие ссыл-ки стали весьма распространенными в исках физических лиц к украинским банкам, так как позволяют истцам уклониться от уплаты госпошлины за подачу иска. Кроме того, так как потребитель традиционно считается «слабой» стороной соответствующих правоотношений, у суда создается иллюзия добросовестного гражданина, несправедливо обиженного крупным могущественным банком.

Тем не менее это просто хитрый тактический ход, не имеющий ничего общего с реальным содержанием законодательства о защите прав потребителей. Соответствующее законодательство относится к публичному праву (по сути это административно-правовые нормы), а потому не может толковаться расширительно.

Почти все банковские услуги имеют нематериальный характер, что исключает возможность доказывания «производственного брака», как это обычно происходит при защите прав потребителей, которые приобрели промышленные товары. Так как для банковской деятельности не утверждены ГОСТы, нарушение банком прав потребителя на практике может заключаться разве что в предоставлении банком неполной и(или) недостоверной информации потребителю о банковской услуге. В данном случае такого, разумеется, не было.

В контексте вопроса о предоставлении клиенту полной информации об услугах, связанных с использованием карт МПС, значительный интерес представляет еще один прецедент Верховного Суда Украины, в котором были подняты одновременно сразу несколько проблем: неознакомление клиента с правилами пользования картой и снятие денежных средств по украденной карте. Так, судом первой инстанции банку было отказано во взыскании задолженности по кредитной карте (около 6 тыс. гривен) со ссылкой на то, что клиент не был ознакомлен банком с правилами пользования картой. Кроме того, суд ссылался на то, что после кражи карты истец надлежащим образом известил о факте кражи банк, а его (клиента) вины в том, что деньги были сняты с картсчета до блокировки карты, нет.

Однако суд второй инстанции (Апелляционный суд Запорожской области), с определением которого от 12.03.2007 согласился и Верховный Суд Украины, высказал противоположную и, на наш взгляд, совершенно обоснованную позицию об обоснованности исковых требований банка со ссылкой на следующее.

Суды признали доказанным, что ответчику было предложено отдельно ознакомиться с условиями получения платежной карты, тарифами и правилами пользования ею, однако он отказался от ознакомления. Подписание кредитного договора, «привязанного» к карте, было расценено судами как ознаком-ление клиента с правилами и условиями предоставления банковских услуг. Также судами было установлено, что клиент потребовал у банка-эмитента заблокировать карту через 31 минуту после фактического снятия с нее неустановленным лицом спорных денежных средств. Поэтому суды целиком обоснованно возложили на клиента ответственность за операции, проведенные по его карте после ее кражи и до момента его обращения в банк за блокировкой карты.

Ошибочно зачисленные средства

В системе хозяйственных судов Украины был рассмотрен спор по иску банка к физическому лицу — субъекту предпринимательской деятельности о взыскании необоснованно полученной суммы, что произошло при следующих обстоятельствах. Вследствие сбоя в программных комплексах банка произошло двойное пополнение карты клиента суммой, которую надлежало зачислить на карту только один раз (около 18,5 тыс. гривен). Воспользовавшись этим, клиент «оперативно» провел через банкомат за 20 минут 20 транз-акций на одинаковую сумму, каждый раз правильно вводя ПИН-код с первого раза, в результате чего с карты были сняты как правомерно зачисленная сумма, так и ошибочно зачисленные средства. Это не помешало клиенту утверждать в суде, что излишне зачисленная на карту сумма была якобы снята с карты не им, а неизвестными ему лицами.

Высший хозяйственный суд Украины постановлением от 11.11.2004 по делу № 19/53 подтвердил решения нижестоящих судов о взыскании с ответчика в пользу банка — эмитента карты излишне полученных средств. Следует отметить, что в данном конкретном случае деньги перечислялись (в части правомерно зачисленной на карту суммы) на картсчет с текущего счета того же клиента — плательщик и получатель средств совпадали. Поэтому в любом случае клиент не мог не знать, что он снимает «лишние» деньги.

Гораздо более сложными и неоднозначными для юридического анализа являются ситуации добросовестного использования клиентом ошибочно зачисленных на его счет денежных средств. В частности, речь идет об излишнем зачислении незначительных в общем обороте клиента сумм, ошибочности получения которых он мог объективно и не заметить. Понятно, что основную зачисленную сумму он должен вернуть, но должен ли он платить какие-либо проценты за пользование ею — ведь в необоснованном зачислении средств на счет присутствует вина банка в форме неосторожности?

Ряд таких неоднозначных ситуаций, возникавших в банковской практике, был рассмотрен на примере английских банков в известной монографии А.А. Вишневского2. Фактически в каждой такой ситуации приходилось искать индивидуальное решение — выработка для таких случаев унифицированного решения невозможна. Так, в Англии в отдельных случаях банкам, ошибочно зачислившим суммы на счета добросовестных клиентов, было отказано даже в возврате основной суммы, то есть банки понесли чистые убытки.

Мы же, возвращаясь к описанному выше судебному делу, отметим его важность для защиты законных интересов банков в том плане, что в данном случае Высший хозяйственный суд Украины признал за распечатками из платежных систем банка силу доказательства как ошибочного зачисления средств на картсчет, так и их последующего снятия через конкретные банкоматы в зафиксированные банком моменты времени.

Отстаивание банком- эквайрером своих интересов в судах

Во всех рассмотренных выше примерах банк защищал свои интересы в суде, будучи эмитентом соответствующей карты. Но банкам приходится защищать свои интересы в судах, не только выступая в качестве эмитентов карт, но и в качестве банков-эквайреров.

Ряд сложных проблем доказывания по таким делам высветило рассмотренное Хозяйственным судом Киева 18.05.2007 и Киевским апелляционным хозяйственным судом 18.09.2007 дело № 22/322 по иску банка к своему клиенту — продавцу услуг о возмещении ущерба.

Так, через интернет-портал киевской туристической компании были оплачены туристические услуги в сумме около 36 тыс. гривен по проживанию в отеле иностранного гражданина, якобы прибывшего для участия в проводимой в указанном отеле конференции крупной международной церкви. В подтверждение факта оказанных услуг «туристом» и туристической компанией был подписан договор о туристическом обслуживании в форме ваучера.

После возмещения банком-эквайрером суммы транзакции туристической компании оказалось, что законный владелец карты — подданный Великобритании — не имеет к этой транзакции никакого отношения, его имя и фамилия не совпадают с именем и фамилией «туриста», а церковной конференции в указанные дни в данном отеле вообще не проводилось. За несколько минут до инициирования транзакции с его карты в Киеве с этой же карты была инициирована также необоснованная транзакция из Парижа.

Поскольку банк-эквайрер понес убытки в сумме транзакции, он обратился в суд с иском к торговому предприятию о возмещении суммы в порядке регресса. В конечном счете дело было решено в пользу банка (иск удовлетворен), но при этом банку вследствие дотошности судей хозяйственных судов пришлось столкнуться с рядом проблем в доказывании, которые полностью разрешить так и не удалось.

Во-первых, необходимо было доказать, что транзакция действительно была инициирована в указанный банком промежуток времени с определенного IP адреса, и этот IP-адрес принадлежал в данный день ответчику. Данную проблему удалось решить путем направления по ходатайству банка судебного запроса интернет-провайдеру, который предоставил сведения о владельце IP-адреса и распечатку протоколов обмена данными по данному адресу за день спорной транзакции.

При этом следует отметить, что договором об эквайринге было вообще запрещено инициировать транзакции по платежным картам третьих лиц с компьютера торговца по его собственным операциям (т.е. в его пользу) — таково стандартное требование безопасности, применяемое в системе Visa. Вместе с тем нельзя не сказать, что, поскольку направ-ление запросов является правом, а не обязанностью суда, целесообразно включать в соответствующие банковские договоры с клиентами право банка самостоятельно направлять от имени клиента запросы контр- агентам последнего при проведении расследований мошеннических транзакций.

Во-вторых, необходимо было доказать, что деньги действительно были списаны со счета добросовестного владельца карты, а затем последовательно прошла вся обратная цепочка возмещений суммы (банк-эквайрер — платежная система — банк-эмитент — добросовестный владелец карты). Указанную задачу удалось решить только частично, то есть доказать, что банк-эквайрер (истец) действительно возместил сумму ответчику в Украине, затем получил ее возмещение от платежной системы Visa, но после этого вынужден был вернуть возмещение последней по процедуре chargeback.

Доказательств возмещения суммы платежной системой банку — эмитенту карты, а также последним — владельцу карты предоставить суду не удалось, так как в рамках платежной системы Visa отсутствует юридическая обязанность как платежной системы, так и банка — эмитента карты предоставлять такие документы иным банкам. Направление же судебных запросов через иностранные суды в платежную систему и английскому банку-эмитенту затянуло бы рассмотрение спора на неопределенное время.

Поэтому, по нашему мнению, необходимо разработать в рамках международных платежных систем юридические механизмы межбанковского предоставления таких документов. Хотя здесь и будет происходить раскрытие некоторой информации о клиенте, оно будет иметь все же персональный характер (а не общее раскрытие клиентской базы) в объеме, необходимом для целей правосудия.

Необходимо заметить, что банк, у которого просят раскрыть некоторую информацию о своем клиенте сегодня, завтра сам же может оказаться в роли пострадавшего от мошенничества и будет вынужден просить у другого банка платежной системы необходимую для расследования информацию. Таким образом, речь здесь идет об определенной банковской солидарности и взаимовыручке.

В-третьих, поскольку все пересечения государственной границы Украины иностранными гражданами фиксируются и учитываются пограничной службой, была сделана попытка доказать, что как законного владельца карты, так и даже «туриста» в день транзакции вообще не было на территории Украины, то есть что они не въезжали в страну до даты транзакции. Однако пограничная служба ответила на соответствующий запрос суда, что для идентификации таких иностранных граждан ей необходимы их паспортные данные, так как в страну в ряде случаев въезжают разные иностранные граждане, имеющие одинаковые имена и фамилии.

В данном случае никаких паспортных данных «турист»-мошенник, разумеется, не оставил. Но если бы существовала возможность через платежную систему запросить у банка-эмитента паспортные данные легитимного владельца карты, это существенно облегчило бы доказывание мошеннического характера транзакции. И в целом защиту банком своих законных интересов: по транзакциям, инициированным с украинской территории, можно было бы легко обосновывать, предоставляя внешние — независимые от банка — подтверждения пограничной службы, что владельцев карт вообще не было в Украине в день транзакции, что, безусловно, свидетельствует о мошенничестве.

* * *

Проблемы, связанные с незаконными операциями по карточкам международных платежных систем, далеки от своего разрешения. Полностью исключить такие операции вряд ли когда-либо будет возможным, так как с развитием банковских технологий параллельно развиваются «технологии» обмана банков и незаконного завладения средствами последних. Кроме того, в ряде случаев невозможно объективно установить место пребывания законного владельца карты в момент совершения транзакции.

Усовершенствование в рамках международных платежных систем процедур сотрудничества в аспекте межбанковского обмена информацией позволит банкам лучше защищаться от таких неправомерных действий, а также найти разумный компромисс между интересами банка, связанными с необходимостью защиты от посягательств на его имущество, и интересами, связанными с конфиденциальностью отношений между банками и их клиентами.

В рамках платежных систем в целях повышения уровня безопасности расчетов целесообразно ввести «географический» критерий, заблокировав возможность инициирования в течение разумного разрыва во времени транз-акций по одной карте с IP-адресов и торговых точек, зарегистрированных на значительном географическом удалении друг от друга.


1 Марченко А.В., Бочкарев С.В. Пластиковые деньги — Visa, MasterCard и другие. — М., 2006.
2 Вишневский А.А. Банковское право Англии. — М., 2000.
К.Ю. Молодыко, НИИ частного права и предпринимательства АПрН Украины, к.ю.н.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»