Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Виновным может банк не быть, но а провидцем быть обязан: что изменилось

Размещено на сайте 11.11.2013
В одном из предыдущих номеров нашего журнала1 вышла статья «Виновным может банк не быть, но а провидцем быть обязан», посвященная оспариванию в процессе процедур банкротства действий должника и кредитных организаций по заключению и исполнению кредитных сделок. С момента публикации данной статьи и до настоящего времени произошли изменения в подходе к оспариванию кредитных сделок при банкротстве.
 
И.С. Попов, ЗАО «ГЛОБЭКСБАНК», начальник юридического управления, к.ю.н.
 
 
Приводятся извлечения из статьи. Полную версию материала читайте в журнале. Подписаться
 
 
Проценты за пользование чужими деньгами начисляются с момента вступления в силу определения суда о признании сделки недействительной, если не будет доказано, что кредитор узнал или должен был узнать о том, что у сделки имеются основания недействительности ранее признания ее недействительной.
С введением в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» гл. III.1 об оспаривании сделок должника начала складываться судебная практика признания практически всех предбанкротных сделок недействительными, что в ряде случаев нарушает разумный баланс имущественных интересов кредиторов и должника. Жесткий, формальный подход к оспариванию сделок приводит к тому, что любой кредитор, получивший удовлетворение от должника, должен вернуть все полученное в конкурсную массу. При этом недобросовестность кредитора презюмируется даже тогда, когда он не имел права не принять исполнение, как, например, в случаях перечисления ему денежных средств по кредитному договору в соответствии с графиком, досрочного погашения кредита по инициативе должника и т.п.
Безусловно, такой подход нельзя признать справедливым по отношению к добросовестному кредитору. В результате в течение последнего года арбитражные суды в ряде случаев стали по-иному подходить к разрешению дел об оспаривании предбанкротных сделок. Так, например, в деле № А12-414/2012 суд установил, что в случае расчетов с кредиторами в порядке, установленном Законом «О несостоятельности (банкротстве)», банк-кредитор, чьи требования обеспечены залогом имущества должника, получил бы удовлетворение своих требований по основному долгу и процентам в размере не менее 80% от суммы, вырученной от продажи заложенной недвижимости. Так как банк, принимая исполненное от должника, не получил удовлетворение в большем объеме, чем мог получить в случае расчетов с ним как с конкурсным кредитором, суд не усмотрел в оспариваемых сделках (действиях) признаков недействительности в порядке ст. 61.3 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» (определение Арбитражного суда Волгоградской области от 24.05.2013 по делу № А12-414/2012).
Хочется надеяться, что формирующаяся в России концепция неформального (или содержательного) правосудия, опирающаяся на принцип добросовестности участников гражданского оборота, послужит основой для принимаемых судами решений.
Сложившийся в настоящее время подход к оспариванию сделок должника нельзя признать удачным. Ведь получение кредитором платежа после подачи этим или другим кредитором заявления о признании должника банкротом еще не означает, что кредитор должен был знать о неплатежеспособности должника.
Сам по себе факт, что другая сторона сделки является кредитной организацией, не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование того, что она знала или должна была знать о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Оспаривающее сделку лицо должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитной организации.
Этот и ряд других важных ориентиров, которые позволят более взвешенно подходить к исследованию фактических обстоятельств дела при рассмотрении требований об оспаривании предбанкротных сделок, изложены в Постановлениях Пленума ВАС РФ от 02.07.2013 № 56, от 30.07.2013 № 59 и № 60. В свою очередь, основой для принятия указанных Постановлений послужил тот факт, что арбитражные суды в ряде случаев стали по-иному подходить к разрешению указанной категории дел. Так, в деле № А50-25775/2011 суд пришел к выводу, что, исходя из доступной банку информации, банк не должен был предполагать о возникновении судебных споров через полтора года после принятия поручительства, и отказал в признании сделки недействительной и применении последствий признания ее недействительной (определение Арбитражного суда Пермского края от 31.07.2013). Коллегия судей ВАС РФ (определение от 06.03.2013 № ВАС-18245/12) указала, что одного лишь факта оказания предпочтения кредитору недостаточно для признания сделки недействительной; необходимо также установить, что лицу, в отношении которого была совершена сделка, было или должно было быть известно о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества, либо об обстоятельствах, которые позволяют сделать вывод о признаке неплатежеспособности или недостаточности имущества.
Таким образом, можно констатировать, что суды постепенно преодолевают односторонний уклон, в целом характерный для судебного рассмотрения данной категории дел.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»