Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Правомерность и допустимость залога денежных средств

Размещено на сайте 19.03.2010
Одним из последствий финансово-экономического кризиса стало настороженное отношение банков к выбору способов обеспечения возвратности кредита. Исходя из позиции Банка России, изложенной в Положении от 26.03.2004 № 254-П2, наиболее предпочтительным из них является залог. Непростая ситуация с погашением проблемной задолженности, сложившаяся в банковском секторе, а также последние изменения залогового законодательства позволяют вновь вернуться к рассмотрению вопроса о правомерности залога денежных средств3.
 

Пристальное внимание, уделяемое рассматриваемому вопросу банковским сообществом, обусловлено очевидными преимуществами залога денежных средств:

— договор залога не требует длительных и довольно затратных для залогодателя процедур государственной регистрации;

— обращение взыскания на предмет залога можно осуществить довольно оперативно;

— стоимость заложенного имущества довольно стабильна — она не подвержена значительным рыночным колебаниям, свойственным недвижимости, либо снижению в силу объективных причин (например, порчи товаров в обороте в силу их неправильного хранения либо перевозки).

Что же представляет собой залог денежных средств согласно действующему законодательству?

Залог — это способ обеспечения исполнения обязательства, при котором кредитор (залогодержатель) приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества (ст. 1 Закона РФ от 29.05.1992 № 2872-1 «О залоге» (далее — Закон о залоге)). В залог могут быть переданы любые вещи, в том числе и имущественные права.

В соответствии с п. 2 ст. 4 Закона о залоге предметом залога могут быть вещи, ценные бумаги, иное имущество и имущественные права и не могут быть требования, носящие личный характер, а также иные требования, залог которых запрещен законом.

Кредитору по обеспеченному залогом обязательству (залогодержателю) предоставлено право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (ст. 334 ГК РФ).

Обращение взыскания на заложенное имущество допускается по решению суда и без обращения в суд (во внесудебном порядке). В последнем случае при обращении взыскания на заложенное движимое имущество его реализация осуществляется посредством продажи с торгов, проводимых в соответствии с правилами, установленными ст. 447 и 448 ГК РФ, Законом о залоге и соглашением сторон, либо посредством продажи заложенного движимого имущества по договору комиссии, заключенному между залогодержателем и комиссионером (п. 2 ст. 28.1 Закона о залоге).

Если сумма, вырученная при реализации предмета залога, превышает размер обеспеченных этим залогом требований залогодержателя, разница возвращается залогодателю.

Согласно ст. 349 ГК РФ требования кредитора удовлетворяются из стоимости заложенного имущества.

Таким образом, одним из существенных признаков договора о залоге является возможность реализации предмета залога. Реализовать денежные средства (тем более — безналичные) с публичных торгов не представляется возможным. Следовательно, исходя из природы денег (в том числе «безналичных», коими являются денежные средства) они не могут быть переданы в залог по правилам, регулирующим залог вещей. Соответственно, исходя из сути залоговых отношений, денежные средства не могут быть предметом залога.

Позиция о недопустимости залога денежных средств долгое время господствовала в юриспруденции и поддерживалась арбитражной практикой.

Президиум ВАС РФ в постановлении от 02.07.1996 № 7965/95 указал, что денежные средства не могут быть предметом залога «исходя из сути залоговых отношений», и подчеркнул, что спорные договоры о залоге являются не соответствующими требованиям Закона о залоге, следовательно — недействительными в силу ст. 168 ГК РФ.

Та же позиция прослеживается в информационном письме Президиума ВАС РФ от 15.01.1998 № 26 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о залоге» (далее — Обзор).

В Обзоре (п. 3) рассматривалась следующая ситуация. Сбербанк России обратился в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора о залоге, заключенного с коммерческим банком в обеспечение кредитного договора, поскольку предметом залога являлось имущество, определенное в договоре как «денежные средства, хранящиеся на корреспондентском счете». Арбитражный суд в удовлетворении исковых требований отказал, ссылаясь на необходимость заключения договора о залоге в соответствии с действующим законодательством. Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения. На состоявшиеся судебные акты принесен протест, в котором предлагалось их отменить, договор о залоге признать недействительным. Президиум ВАС РФ протест удовлетворил.

Приняв во внимание положения ст. 334, а также ст. 349 и 350 ГК РФ, суд пришел к следующим выводам:

1) одним из существенных признаков договора о залоге имущества является возможность реализации предмета залога;

2) исходя из природы «безналичных денег» они не могут быть переданы в залог по правилам, регулирующим залог вещей;

3) предмет залога не может быть определен как «денежные средства, находящиеся на банковском счете».

Впоследствии аналогичные решения принимались и иными арбитражными судами. Так, ФАС Уральского округа в постановлении от 20.05.2009 № Ф09-7427/08-С6 указал, что денежные средства не могут быть предметом залога, поскольку их нельзя реализовать на торгах. ФАС Московского округа в постановлении от 18.07.2003 № КГ-А40/4624-03 подчеркнул, что денежные средства не могут быть предметом залога исходя из сути залоговых отношений. Заключение договоров о залоге денежных средств однозначно признавалось судами неправомерным.

Что же происходит сейчас? Обновленные редакции ряда федеральных законов напрямую предусматривают залог денег (денежных средств). Но является ли этот «залог» способом обеспечения исполнения обязательств, либо же это — совершенно иная правовая конструкция с неудачным названием?

Залог денежных средств в обеспечение поставок для государственных и муниципальных нужд

Пунктом 4 ст. 29 Федерального закона от 21.07.2005 № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон № 94-ФЗ) залог денежных средств (в том числе в форме вклада (депозита)) установлен как один из способов обеспечения исполнения государственного или муниципального контракта. Порядка оформления и реализации подобного залога Закон № 94-ФЗ не предусматривает.

Законодатель не раскрыл значение понятия «вклад (депозит)» применительно к целям рассматриваемого закона. Это дает возможность трактовать указанные термины в общеупотребительном значении (т.е. в понимании гл. 44 ГК РФ)4.

Вместе с тем режим банковского вклада, установленный ГК РФ, и режим, обозначенный в вышеуказанном законе, не имеют ничего общего. Более того, распространение положений о залоге на правовой режим банковского вклада совершенно невозможно, так как это противоречило бы правовой природе банковского вклада (см. таблицу).

В рамках обеспечения государственного или муниципального контракта переданные в залог денежные средства заранее (как правило, за несколько дней до даты заключения контракта) перечисляются на счет, указанный государственным или муниципальным заказчиком. Их «предназначение состоит в том, что при неисполнении или ненадлежащем исполнении контракта заказчик будет удерживать суммы штрафных санкций из заложенных денежных средств. Иными словами, денежная сумма резервируется на счете одной из сторон контракта с одной целью — оперативно во внесудебном порядке удовлетворить требования, связанные с нарушением контрактных обязательств»5.

С учетом изложенного используемая формулировка «залог вклада (депозита)» в понимании Закона № 94-ФЗ представляется некорректной, а правовой режим такого залога более похож на правовой режим гарантийного депозита6.

Таблица. Сравнительная характеристика банковского вклада (гл. 44 ГК РФ) и вклада (депозита) по Закону № 94-ФЗ

Банковский вклад (депозит) в понимании главы 44 ГК РФ Вклад (депозит) согласно Закону № 94-ФЗ
В силу требований ст. 834 ГК РФ сумма вклада должна быть возвращена вкладчику по первому требованию либо по истечении срока действия договора Залог вклада (депозита) предполагает возможность его реализации. В этом случае возврат суммы вклада (депозита) клиенту не предусматривается
Суть операции состоит в хранении денежных средств и начисленных процентов Суть операции состоит в обеспечении исполнения условий контракта
Обязательной стороной договора банковского вклада (депозита) является кредитная организация Аналогичной нормы не предусматривается
Вклады заключаются на условиях «до востребования» либо как срочные Залог вклада (депозита) заключается на определенный срок
Банк выплачивает проценты на сумму вклада Выплата процентов не производится
Возврат вкладов обеспечивается системой страхования банковских вкладов либо иными предусмотренными законом способами Система страхования вкладов на данную группу вкладов (депозитов) не распространяется. Залог вклада, являясь по сути своей способом обеспечения исполнения обязательства (государственного или муниципального контракта), не может быть заменен другим способом обеспечения исполнения обязательства
Заключение договора может быть удостоверено сберегательной книжкой или сберегательным (депозитным) сертификатом Аналогичное требование не установлено

Денежный залог с позиции таможенного законодательства

Правовой режим денежного залога предусмотрен также ст. 345 Таможенного кодекса РФ от 28.05.2003 № 61-ФЗ (далее — ТК РФ).

Денежный залог перечисляется на счет Федерального казначейства либо вносится физическим лицом, перемещающим через таможенную границу товары для личного пользования, в кассу таможенного органа или на счет Федерального казначейства.

Порядок ведения бухгалтерского учета таможенных и иных платежей в таможенных органах регламентируется соответствующей инструкцией (утв. приказом ФТС России от 27.06.2008 № 786). При этом суммы денежного залога, зачисленные на лицевые счета таможенных органов, открытые на балансовом счете 40314 «Таможенные и другие платежи от внешнеэкономической деятельности», а также наличные денежные средства, внесенные участником ВЭД в кассу таможенного органа, определяются как «денежные средства во временном распоряжении (далее — денежные средства)».

В подтверждение факта поступления денежного залога лицу, внесшему в кассу таможенного органа или перечислившему на счет Федерального казначейства денежные средства, выдается таможенная расписка, форма и порядок использования которой определяются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела, по согласованию с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области финансов.

Проценты на сумму денежного залога не начисляются.

При неисполнении обязательства, обеспеченного денежным залогом, подлежащие уплате суммы таможенных платежей, пеней, процентов подлежат взысканию таможенными органами из сумм денежного залога, перечисленных на счет Федерального казначейства.

Взыскание осуществляется в течение трех рабочих дней со дня обнаружения факта неисполнения обязательства.

При исполнении обязательства, обеспеченного денежным залогом, уплаченные денежные средства подлежат возврату или, по желанию плательщика, — использованию для уплаты таможенных платежей, зачета в счет будущих таможенных платежей либо для обеспечения уплаты таможенных платежей по другому обязательству перед таможенными органами.

Отметим, что комментируемая ст. 345 ТК РФ названа «Перечисление денежных средств на счет Федерального казначейства или внесение их в кассу таможенного органа (денежный залог)». Вместе с тем распространение правового режима залога на правоотношения, регулируемые данной статьей, представляется неоднозначным. Несмотря на то, что «указанный способ обеспечения назван также и денежным залогом, никаких отсылок к возможному применению в данном случае гражданского законодательства не имеется. На наш взгляд, такая грамматическая конструкция предполагает тождество понятия, помещенного в скобки, тому понятию, после которого оно расположено в предложении»7. То есть рассматриваемый «залог» не следует понимать в значении, придаваемом классическому залогу гражданским законодательством, а необходимо рассматривать как средства, перечисленные на счет Федерального казначейства и наделенные определенным правовым режимом.

Резюмируя сказанное, отмечаем, что в настоящее время действующим законодательством активно применяются различные «суррогаты» залога денежных средств. Но ни один из них прямо не свидетельствует о том, что позиция законодателя о недопустимости такого залога в рамках гражданского законодательства изменилась.

Изменение взглядов в отношении залога денежных средств

Первые шаги к столь радикальному совершенствованию залогового регулирования уже сделаны. Пунктом 3 ст. 28.1 Закона о залоге сторонам гражданского правоотношения предоставлено право установить следующее правило: предмет залога поступает в собственность залогодержателя.

Это положение может быть предусмотрено:

— в договоре залога, заключенном между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями в обеспечение связанных с предпринимательской деятельностью обязательств и предусматривающем внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное движимое имущество;

— соглашении о внесудебном порядке обращения взыскания на имущество, переданное в залог по такому договору (п. 3 ст. 28.1 Закона о залоге (в ред. от 30.12.2008)).

Постепенно смещается позиция арбитражной практики. Довольно интересной представляется позиция Б.М. Гонгало и Л.А. Новоселовой по рассматриваемому вопросу8.

Признавая довод о допустимости использования денег в качестве предмета залога довольно дискуссионным, авторы обращают внимание на следующее:

1) согласно п. 1 ст. 336 ГК РФ предметом залога может быть всякое имущество, в том числе и имущественные права. Деньги есть вещь (ст. 128 ГК РФ). Поэтому, если следовать букве закона, залог денег допускается;

2) представляется ошибочным раскрывать само понятие залога через продажу предмета залога. Залог имеет и стимулирующую функцию. Обращение взыскания на предмет залога призвано компенсировать потери кредитора. Способы такой компенсации могут быть различными;

3) признавая возможность продажи заложенной вещи существенным признаком залога, авторы справедливо утверждают, что это — отнюдь не главный и не единственный признак залога. Главное — обеспечить (гарантировать) интересы кредитора;

4) в законе нет категорической (безапелляционной) ориентации на продажу предмета залога (данная позиция косвенно подтверждается и п. 3 ст. 28.1 обновленного Закона о залоге, который предоставил сторонам возможность передавать предмет залога в собственность залогодержателя. — Прим. авт.);

5) закон предусматривает возможность приобретения залогодержателем предмета залога при объявлении торгов несостоявшимися (абз. 1 п. 4 ст. 350 ГК РФ), а при ипотеке — по соглашению сторон (ст. 55 Федерального закона от 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).

Гораздо сложнее решить вопрос о допустимости залога денежных средств, находящихся на банковском счете, так как они являются объектом не вещных, а обязательственных прав.

Указанное обстоятельство не исключает возможность залога так называемых безналичных денежных средств по правилам, применимым в отношении залога прав требования (а не вещей), что прямо допускается положениями п. 1 ст. 336 ГК РФ и п. 2 ст. 4 Закона о залоге.

О необходимости совершенствования законодательства о залоге свидетельствуют и положения Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (далее — Концепция)9. В ней подчеркнуто, что в рамках сложившегося доктринального толкования норм российского законодательства и существующей практики их применения невозможно использовать такой механизм повышения кредитного качества секьюритизированной задолженности и снижения рисков инвесторов, как залог прав по договору банковского счета (вклада).

В этой связи необходимо ввести в ГК РФ нормы, позволяющие использовать в качестве обеспечения исполнения обязательств права (требования), вытекающие из договора банковского счета (вклада), и установить специальные правила регулирования таких отношений с учетом особенностей их объекта. В частности, нет необходимости оценивать такой объект и указывать его место нахождения, а также использовать процедуру его реализации с публичных торгов. В то же время необходимо вести учет договоров, использующих в качестве обеспечения права (требования) по договору банковского счета (вклада), ограничить право распоряжения денежными средствами, находящимися или поступающими на обремененный залогом счет (во вклад) (п. 1.3.3 Концепции).

Очевидно, что для кредитных организаций залог денежных средств может являться одним из наиболее востребованных и надежных способов обеспечения исполнения обязательств. Однако в существующих условиях заключать договоры залога денег (денежных средств) в обеспечение исполнения кредитных и иных обязательств нецелесообразно.

Гражданское законодательство содержит правовой пробел в отношении допустимости залога как денег, так и денежных средств. Предусмотренная п. 3 ст. 28.1 Закона о залоге возможность передачи предмета залога в собственность залогодержателя на текущий момент не обеспечена адекватным правовым режимом, ведь для того, чтобы залог денежных средств стал возможным, надо решить массу различных вопросов — «например, индивидуализация денежных средств как предмета залога, обеспечение залога денежных средств на счете и т.п.»10.

Официальная арбитражная практика по-прежнему считает такой залог неправомерным, а договоры залога — недействительными в силу ст. 168 ГК РФ. Научные воззрения по данному вопросу кардинально различаются.

В существующих условиях, вплоть до внесения соответствующих изменений в законодательство, полагаем целесообразным не заключать договоры залога денег (денежных средств), а предусматривать иные договорные конструкции (гарантийный депозит, отступное, новацию, заключение договоров с оплатой через банковскую ячейку и др.).


1 - Изложенная позиция является личной точкой зрения автора.

2 - Положение о порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности (утв. ЦБ РФ 26.03.2004 № 254-П) // Вестник Банка России. 2004. № 28.

3 - Здесь и далее при упоминании «денег» или «денежных средств» имеются в виду средства платежа, номинированные в российских рублях (прим. авт.).

4 - Именно так трактуются положения рассматриваемого закона в некоторых комментариях. См., напр.: Борисов А.Н., Краев Н.А. Комментарий к Федеральному закону «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (постатейный). М.: Деловой двор, 2008.

5 - Беляева О.А. Предпринимательское право: Учебное пособие (2-е изд., испр. и доп.) / Под ред. В.Б. Ляндреса. М.: Контракт, 2009.

6 - Пункт 6.2.2 Положения Банка России от 26.03.2004 № 254-П определяет гарантийный депозит (вклад) как:
1) размещенный в кредитной организации — кредиторе депозит (вклад) юридического лица, которое имеет перед кредитной организацией неисполненные денежные обязательства либо обязательства, возникшие (которые могут возникнуть) в результате исполнения кредитной организацией принятого на себя условного обязательства кредитного характера, а также
2) размещенный в кредитной организации — кредиторе депозит (вклад) юридического лица, которое имеет перед кредитной организацией по договору поручительства либо в силу банковской гарантии обязательства по обеспечению надлежащего исполнения основных обязательств, при одновременном выполнении следующих условий:
— отсутствуют препятствия для прекращения обязательств путем зачета требований по гарантийному депозиту (вкладу), включая отсутствие в договоре депозита (вклада) условия о возможности досрочного возврата (востребования) депозита (вклада);
— срок возврата депозита (вклада) юридического лица — заемщика (контрагента по условному обязательству кредитного характера, а также юридического лица, которое имеет перед кредитной организацией по договору поручительства либо в силу банковской гарантии обязательства по обеспечению ненадлежащего исполнения основных обязательств) наступает не ранее наступления срока исполнения его обязательства перед кредитной организацией и не позднее 30 календарных дней после наступления указанного срока.

7 - Верстова М.Е. Обеспечение уплаты таможенных платежей внесением денежных средств в кассу или на счет таможенного органа в Федеральном казначействе (денежный залог) // Таможенное дело. 2007. № 4.

8 - Практика рассмотрения коммерческих споров: Анализ и комментарии постановлений Пленума и обзоров Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации. Вып. 10 / Рук. проекта Л.А. Новоселова, М.А. Рожкова. М.: Статут, 2009.

9 - Одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009 // Вестник ВАС РФ. 2009. № 11.

10 - Буркова А.Ю. Изменения в процедуре приведения в исполнение залога движимого имущества // Законодательство и экономика. 2009. № 4.

Д.Г. Алексеева, ОАО АКБ «Пробизнесбанк», юридическое управление, зам. начальника отдела правового сопровождения корпоративного бизнеса, к.ю.н.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»