Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Международные банковские операции
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2004 г.
 
 

Юридические аспекты банковских гарантий (по материалам практики Высшего хозяйственного суда Украины)

Развитие международных торговых связей имеет особое значение для экономики любого государства, и роль коммерческих банков в установлении и реализации этих связей трудно переоценить. Содействовать указанному процессу призвана юридическая наука. Поскольку крупные коммерческие банки постоянно работают с иностранными контрагентами, а отдельные банки имеют дочерние финансовые структуры за рубежом, важно иметь достаточно полное представление о том, как «работают» те или иные банковские инструменты в иностранных юрисдикциях, ведь толкование некоторых правовых конструкций в разных юрисдикциях может существенно отличаться. В особенности это касается конструкций, базирующихся на обычаях, так как обычаи варьируются от страны к стране. В этой связи изучение правоприменительной практики высших судебных инстанций разных государств приобретает особую значимость.
 

Рассматривая споры из международных документарных операций, судьи ориентируются не на технологические их аспекты, а на юридическое содержание. По этой причине очень важно, чтобы юристы и банковские специалисты, непосредственно осуществляющие международные документарные операции, говорили «на одном языке». Технология проведения операций не должна противоречить их юридическому содержанию, а это значит, что, принимая решение о проведении операции, необходимо понимать, под какие юридические конструкции могут быть подведены те или иные практические ситуации в случае возникновения спора.

Новый Гражданский кодекс Украины, в котором понимание гарантии как акцессорного субсидиарного обязательства пересмотрено — она теперь рассматривается как независимое обязательство, вступил в силу только с 1 января 2004 года. Хотя количество ранее выданных гарантий в обороте постепенно уменьшается, иногда такие гарантии еще встречаются. Особого внимания требуют гарантии, которые продлевались и по которым переуступались права требования, поскольку они продолжают толковаться судами как субсидиарное обязательство гаранта, что также будет показано ниже на конкретных примерах.

Задача автора данной статьи — ознакомить читателей с актуальной практикой Высшего хозяйственного суда Украины (ВХСУ) в области банковских гарантий1. Рассмотрим шесть наиболее интересных и знаковых споров. Они доказывают необходимость крайне осторожного отношения к гарантиям, выданным на территории Украины до 01.01.2004. Суды считают их субсидиарными обязательствами, в чем есть определенная логика в тех случаях, когда в таких гарантиях не был прямо определен их независимый характер.

1. Значительный интерес представляет Постановление ВХСУ от 20.04.2006 по делу № 22/330-05-8977, вынесенное при следующих обстоятельствах. Акционерным банком «Пивденный» на основании инструкций и под контргарантию Berenberg bank была выдана безотзывная гарантия на сумму 151 500 долларов США. Бенефициаром по гарантии выступало ООО «Маринком Одесса», а принципалами — ООО «Дуглас», компания Clark Shipping Inc. и компания Duglas Shipping &Trading SL. Условием платежа являлось предоставление бенефициаром гаранту судебного решения Малиновского районного суда Одессы, обязывающее любого из принципалов отдельно или их совместно уплатить денежную сумму в пользу бенефициара.

Принципал — Duglas Shipping &Trading SL — в судебном порядке просил признать гарантию недействительной как не соответствующую требованиям закона. При этом он ссылался на отсутствие у него каких-либо контрактных обязательств перед бенефициаром. Такая позиция была сначала поддержана судами, однако впоследствии решения были отменены ВХСУ с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям:

    — в соответствии с условиями гарантии платеж гаранта вообще не связан с каким-либо конкретным контрактом;

    — судом принято решение, затрагивающее права и обязанности лиц, не привлеченных к участию в рассмотрении дела (суды первой и апелляционной инстанций не привлекли к участию в деле двух из трех принципалов — ООО «Дуглас», компанию Clark Shipping Inc., а также банка-контргаранта Berenberg bank).

Указанное дело интересно тем, что суды не высказывали возражений в отношении отсутствия в тексте гарантии ссылок на конкретные контракты: по сути, допущена оплата не определенного заранее круга обязательств, правда, с достаточно жестким документарным основанием — решением суда.

Также следует отметить, что иск был заявлен уже в октябре 2005 года, хотя гарантия была выдана сроком действия до 31.12.2006, то есть обязательства гаранта еще могут возникнуть в будущем.

2. Неменьший интерес представляет Постановление ВХСУ от 27.10.2004 по делу № 12/540. В указанном деле одновременно затронут целый ряд сложных аспектов гарантийного обязательства. В результате дело трижды направлялось кассационной инстанцией на новое рассмотрение в суд первой инстанции. Обстоятельства дела таковы: акционерный коммерческий агропромышленный банк «Украина» по просьбе принципала (ООО Торгово-промышленная фирма «Джи.Си.М.Индастриз Инк.») выдал гарантию возврата авансового платежа на сумму $2,3 млн в пользу компании ALFRED C. TOEPFER INTERNATIONAL GMBH сроком действия до 30.01.1999. В соответствии с договорами о предоставлении гарантии принципал был обязан выплачивать гаранту комиссии до даты исполнения обязательств по гарантии. Обязательства принципала по уплате данной комиссии были обеспечены поручительством ЗАО «Украинская межбанковская биржа».

21 января 1999 года бенефициар потребовал от гаранта платежа в сумме $2 023 096,01, однако в платеже было отказано. Тем не менее в сентябре 2000 года гарант обратился с иском в суд о взыскании суммы комиссии за период до 01.10.1999 солидарно с принципала и его поручителя. Рассматривая дело уже в третий раз по кассационной жалобе поручителя, ВХСУ вновь направил его на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав на следующее:

    — необходимо оценить правомерность отказа в платеже по гарантии с учетом того, что дата платежа гаранта является датой прекращения начисления комиссии. Если же отказ в платеже был необоснованным, то должен быть исследован вопрос о наличии недобросовестного препятствования наступлению отменительного условия договора стороной, которой наступление такого условия было невыгодно;

    — необходимо оценить правомерность начисления комиссии после окончания срока действия гарантии и даже после окончания срока на предъявление к гаранту иска из данной гарантии;

    — необходимо исследовать вопрос о том, не закончился ли пресекательный срок предъявления иска к поручителю, так как его обязанности носят абсолютно автономный характер и не зависят от обязательств гаранта и принципала по гарантии.

Невозможно не согласиться с обоснованностью указанного судебного акта, однако, на наш взгляд, его мотивировочная часть тоже не лишена недостатков. Спор из правоотношений за период 1998–1999 годов рассматривается судами с 1999 года и снова поступил в ВХСУ в 2004 году. Как уже было указано выше, с января 2004 года вступил в силу новый Гражданский кодекс Украины, а в рассматриваемом постановлении ВХСУ одновременно ссылается на нормы старого Гражданского кодекса (где гарантия рассматривалась как субсидиарное обязательство с трехмесячным пресекательным сроком для предъявления иска) и в то же время толкует гарантию как независимое обязательство, опираясь на новый, только вступивший в силу Гражданский кодекс.

Ссылку на новый Гражданский кодекс в данном случае сложно признать корректной, хотя это и не повлияло на правильность постановления по сути.

3. Похожим в этом плане является дело № 9/510, которое было рассмотрено ВХСУ 31.08.2005.

Акционерный банк «Металлург» по поручению принципала — ООО «Пивная компания» — выдал платежную гарантию в сумме 200 000 гривен в пользу бенефициара ЗАО «Пивоварня «Ефес Украина». Гарантия была выдана в 2003 году сроком действия до 31.12.2004. Гарант в 2004 году отказал в платеже бенефициару суммы в 200 000 гривен, в результате чего бенефициар подал иск к гаранту о взыскании указанной суммы по гарантии.

ВХСУ подтвердил решение суда первой инстанции об отказе бенефициару в иске на основании того, что им было установлено субсидиарное обязательство гаранта, а бенефициар не предъявил сначала требования к принципалу.

4. Вопросы регрессных требований гаранта к принципалу также были предметом рассмотрения ВХСУ (Постановление от 30.11.2004 по делу № 17/105). Обстоятельства дела таковы: акционерный коммерческий агропромышленный банк «Украина» по просьбе принципла ЗАО «Нафта-К» выдал платежную гарантию в пользу австрийской компании Vimet Metallhandelsqes G.m.b.h. Впоследствии гарантом был предъявлен иск об обращении взыскания на имущество принципала, заложенное в обеспечение обязательств по договору о выдаче гарантии. По мнению истца, сумма регрессного обязательства ответчика составляла $4 791 480,11. Хозяйственным судом города Киева, рассматривавшим дело по первой инстанции, была назначена судебно-бухгалтерская экспертиза, по результатам которой иск был удовлетворен (в части регрессных обязательств) только на сумму $27 643,18. Апелляционная инстанция, а потом и ВХСУ оставили решение без изменений. Причины отказа в удовлетворении большей части исковых требований заключались в следующем:

    — отсутствовали первичные бухгалтерские документы, подтверждающие факты проведения платежей в той сумме, которая была заявлена истцом;

    — по одному из действительно проведенных гарантом платежей на сумму $720 000 отсутствовало требование бенефициара о платеже, а имелось лишь письмо бенефициара, которым он уведомил гаранта о нарушении основного обязательства принципалом;

    — заявленная в регрессном порядке сумма в $28 450,00 была до платежа гаранта уже уплачена бенефициару должником по основному обязательству (т.е. принципалом).

Указанный судебный прецедент показывает важность надлежащего оформления и надлежащего хранения первичных документов в банке.

Итак, гарант должен осуществлять платеж только в том случае, когда бенефициар в прямой форме потребует такого платежа. Само по себе уведомление бенефициаром гаранта о нарушении принципалом основного обязательства не является основанием для платежа по гарантии, если бенефициар не просит о платеже.

Что же касается последнего аргумента суда в части суммы в $28 450,00, то он является спорным. Если бы на момент уплаты данной суммы гарант имел безусловные доказательства выполнения соответствующего контрактного обязательства, то в отдельных случаях еще можно допустить возложение на него ответственности за недостаточное проявление «должной заботы» о клиенте. Если же таких доказательств в его распоряжении не было, то гарант был обязан платить, а его соответствующее регрессное требование к принципалу подлежало бы удовлетворению.

Кроме того, данное дело показывает пример эффективного использования судебно-экономических экспертиз при рассмотрении судебных споров из банковский гарантий. Разумеется, предметом такого экспертного исследования могут быть в основном первичные бухгалтерские документы, подтверждающие сами факты платежей и их назначение. Юридическая оценка правомерности действий гаранта (т.е. платежа либо отказа в платеже) в компетенцию экспертов не входит.

5. Предметом рассмотрения ВХСУ был еще один достаточно интересный спор между теми же лицами из других правоотношений (Постановление ВХСУ от 12.06.2002 по делу № 14/157 и Постановление ВХСУ от 18.02.2004 по делу № 37/423).

Между акционерным коммерческим агропромышленным банком «Украина» и ЗАО «Нафта-К» был заключен договор о выдаче платежной гарантии получения оплаты по контракту в пользу бенефициара — австрийской компании VIMET Metallhandelsges G.m.b.h на сумму $5 млн, однако вместо гарантии был выпущен документарный аккредитив на указанную сумму, который впоследствии был оплачен банком «Украина» в сумме $4 999 960,73.

На основании договора о выдаче гарантии банк «Украина» предъявил регрессное требование к принципалу. Первые две инстанции признали исковые требования обоснованными, однако ВХСУ Постановлением от 12.06.2002 решения отменил, а в иске отказал. В качестве основания для такого решения было указано, что договором о выдаче гарантии была предусмотрена выдача гарантии, однако был выдан международный документарный аккредитив, о чем стороны не договаривались. По этой причине регрессное требование к принципалу не могло быть заявлено в рамках договора о выдаче гарантии.

Впоследствии банк «Украина» предъявил новый иск о взыскании той же суммы с ЗАО «Нафта-К», в удовлетворении которого суды первой и апелляционной инстанций отказали в связи с пропуском срока исковой давности. ВХСУ Постановлением от 18.02.2004 направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции с достаточно туманной мотивировкой, сводившейся к тому, что срок исковой давности, вероятно, не был пропущен, так как его в данных конкретных обстоятельствах следовало отсчитывать от даты отказа ВХСУ в первом иске.

Указанный спор ясно показывает необходимость учета юридических аспектов банковских операций при их проведении. С точки зрения технологии международных документарных операций принципиальной разницы между гарантиями и международными документарными аккредитивами нет. Более того, если речь идет об обеспечении платежных обязательств, то указанные инструменты предлагают клиентам как альтернативные, причем с предпочтительным применением аккредитивов (приоритетной сферой применения гарантий является обеспечение обязательств неплатежного характера). Однако, как мы видим из материалов дела, с точки зрения суда открытие аккредитива вместо гарантии было расценено как отступление банком от договорных обязательств перед клиентом, что повлекло достаточно неприятные последствия для банка.

В этой связи при проведении документарных операций с учетом очень высокой степени их формализации важно строго следовать указаниям клиента, а при необходимости отступить от них — получать от клиента письменное согласие.

Учитывая длительность рассмотрения дел судами различных инстанций, необходимо с самого начала предъявлять в суд корректные иски, так как из-за истечения срока исковой давности возможности предъявить впоследствии новый иск может и не быть. В рассматриваемом нами случае в новом иске банку, видимо, придется ссылаться на необоснованное обогащение принципала за счет банка. Основания для предъявления каких-либо требований к бенефициару, разумеется, отсутствуют, так как он получил от банка деньги в рамках одностороннего обязательства по аккредитиву, не зависящего от каких-либо иных обязательств. Взыскание выплаченной суммы с принципала может также быть осложнено несоответствием между выданным документарным обязательством (аккредитив) и условиями договора о выдаче гарантии.

6. Еще один важный аспект работы с гарантиями, на который следует обратить внимание, состоит в том, что в случае банкротства банка-гаранта бенефициар оказывается в том же положении, что и все иные кредиторы.

Акционерным коммерческим агропромышленным банком «Украина» была выдана гарантия в пользу бенефициара — компании London Forfaiting Company PLC

(Великобритания). В связи с банкротством гаранта бенефициар был включен в третью очередь кредиторов с суммой, эквивалентной 12 513 375,62 немецких марок. Впоследствии бенефициар уступил право требования от гаранта долга по гарантии эстонской компании Blisso investeeringute Osauhing, которая, в свою очередь, уступила их украинской компании ООО ПКФ «Олимпиекс ЛТД». Последняя попыталась в исковом порядке добиться получения судебного решения о взыскании долга, однако безрезультатно. В Постановлении от 27.08.2003 по делу № 21/524 ВХСУ указал на недопустимость рассмотрения таких споров в исковом производстве, поскольку новый кредитор по гарантии должен пытаться удов- летворить свои требования на общих основаниях в процедуре банкротства банка- гаранта.

* * *

Рассмотренные выше судебные дела показывают необходимость проявлять повышенное внимание при работе с гарантиями, выпущенными на территории Украины до 01.01.2004, четко следовать инструкциям принципала и согласовывать с ним все возможные изменения, обеспечивать сохранность первичных документов.



1 При этом необходимо обратить внимание на то, что в отличие от Российской Федерации в Украине ВХСУ является третьей судебной инстанцией, то есть первичной кассационной. Постановления Высшего хозяйственного суда Украины могут быть обжалованы в порядке повторной кассации в Судебную палату по хозяйственным делам Верховного Суда Украины, постановление которой является окончательным. Вместе с тем такой пересмотр Верховным Судом носит исключительный характер и осуществляется в отношении незначительного числа дел (в основном по мотиву разночтений в судебной практике высших судов). Так, например, в течение 2005 г. ВХСУ вынес порядка 16 100 постановлений (в суде каждой инстанции существует остаток нерассмотренных дел, которые переходят на следующий год), из них около 7700 были впоследствии обжалованы в Верховном Суде Украины, который удовлетворил кассационные жалобы и представления по 253 хозяйственным делам, однако ни одно из постановлений ВХСУ, которые анализируются в данной статье, отменено не было.
К.Ю. Молодыко
ПриватБанк (Киев)
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»