Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Банковская тайна: правомерность запроса от неуполномоченных лиц

Размещено на сайте 10.02.2014
Согласно действующему законодательству сведения, составляющие банковскую тайну, могут быть предоставлены только четко определенному кругу субъектов. Однако несмотря на то, что перечень этих субъектов с каждым годом расширяется, все равно сохраняется значительное количество лиц, не обладающих соответствующими полномочиями, стремящихся понудить банки предоставить им сведения, составляющие банковскую тайну. В каких случаях банк вправе отказать в предоставлении указанных сведений, а в каких случаях он обязан их предоставить?
 
Ю.В. Севастьянова, эксперт при уполномоченном по защите прав предпринимателей при губернаторе Волгоградской области, к.ю.н.
 
 
Приводятся извлечения из статьи. Полную версию материала читайте в журнале. Подписаться
 
 
Доступ к банковской тайне лиц, не указанных в ст. 26 Закона «О банках и банковской деятельности», зависит от того, насколько детально регламентированы права указанных лиц иными законодательными актами.
Суды полагают, что временный управляющий наделен правом истребования информации, являющейся банковской тайной, так как обязан представить заключение о финансовом состоянии должника; обоснование возможности или невозможности восстановления платежеспособности должника.
В спорах между банками и временными управляющими у судов отсутствует логика, согласно которой полномочия общего характера не могут собой подменять право на получение банковской тайны.
Президиум ВАС РФ признал право судебного пристава-исполнителя при исполнении исполнительного листа суда требовать от банка сведения о наличии денежных средств, находящихся на счетах его клиентов-должников в пределах суммы, подлежащей взысканию в соответствии с исполнительным листом.
Закрепление в законе отступлений от банковской тайны не может быть произвольным, и если же таковые существуют, то могут быть оправданы лишь необходимостью обеспечения целей защиты основ конституционного строя Российской Федерации.
В 2007 г. в ст. 26 Закона «О банках и банковской деятельности» были внесены изменения, наделившие судебных приставов-исполнителей правом доступа к банковской тайне в случаях, предусмотренных законодательными актами о деятельности судебных приставов-исполнителей.
Законодатель специально ограничил перечень органов и основания истребования сведений, содержащих банковскую тайну, специальным законом.
Право пристава-исполнителя на получение информации об имущественном положении должника не является абсолютным и имеет ряд ограничений, связанных с необходимостью соблюдения права на банковскую тайну, предоставленного должнику Законом «О банках и банковской деятельности» относительно его счетов.
Обобщая положения действующего законодательства и изложенные позиции судебных органов можно сделать определенные выводы.
Прокуроры, адвокаты, антимонопольные органы и органы Роспотребнадзора не наделены полномочиями по истребованию информации, являющейся банковской тайной, поскольку они не перечислены в качестве уполномоченных субъектов в ст. 26 Закона «О банках и банковской деятельности». В отраслевых нормативно-правовых актах, регулирующих их деятельность, соответствующие полномочия также не закреплены.
Деятельность всех органов и должностных лиц, перечисленные в ст. 26 Закона «О банках и банковской деятельности» в качестве правомочных на доступ к банковской тайне, регулируется отраслевыми законами. В каждом из таких законов содержатся положения, наделяющие эти органы и должностных лиц правом на получение у третьих лиц сведений общего характера. Однако законодатель специально ограничил перечень органов и основания истребования сведений, содержащих банковскую тайну, специальным законом. Если бы банковское законодательство не имело приоритета по вопросам банковской тайны, то для ее истребования указанными органами достаточно было бы общего правомочия, закрепленного в отраслевых законах. Таким образом, законодатель подчеркнул значение банковской тайны. Внешние управляющие также не имеют права доступа к банковской тайне. Судебная практика, наделяющая их этими правомочиями, рассматривается нами в качестве необоснованной и подлежащей изменению.
Что касается судебных приставов-исполнителей, то запрос пристава об истребовании сведений, составляющих банковскую тайну, должен отвечать следующим требованиям:
— согласно ч. 8 ст. 69 Закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель запрашивает необходимые сведения с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава;
— в соответствии с ч. 9 ст. 69 Закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель вправе требовать предоставление сведений только о номерах расчетных счетов, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте, об иных ценностях должника, находящихся на хранении в банках и иных кредитных организациях;
— право требования информации, являющейся банковской тайной, возникает у судебного пристава-исполнителя только в рамках возбужденного исполнительного производства и при условии указания в запросе суммы задолженности должника перед взыскателем по исполнительному производству.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»