Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Международные банковские операции
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2004 г.
 
 

Основные этапы cоздания Унифицированных правил и обычаев для документарных аккредитивов

До 90% документов, представляемых в банк для оплаты по аккредитиву, — это документы с расхождениями. В чем причина? Связано ли это с некомпетентностью лиц, занимающихся подготовкой документов, или с тем, что действующие правила для документарных аккредитивов недостаточно четко регламентируют некоторые процедуры или попросту неясно сформулированы? Какие цели преследуются при пересмотре нынешней редакции Унифицированных правил для документарных аккредитивов? Для того чтобы разобраться в этих вопросах, целесообразно рассмотреть историю создания и последующей переработки Унифицированных правил с самого начала и до сегодняшнего дня.
 

Начиная с 1933 года источником регулирования аккредитивных операций наряду с национальным законодательством служат Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов**. Несмотря на то что впоследствии появился еще ряд документов, также регламентирующих порядок ведения расчетов в форме аккредитивов, — Унифицированные правила для межбанковского рамбурсирования по документарным аккредитивам (1995), Международная практика Стендбай (1998), Дополнение к унифицированным правилам для электронного представления документов (2001), Международная стандартная банковская практика (2002), основным документом в данной области остаются Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов. На сегодняшний день свое согласие следовать этому своду правил подтвердили банки из более чем 120 стран мира.

Столь долгий срок службы данного документа объясняется целым рядом причин: его узкопрактической направленностью, наличием процедуры регулярного пересмотра, а также механизма получения разъяснений и толкований его положений специальными органами Банковской комиссии МТП.

В настоящее время (начиная с 2002 года) идет очередной пересмотр Унифицированных правил: готовится новая редакция. В этой связи целесообразно обратиться к истории создания документа, а также остановиться на тех его положениях, которые стали причиной написания новой редакции Унифицированных правил.

История создания
Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов (UCP 500) представляют собой уникальный свод правил, разработанный и утвержденный Банковской комиссией Международной торговой палаты (МТП), и отражают обобщенную и сформулированную в виде правил международную практику расчетов в форме документарных аккредитивов. В своей содержательной части существующие законодательные акты (Конвенция ООН «О независимых гарантиях и резервных аккредитивах», ст. 5 Единообразного торгового кодекса США и т.п.), а также многочисленные судебные решения опираются на положения действующих UCP.

UCP отличают следующие основные черты:
— правила устанавливаются самими участниками расчетов, а не законодательными или регулирующими органами;
— последовательные редакции правил отражают изменения, происходящие в действующей практике проведения операций;
— отдельные положения правил могут быть исключены или скорректированы условиями конкретного аккредитива;
— правила пользуются всеобщим признанием в качестве основного инструмента регулирования отношений, возникающих в процессе совершения операций с документарными аккредитивами.
Для понимания системы UCP необходимо охарактеризовать основные стадии их развития как свода правил. Под стадиями в данном случае понимаются не последовательные отрезки эволюции, а основополагающие аспекты правил, подвергавшиеся изменению с течением времени.
Само по себе развитие UCP не было неизбежным, равно как не было обязательным и их последующее всеобщее признание. Тем не менее они существуют уже более 70 лет и пересматриваются практически каждое десятилетие.
Несмотря на то что многие могут не согласиться с тем, как именно стадии развития UCP выделены в данной статье, предлагаемый подход в целом обеспечивает понимание природы аккредитивной практики, процесса ее формирования и, что особенно важно, толкования. Толкование имеет исключительное значение для практического применения UCP, так как способ их изложения лишен системности и требует знания многих базовых аспектов практики a priori. Именно по этой причине каждая новая редакция UCP сопровождается официальным комментарием, позволяющим обеспечить единообразное понимание и толкование правил участниками аккредитивных операций и защиту той или иной позиции в суде.
Знание практики, предшествовавшей UCP, также необходимо для понимания того, что являет собой понятие «разумная практика». Не всякая практика является разумной, и не любая разумная практика получает всеобщее признание.
UCP снискали всеобщее признание, поскольку они нейтральны, то есть их положения не создают преимуществ той или иной стороне в аккредитивной сделке, а обеспечивают им равную защиту интересов. Достичь этого удалось главным образом за счет инструктивного (рекомендательного) характера UCP.
По этой причине и покупатели, и продавцы, и банки готовы принимать положения UCP с минимальными оговорками. Возможность оговорок предусмотрена самими UCP, допускающими отмену или изменение тех или иных своих положений в отношении аккредитивов, оговаривающих частичное или модифицированное подчинение UCP. Следование положениям UCP не является обязательным, оно носит договорный характер.
Некоторые из рассматриваемых стадий развития UCP непосредственно связаны с законодательством. По мере расширения сферы применения UCP такая взаимосвязь становилась все более неизбежной. UCP не являются законом, и их принудительное исполнение (или толкование в обязывающей форме) нуждается в «благословении» закона. Своими корнями UCP уходят в период Первой мировой войны, когда лондонские клиринговые банки постепенно утрачивали свои позиции в качестве мировых финансовых арбитров. До этого времени господствовала практика ведения операций, которую клиринговые банки устанавливали с каждым из своих корреспондентов в отдельности, основывалась на неких собственных общих принципах, а не на общепринятом своде правил.
Примером такого «общего» принципа являлся принцип осмотрительности при проверке документов. При этом правила проверки не были четко определены, что не позволяло выяснить в каждом конкретном случае, была ли проявлена достаточная осмотрительность. Именно нежелание следовать своду письменных правил объясняло отказ британских банков от принятия UCP вплоть до 1962 года.
За пределами Британской империи — в Европе и США — правила появились как следствие децентрализации международных операций после Первой мировой войны. Наиболее известными стали правила, принятые в 1919 году предшественником базирующейся в США Международной ассоциации финансовых услуг. Эти правила впоследствии неоднократно пересматривались, и именно они послужили основой первой редакции UCP, принятой МТП в 1933 году по настоятельной просьбе американских банков. Впервые UCP пересматривались в 1951 году, однако в то время существенных изменений не претерпели.
В угоду британским банкам в 1962 году был предпринят более обстоятельный пересмотр правил. Работу по объединению британской практики и практики, сложившейся в остальном западном мире, возглавил представитель Великобритании в Банковской комиссии МТП Бернар Вебл (Bernard Weble). В процессе этой работы он стал председателем самой Банковской комиссии и оказал впоследствии значительное влияние на редакции правил 1974 и 1983 годов.
С целью приобщения социалистических стран к использованию UCP МТП заручилась одобрением текста UCP Комиссией ООН по праву международной торговли, начиная с редакции 1974 года. Последний самый значительный пересмотр UCP, открывший «пост-Вебловский» этап развития правил, был осуществлен в 1993 году.
Редакции 1974 и 1993 годов в основном отражали изменения в области транспорта и связи и перераспределение прав и обязанностей участников аккредитивной операции.
До тех пор пока аккредитивы применяются в международных расчетах, правила проведения операций с ними будут оставаться предметом периодического пересмотра, о чем свидетельствует начатая недавно разработка очередной редакции UCP.

Десять важных стадий
Стадия 1. Определение перечня документов, против которых должен осуществляться платеж

Одно из основных положений UCP сформулировано в статье 5b UCP 500 и предусматривает, что в условиях аккредитива и любых изменениях его условий должны четко перечисляться документы, против которых должны быть осуществлены платеж, акцепт или негоциация. Сегодня это положение представляется настолько очевидным, что на него зачастую просто не обращают внимания, чего нельзя сказать о первых двух редакциях UCP, предоставлявших банкам право действовать по своему усмотрению.

Банк-эмитент мог решать, какие документы необходимы для подтверждения совершения операции независимо от их упоминания в аккредитиве. Такой подход, несомненно, давал банку значительную свободу в принятии решения о том, соответствуют ли представленные документы намерению сторон по завершению сделки, и обеспечивал защиту интересов банка. Первые редакции UCP не обеспечивали защиту интересов бенефициара и позволяли банкам, особенно при необходимости, защитить себя от неплатежеспособности приказодателя, применяя эти правила достаточно произвольно.

Начиная с редакции 1962 года, ситуация коренным образом изменилась. Отказываясь от представленных документов, банк должен был обосновать свои действия наличием конкретных расхождений документов с требованиями, предъявляемыми к ним условиями аккредитива. Этот принцип в дальнейшем развивался и совершенствовался и обеспечил бенефициарам уверенность в том, что условия аккредитива в сочетании с положениями UCP и Международной стандартной банковской практики (МСБП)*** обеспечат исчерпывающий перечень требований к документам, которые им необходимо соблюсти для безусловного получения платежа.

В редакции UCP 1993 года этот принцип был дополнен положением статьи 13с, которая устанавливала, что «недокументарные условия», то есть условия аккредитива, не определяющие документ, свидетельствующий об их выполнении, должны игнорироваться. Тем самым был подчеркнут документарный характер аккредитивного обязательства, а значит, любое недокументарное условие аккредитива перестало влиять на право бенефициара на получение платежа.

Результатом этих изменений стало повышение «репутации» аккредитивов, подчиненных UCP, как надежного платежного средства, что необходимо для такого популярного инструмента международных расчетов.

Стадия 2. Бортовые коносаменты

Возможно, важнейшим правилом первых UCP было правило, определявшее содержание документа, который представлялся в случае, когда условиями аккредитива предусматривалось представление морского коносамента.

До начала Первой мировой войны при включении коносамента в список требуемых по условиям аккредитива документов подразумевалось, что этот документ будет свидетельствовать о погрузке товара на борт судна. Но уже в ходе войны в результате высокого спроса на перевозки по Северной Атлантике нормой стали коносаменты, подтверждавшие только принятие товара для последующей погрузки и перевозки. В силу исключительной потребности в военных грузах возражений против предоставления таких коносаментов не возникало. В конце войны необходимость в заранее заказанных товарах отпала, и покупатели и их агенты стали искать способы уклониться от выполнения своих обязательств по оплате такого товара.

В этот период приказодатели стали отказывать банкам в возмещении сумм, уплаченных против коносаментов, подтверждавших принятие груза только к погрузке. Несмотря на то что сами банки не имели принципиальных возражений против представления того или иного типа коносамента, они не желали находиться в центре спора между покупателями и продавцами. Торговое сообщество не могло или не желало урегулировать этот вопрос, и это сделали банки, вернувшись к прежней практике, когда условие предоставления коносамента означало необходимость представления именно бортового коносамента.

Со временем UCP стали сводом как норм-дефиниций (например, в отношении термина «приблизительно»), так и норм-требований к документам (например, в отношении счета-фактуры). Эта нормативная функция UCP по сей день остается одной из их наиболее важных характеристик.

Стадия 3. Отзывные аккредитивы

Не все аккредитивы являются безотзывными; отзывные аккредитивы пока еще существуют, хотя используются достаточно редко. Такие аккредитивы могут быть отозваны у бенефициаров даже после представления документов и в случае неплатежеспособности приказодателя не имеют ценности как обеспечение платежа. В основном они используются в ситуациях, когда аккредитив необходим (например, по причинам валютного контроля), когда платежеспособность приказодателя не имеет принципиального значения (например, в отношениях между головной и дочерней компаниями). Очевидно, что отзывные кредиты гораздо дешевле безотзывных.

До 1993 года UCP содержали правило, по которому при отсутствии в аккредитиве указания на то, является ли он отзывным или безотзывным, аккредитив должен был считаться отзывным****.

Это правило нельзя было назвать справедливым или разумным, так как бремя контроля за возможными последствиями возлагалось на сторону, в наименьшей степени осознающую важность этого условия. В то время как банки были прекрасно осведомлены о сути данного различия, многие бенефициары полагали, что все аккредитивы одинаково безопасны и надежны, и не догадывались, что слово «безотзывный» должно фигурировать в тексте аккредитива. В результате правило стало «западней» для неосторожных бенефициаров.

Такое правило было нецелесообразным, и его применение в отличие от большинства правил UCP встречало противодействие со стороны судов. При отсутствии альтернативы решения по аккредитивам, подчинявшимся UCP, выносились с учетом этого правила, вместе с тем суды начали искать в его формулировке возможность каких-либо исключений и выносили решения, опираясь на существовавшую практику расчетов. В частности, суды искали в аккредитиве косвенные признаки того, что он выставлялся как безотзывный. К счастью, такая необходимость возникала нечасто.

Основной причиной сопротивления банков изменению презумпции отзывности на обратную было желание сохранить возможность — в случае ошибки в виде открытия по умолчанию отзывного аккредитива вместо безотзывного — легко исправить свою ошибку: исправление ошибки, допущенной при открытии безотзывного аккредитива, не позволяло легко ее исправить. Такое объяснение не было убедительным, так как не бенефициар, а именно банк, обладая всей полнотой специальных знаний, должен нести риск совершения подобной ошибки. При пересмотре UCP в 1993 году банковское сообщество пришло к решению заменить прежнее правило тем, которое теперь сформулировано в статье 6с UCP 500, и устранить, таким образом, одно из немногих положений UCP, которые можно было бы критиковать за одностороннюю защиту банковских интересов.

Стадия 4. Транспортные документы

Транспортные документы всегда были «сердцем» аккредитивов, подчиненных UCP. Банки и приказодатели рассматривают их не только как подтверждение того, что заказанные товары находятся в пути, но и как средство обеспечения получения платежа или возврата товара. По этой причине транспортные документы имеют особое значение, и в большинстве редакций UCP им уделяется значительное внимание.

Положения UCP 500, касающиеся транспортных документов, содержатся в статьях с 23 по 33. Примечательна эволюция UCP от ситуации, когда основным транспортным документом был бортовой морской коносамент, до появления положений, касающихся таких видов транспорта (авиация и курьерская связь), о которых в период написания первых UCP никто даже не задумывался. В действующей редакции UCP нашли свое отражение такие новинки в сфере транспорта, как лихтерные и контейнерные перевозки.

Не все изменения были одинаково удачными. Например, включение статьи 24 о необоротной морской накладной предлагало схему перевода бумажных коносаментов в электронную форму, но она так и не нашла своего признания.

Помимо диверсификации видов транспортировки сами положения, касающиеся транспортных документов, стали более точными и четкими в отношении необходимых реквизитов, признаков приемлемых подписей, обязательной для указания информации, допустимости оговорок о перегрузке.

Эти изменения отражают тенденцию UCP к большей точности и четкости.

Стадия 5. Лишение права на заявление о несоответствии документов условиям аккредитива

Статья 14е УПО 500 предусматривает, что банк, не предоставивший перечень расхождений, на основании которых он отказывается от оплаты документов, или не направивший своевременное и действительное извещение об отказе, лишается возможности утверждать, что представленные документы не соответствовали условиям аккредитива. В редакциях 1933, 1951 и 1962 года, то есть до редакции 1974 года, которая очень близка к действующему в настоящее время тексту, это правило не было четко сформулировано.

Корректировка этого правила отражает существенное усовершенствование аккредитивной практики в целом и UCP в частности:
во-первых, нынешняя формулировка — это пример процедурного положения, предоставляющего возможность судебной защиты. С ним UCP выходят за рамки свода дефиниций, образуя систему правил, регулирующих поведение сторон аналогично законодательству;
во-вторых, это правило возлагает ответственность за уведомление именно на банки, то есть на тех, кто контролировал процесс формирования UCP. Как таковое, оно отражает идеальный процесс нормотворчества, ведущего к созданию правила, обеспечивающего целостность системы, для которой оно предназначено;
в-третьих, оно гарантирует бенефициару получение своевременного уведомления о любых заявленных расхождениях и возможность использовать его в последующих отношениях с банком в связи с соответствующим представлением документов.

Заметим, что положение, устанавливающее детальные требования к содержанию извещения об отказе и срокам его отправления, «выросло» из положения, устанавливавшего, что банкам «следовало бы» делать, и подразумевавшего, что документы находятся в распоряжении лица их представившего.

Стадия 6. Время для проверки документов

Что касается времени для проверки документов и направления уведомления, то правила изменялись: от неограниченного времени до «разумного» срока и, наконец, до семи банковских дней, установленных статьями 13 и 14 UCP 500. Эти изменения отражают «взросление» международного банковского сообщества и его стремление принять на себя обязательства в отношении сроков совершения расчетов по аккредитиву.

В нынешнем варианте данную норму нельзя считать достаточной: не установлен минимальный срок, которым располагает банк для проверки документов, то есть при рассмотрении спора в суде банку необходимо доказать, что время, затраченное им на проверку документов, даже если оно не превысило семь дней, было «разумным». Даже если документы были рассмотрены в разумное время, действующая формулировка не позволяет установить, было ли своевременно направлено уведомление об отказе. Более того, в соответствии с этим правилом в том виде, в каком оно изложено сейчас, устное заявление об отказе не является приемлемым (действительным). В результате данное правило теряет смысл и демонстрирует необходимость его толкования с учетом практики и традиций, которые и должны были быть отражены в нем.

Стадия 7. Отказ от прав, связанных с расхождениями

Практика отказа от прав, связанных с расхождениями, — это сфера, в которой UCP находятся в еще более незавершенном состоянии. В двух случаях отказ от прав, связанных с расхождениями, уместен. В первом случае эмитент, устанавливая, что представленные документы содержат расхождения, запрашивает приказодателя, не согласится ли он принять документы в том виде, как они представлены. Во втором случае банк направляет уведомление об отказе, а бенефициар просит его запросить приказодателя на предмет отказа от прав, связанных с расхождениями.

В статье 14с UCP 500 рассматривают лишь первую ситуацию, но даже для нее действующим правилом регулируются не все возможные варианты развития событий. В результате этого в действующей практике возникли различные подходы к решению этой проблемы. Опасаясь пропустить крайний срок направления уведомления об отказе и не будучи уверенными в своем праве на весь семидневный срок, многие банки, инициируя получение согласия приказодателя на принятие документов с расхождениями, направляют формальное уведомление об отказе от оплаты, оговаривая свое право обратиться к приказодателю с целью получения отказа от расхождений.

Проблема при таком подходе заключается в том, что это является отступлением от системы UCP и создает либо риск непредъявления надлежащего уведомления об отказе, либо риск нарушения или ненадлежащего осуществления права владения документами в случае, если бенефициар потребует возврата документов после того, как они были переданы приказодателю в обмен на его отказ от расхождений. В случаях роста цены на товар или нарушения приказодателем обязательств, вытекающих из торговой сделки, получение товара на основе выданных ему документов может привести к возникновению финансовой ответственности банка.

Существуют несколько вариантов решения этой проблемы до пересмотра UCP, но ни один из них не является абсолютно удовлетворительным. Нет также уверенности в том, что пересмотр UCP поможет полностью решить эту проблему.

Что касается обращений о получении отказа от расхождений по инициативе бенефициара, то они оставляют открытым вопрос, является ли последующий процесс по своей сути инкассо или же он остается в рамках аккредитивной практики. Большинство специалистов полагают, что этот процесс остается в рамках аккредитива и бенефициар сохраняет право ссылаться на положения UCP для защиты своей позиции.

Сказанное выше демонстрирует несовершенство нынешних UCP и сложности в решении некоторых проблем путем принятия или изменения правил.

Стадия 8. Предварительное извещение

Статья 11с UCP 500 содержит завуалированную ссылку на возможность направления предварительного извещения о готовности выставить аккредитив, предусматривая, что банк, направивший предварительное извещение, безотзывно обязан выставить аккредитив на условиях, не противоречащих предварительному извещению. Предварительное извещение служит исключительно удовлетворению коммерческих потребностей: оно подтверждает бенефициару непосредственно перед заключением контракта готовность банка выставить аккредитив на соответствующих условиях.

Данное положение появилось в период пересмотра правил как следствие существовавшей тогда специфической практики, когда по просьбе приказодателя банки направляли бенефициару предварительное извещение, а затем в зависимости от изменения цены товара в ту или иную сторону выставляли аккредитив или направляли сообщение бенефициару считать предыдущее сообщение недействительным.

Такая практика не только создавала условия для потенциального мошенничества в отношениях между продавцом и покупателем, но и подрывала доверие к аккредитивам в целом. В результате в редакции UCP 1993 года была заменена формулировка предыдущей редакции и появился новый тип обязательства — «предварительное извещение».

Таким образом, был положен конец данному виду злоупотреблений, следовательно, UCP, помимо прочего, являются инструментом пресечения злоупотреблений в практике работы с аккредитивами.

Стадия 9. Оригиналы документов

Изменение трактовки понятия «оригинал» в UCP — это сложная история, которая иллюстрирует сразу несколько аспектов правил. UCP 500 содержат три основных положения об оригиналах.

В соответствии с правилами бенефициар должен представить оригиналы транспортных документов, то есть документы, которые в том виде, в котором они представлены, выглядят оригиналами с точки зрения банка. Пытаясь избежать бессмысленных последствий такой формулировки, суды по-разному истолковывали смысл этого текста.

Причина заключается в том, что статья 20b была сформулирована неудачно. Сама Банковская комиссия МТП также приняла ряд решений, которые способствовали усилению путаницы. В результате банки стали предусматривать в условиях аккредитивов, что все представляемые документы должны иметь штамп «Оригинал».

Напряжение возрастало в течение ряда лет. Наконец Банковская комиссия МТП издала документ, в котором детально описывала практику определения оригинальности документов. Это описание проясняло, что банки не располагают информацией о том, как изготавливался документ, и могут определить, является ли документ оригиналом, только по его внешнему виду. Документ, который не выглядит явно как копия и содержит подпись, исполненную жидкими чернилами, считается оригиналом. Статья 20b стала рассматриваться как перечень дополнительных способов установления оригинальности.

Появление упомянутого документа МТП упростило практику работы, но специалисты ожидают, конечно, уточнений при пересмотре UCP 500.

Сказанное выше иллюстрирует необходимость четких и ясных формулировок при описании практики.

Стадия 10. Аккредитивы стенд-бай

Аккредитивы стенд-бай впервые появились в США после Второй мировой войны в результате стремления банков Нью-Йорка использовать аккредитивы в случаях, не связанных с поставкой товаров. Их появление совпало с рождением независимой банковской гарантии в Европе. В силу ряда причин простое превращение зависимой гарантии в независимую было недоступно банкам США, так как законодательство не давало им права выдавать гарантии. Возникший финансовый инструмент, без сомнения, стал разновидностью аккредитива, что позволило избежать трудностей, связанных с дифференциацией зависимых и независимых гарантий, возникших в других странах.

Этот факт вызвал противодействие со стороны европейских банкиров, которые склонялись к проведению различия между независимыми гарантиями и коммерческими аккредитивами. Некоторые из них даже считали, что аккредитивы стенд-бай не должны подчиняться UCP, так как UCP не содержали упоминания о них. Несмотря на слабость такого аргумента (UCP не являются законом, который мог бы устанавливать перечень регулируемых им обязательств), он затрагивал интересы банков США, которые добились включения в редакцию UCP 1983 года специального упоминания аккредитивов стенд-бай. В первых двух статьях, определяющих сферу применения UCP, появилось прямое указание на аккредитивы стенд-бай как составную часть понятия документарных аккредитивов. Одновременно в текст UCP были включены специальные ссылки на документы, которые предназначались для применения в практике аккредитивов стенд-бай.

Оба способа «увязать» UCP с аккредитивами стенд-бай по различным причинам проблематичны. Упоминание аккредитивов стенд-бай в разделе, касающемся сферы применения UCP в целом, допустимо, но усиливает двусмысленность термина «документарные» (аккредитивы), используемого большинством европейцев в отношении аккредитивов, связанных с торговлей товарами. Согласно UCP термин «документарный» включает в себя оба понятия, хотя традиционно он активно используется в узком смысле для обозначения исключительно коммерческих аккредитивов.

Вторая проблема более серьезна. В некоторых случаях в UCP 500 применяется термин «использование» (drawing), чтобы сделать статьи применимыми к аккредитивам стенд-бай. Так, например, статья 41 UCP 500, относящаяся к использованию аккредитивов по частям, то есть одновременно и к частичным отгрузкам, и к использованию, предусматривает прекращение действия аккредитива в случае нарушения определенных аккредитивом отрезков времени. Это правило справедливо в отношении коммерческих аккредитивов, но лишено смысла для аккредитивов стенд-бай, так как по существу делает невозможным достижение цели, ради которой открывается аккредитив стенд-бай.

В условиях несоответствия ряда положений UCP практике аккредитивов стенд-бай использование UCP стало для аккредитивов стенд-бай своего рода ловушкой и привело к появлению в них сложных формулировок, необходимых для корректировки правил. Несмотря на очевидное наличие проблем, пересмотр UCP 1993 года не затронул их.

Такое положение дел в конце концов привело к созданию в 1998 году специальных правил для аккредитивов стенд-бай, которые называются «Международная практика для аккредитивов стенд-бай» (International Stand-by Practices 1998), или ISP98. Эти правила широко применяются в практике аккредитивов стенд-бай. Однако остается большое количество аккредитивов стенд-бай, подчиняемых эмитентами UCP 500.

Открытым остается вопрос о том, какие ссылки на них останутся в следующей редакции UCP, если они вообще останутся.

Заключение
Сказанное выше дает достаточное представление о 75-летней эволюции UCP, которая привела UCP и отражаемую ими практику к нынешнему состоянию. Совершенно очевидно, что UCP не являются чем-то неизменным, а также не обязательно оптимальным решением проблем или формулированием подходов к их решению. В свете изложенного любое изменение UCP сталкивалось и будет сталкиваться с определенными проблемами. Ожидается, что работа над текстом новой редакции UCP завершится в 2005 году. К этому времени текст должен быть согласован с Консультационной группой и национальными комитетами МТП в различных странах. Только после успешного прохождения этих этапов он будет вынесен для утверждения членами Банковской комиссии МТП на очередном ее заседании.

Настоящим вызовом, брошенным аккредитиву, стало снижение доли аккредитивов в объеме расчетных операций коммерческих структур в пользу других форм платежа и кредита. Если пересмотр UCP 500 усугубит эту проблему, упадок этого инструмента только ускорится. Если же пересмотр будет эффективным, то, вероятно, аккредитив будет и дальше активно использоваться в международных расчетах.

А.В. Зеленов, Внешэкономбанк, вице-председатель Банковской комиссии Международной торговой палаты, член Рабочей группы по пересмотру Унифицированных правил для документарных аккредитивов
Джеймс Бёрн (James E. Byrne), директор Института международного банковского права и практики США, проф.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»