Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Ограничения применения закона о защите прав потребителей к отношениям между банком и клиентом

Размещено на сайте 13.06.2017
Еще несколько лет назад банкиры единодушно заявляли о возникновении такого понятия, как «потребительский экстремизм», в связи с возросшим количеством споров о защите прав потребителей. Однако сегодня наметилась тенденция ограничения применения законодательства о защите прав потребителей к банковским отношениям. Как проявляется эта тенденция применительно к различным видам договоров между банком и клиентом?
 
Юлия СЕВАСТЬЯНОВА, адвокат, к.ю.н.
 
 
Приводятся извлечения из статьи. Полную версию материала читайте в журнале. Подписаться
 
 
Из сферы действия Закона № 2300-1 выведены отношения между физическим лицом, являющимся вкладчиком банка, и Агентством по стра­хованию вкладов, поскольку установление размера и выплата возмещения по заст­ра­хованному вкладу в пределах лимита страхового возмещения производятся Агентством, а не банком.
Суды полагают, что для решения вопроса о распространении Закона № 2300-1 на кредитные правоотношения имеет значение не только статус потребителя услуги, но и цель кредитования: если кредит предоставляется физическому лицу на предпринимательские цели, то Закон № 2300-1 не действует.
До настоящего момента не решен вопрос, применяется ли к потребительскому кредитованию ст. 32 Закона № 2300-1, где сказано, что потребитель вправе отказаться от исполнения договора о выполнении работ (оказании услуг) в любое время при условии оплаты исполнителю факти­чески понесенных расходов.
Ответ на вопрос, должен ли быть соблюден досудебный претензионный порядок расторжения договора потребительского кредитования при предъявлении заемщиком иска к банку о расторжении такого кредитного договора, зависит от того, применять или нет к потребительскому займу Закон № 2300-1.
Смена презумпции ничтожности на презумпцию оспоримости условий кредитного договора существенно улучшила положение банков в отношениях с потребителями, поскольку для оспоримой сделки установлен сокращенный годич- ный срок признания ее недействительной.
Отечественное законодательство и судебная практика далеко не всегда учитывают меняющиеся реалии и баланс интересов и рисков сторон, когда дело касается финтех-продуктов. Своего рода «утешением» может служить то, что это характерно не только для России.
Представители судейского корпуса не всегда готовы к тому, чтобы разбираться в сложностях финтех-продуктов, а в ряде случаев явно воспринимают некоторые инновационные финансовые продукты и организации, предлагающие их потребителям, с очевидным скепсисом.
В юридической работе с финтех-продуктами каждый отдельно взятый судебный прецедент может открыть дорогу более сущест­венным и многочисленным искам со схожими обстоятельствами.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»