Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 
 

Согласие старшего судебного пристава как условие предоставления информации

Размещено на сайте 14.12.2009
В статье на основе судебного спора кредитной организации и службы судебных приставов по вопросу непредставления информации, отнесенной к банковской тайне, анализируются различные правовые конструкции, применявшиеся в ходе разбирательства, а также риски, с которыми могут столкнуться банки при аналогичных ситуациях.
 
Ю.В. Севастьянова, ОАО «КБ “Русский Южный банк”», юрисконсульт

Судебное разбирательство инициировал банк по причине привлечения его к административной ответственности в виде наложения штрафа в размере 100 000 рублей за непредставление информации, отнесенной к банковской тайне. Арбитражный суд Волгоградской области признал действия судебного пристава-исполнителя незаконными, приняв позицию банка, согласно которой в соответствии с частью 8 статьи 69 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон № 229-ФЗ) подобные запросы должны в обязательном порядке содержать согласование старшего судебного пристава. Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для отмены решения суда первой инстанции, подтвердив, что запрос судебного пристава-исполнителя об истребовании банковской тайны в обязательном порядке должен содержать согласование старшего судебного пристава. В случае, если указанное требование приставами не соблюдено, правовые основания предоставления информации отсутствуют.

Различные позиции одного суда

Однако дальнейшее развитие дела имело неожиданное продолжение. Выяснилось, что практически одновременно еще один волгоградский банк был привлечен службой судебных приставов к административной ответственности по основаниям, аналогичным вышеизложенным. Действия службы судебных приставов были обжалованы в Арбитражном суде Волгоградской области. К удивлению банковского сообщества, постановление судебного пристава-исполнителя о наложении штрафа было признано законным. Сложилась ситуация, когда судьи Арбитражного суда Волгоградской области заняли взаимоисключающие правовые позиции.

Во-первых, отсутствовало единство мнений по вопросу необходимости письменного согласования старшим судебным приставом запроса об истребовании информации в кредитной организации. В решении Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.20081 указано, что судебный пристав обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

У банков судебный пристав-исполнитель запрашивает необходимые сведения с разрешения в письменной форме старшего судебного пристава. Поскольку в спорном запросе отсутствовала ссылка, содержащая сведения о разрешении в письменной форме старшего судебного пристава, либо его виза, суд признал этот факт в качестве одного из оснований незаконности действий службы судебных приставов. Судья Арбитражного суда Волгоградской области в решении от 22.04.20082 выразил иную правовую трактовку. Суд установил, что запрос судебного пристава-исполнителя был датирован 29 января 2008 года. Руководствуясь указанным обстоятельством, суд сделал вывод, что в соответствии с Конституцией РФ (ст. 54), иными нормативными актами (ст. 4 ГК РФ, ст. 3 АПК РФ) закон обратной силы не имеет и применяется к отношениям, возникшим после введения его в действие. Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Закон № 229-ФЗ, предусматривающий обязательность письменного согласия старшего судебного пристава, вступил в силу с 1 февраля 2008 года. Согласно статье 130 Закона № 229-ФЗ исполнительные документы, выданные до дня вступления в силу указанного федерального закона, должны соответствовать требованиям, предъявляемым к исполнительным документам Федеральным законом от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон № 119-ФЗ). Поскольку Закон № 119-ФЗ требований о письменном согласии старшего судебного пристава не содержал, то в спорном запросе от 29.01.2008 оно также не требовалось.

Во-вторых, камнем преткновения стала проблема необходимости извещения кредитной организации при решении вопроса о привлечении ее к административной ответственности. В решении Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.2008 содержится исчерпывающий вывод, согласно которому при рассмотрении дел об оспаривании решений (постановлений) административных органов о привлечении к административной ответственности необходимо проверить, были ли приняты административным органом необходимые и достаточные меры для извещения лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, в целях обеспечения возможности воспользоваться правами, предусмотренными статьей 28.2 Кодекса об административных правонарушениях РФ (далее — КоАП РФ). Постановление о привлечении к административной ответственности рассмотрено в отсутствие законного представителя банка. При этом не имеется доказательств надлежащего уведомления юридического лица о времени и месте вынесенного постановления, что свидетельствует о незаконности действий судебного пристава-исполнителя. В судебном решении от 22.04.2008 содержится иная трактовка действующего законодательства. При привлечении к административной ответственности по части 3 статьи 17.14 КоАП РФ закон не обязывает получать объяснения у кредитной организации, заносить их в протокол об административном правонарушении, рассматривать дело с ее участием и соответственно извещать ее.

Коллизия в применении закона

Представляется, что не основаны на нормах действующего законодательства выводы, изложенные в решении Арбитражного суда Волгоградской области от 22.04.2008. Хотя спорный запрос и был составлен 29 января 2008 года, т.е. в день, когда действовал Закон № 119-ФЗ, банком он был получен после 1 февраля 2008 года, т.е. после того, как вступил в действие новый Закон № 229-ФЗ. Согласно статье 48 Закона № 229-ФЗ кредитная организация является лицом, участвующим в исполнительном производстве.

При этом права и обязанности кредитной организации как лица, участвующего в исполнительном производстве, возникают с момента получения запроса, но не с даты его составления судебным приставом-исполнителем. Учитывая правоположение, согласно которому закон обратной силы не имеет, банк обязан руководствоваться тем законом, который действовал на момент получения им запроса, а именно Законом № 229-ФЗ, которым как раз было введено требование о письменном согласии старшего судебного пристава. Ссылка суда на статью 130 Закона № 229-ФЗ несостоятельна. Запрос в перечне исполнительных документов, указанных в статье 12 Закона № 229-ФЗ (в ст. 7 Закона № 119-ФЗ) не значится, следовательно, исполнительным документом не является. В пользу указанного вывода свидетельствует позиция Верховного суда Российской Федерации, согласно которой запрос является одним из доказательств по делу об административном правонарушении. КоАП РФ не предусмотрены право и порядок обжалования запросов3. Между тем исполнительные документы подлежат обжалованию как самостоятельные документы, влекущие возникновение, изменение, прекращение прав и обязанностей.

Согласно части 1 статьи 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении должно рассматриваться с участием лица, в отношении которого ведется производство. Преюдициальным действием обладают только решения суда, поэтому пристав не может заранее установить, что письменный отказ банка в предоставлении информации является доказательством совершения административного правонарушения.

Банки были привлечены к ответственности по части 3 статьи 17.14 КоАП РФ. Согласно пункту 1.1 статьи 28.6 КоАП РФ протокол об административном правонарушении в этом случае не составляется, но в остальной части рассмотрение дела об административном правонарушении должно соответствовать требованиям КоАП РФ. Отказ в предоставлении информации был вызван тем, что запрос пристава не соответствовал действующему законодательству. Присутствие банка при рассмотрении дела об административном правонарушении как раз позволило бы рассмотреть его всесторонне, полно, объективно, соблюсти принцип состязательности сторон, выяснить все существенные обстоятельства, в том числе основания отказа в предоставлении информации. Согласно пункту 10 постановления Президиума ВАС РФ от 02.04.2004 № 104 такое нарушение процессуальных требований является основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого постановления административного органа.

Решение апелляционной инстанции

Автор настоящей статьи представлял интересы кредитной организации в вышеописанном судебном споре, в рамках которого действия Судебная практика судебного пристава-исполнителя были признаны незаконными.

Поддерживая связь с юристом второго банка, мы искренне полагали, что Двенадцатый арбитражный апелляционный суд разрешит возникшее противоречие судебных решений и обеспечит единство судебной практики. По иронии судьбы рассмотрение по существу состоялось в один и тот же день — 3 июня 2008 года5. Данное временное совпадение позволяло надеяться, что судьи Двенадцатого арбитражного апелляционного суда РФ будут осведомлены о спорах, идентичных по предмету рассмотрения, но различных по принятым решениям, и все же примут единообразную позицию. Надежды остались нереализованными. Результат рассмотрения, к сожалению, только усугубил сложившуюся ситуацию. Судом апелляционной инстанции оба решения первой инстанции были признаны законными и обоснованными. Более того, суд апелляционной инстанции в рамках спора, в котором были узаконены действия судебного приставаисполнителя, дополнительно указал, что разрешительный порядок запроса носит функцию дополнительного контроля обоснованности требований судебного пристава-исполнителя как гарантии соблюдения прав лиц при совершении исполнительских действий. Несообщение банку о наличии соответствующего разрешения не влечет недействительности требования судебного пристава-исполнителя по исполнению судебных актов и актов других органов. Таким образом, Двенадцатый арбитражный апелляционный суд РФ в определении от 04.06.2008 признал, что письменное согласие старшего судебного пристава не требуется как в рамках старого, так и в рамках нового закона «Об исполнительном производстве».

Таким образом, приставы получили решение суда, вступившее в законную силу, позволяющее им без согласия старшего судебного пристава запрашивать информацию, отнесенную к банковской тайне, а также привлекать банки к административной ответственности без их извещения и личного участия в деле об административном правонарушении. В свою очередь, кредитные организации были вооружены вступившим в законную силу решением суда, которым была установлена обязанность приставов-исполнителей письменно согласовывать запросы со старшим судебным приставом и предоставлять такое согласование в банк, а также было признано незаконным привлечение банка к административной ответственности без его извещения и без его участия.

Решение ФАС Поволжского округа

Далее споры были переданы в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа. Дело, в рамках которого действия приставов были признаны неправомерными, рассматривалось 14 августа 2008 года6. Пересмотр спора был назначен на 3 октября 2008 года7.

14 августа 2008 года было признано, что в нарушение части 8 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в запросе судебного пристава-исполнителя отсутствовало разрешение старшего судебного пристава, также было выявлено нарушение процессуальных норм рассмотрения дела об административном правонарушении, выразившееся в том, что банк не был извещен о времени и месте вынесения постановления, постановление вынесено в отсутствие надлежащего представителя юридического лица.

Указанное судебное постановление было доведено до сведения Поволжского суда при рассмотрении дела 3 октября 2008 года со ссылкой на то, что имеются явные расхождения по одним и тем же вопросам и, таким образом, нарушается принцип единства судебной практики. Однако ФАС Поволжского округа 3 октября 2008 года решил, что отсутствуют основания для отмены судебных постановлений, вынесенных нижестоящими судами. Окружной суд не внес ясности во взаимоотношения банков и приставов по вопросам предоставления информации, являющейся банковской тайной, и привлечения кредитной организации к административной ответственности.

Между тем изложенный спор имеет принципиальное значение. Дело в том, что, отстаивая порядок предоставления банковской тайны, предусмотренный частью 8 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве», кредитная организация защищала не только собственные интересы, но и авторитет российской банковской системы в целом. Мы полностью разделяем позицию, согласно которой уровень надежности, гарантированности, сохранности банковской тайны в стране свидетельствует об уровне развития национальной банковской системы в целом.

Мысль о том, что кто-то незаконно имеет возможность доступа к информации о счетах, заставляет задуматься, является ли размещение денег в российских банках надежным способом их хранения.

В такой ситуации у российского законодателя и банков есть серьезный стимул обеспечивать режим банковской тайны не хуже, чем это делают их хрестоматийно известные коллеги из Швейцарии8.

Выводы

Будучи поставлены перед выбором — соблюдать требования части 8 статьи 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве» или нет, банки оказались в крайне сложной ситуации. Будешь соблюдать — заплатишь штраф, не будешь — возместишь убытки клиенту и потеряешь его доверие. Представители банковского юридического сообщества с грустью иронизировали: страдаем за правду и банковскую тайну.

Спор дошел до Высшего арбитражного суда Российской Федерации. Судебные приставы, проигравшие дело в нижестоящих инстанциях, просили в порядке надзора отменить решения судов, состоявшиеся не в их пользу. 14 октября 2008 года Высший арбитражный суд Российской Федерации отказал в передаче дела в Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации, в пересмотре решений нижестоящих судебных инстанций также было отказано9 по основаниям их законности и обоснованности.

К сожалению, в рамках второго спора рассмотрение дела по существу не состоялось, поскольку надзорная жалоба банка была возвращена по формальным основаниям10.

С учетом позиции Высшего арбитражного суда Российской Федерации в определении от 14.10.2008 на данный момент сформировалась положительная для банков практика, согласно которой судебные приставы-исполнители согласовывают запросы об истребовании информации, являющейся банковской тайной, со старшим судебным приставом и представляют такое согласование в банк. Такой же позиции придерживаются специалисты в исследуемой области отношений11.

И все же полагаем, что ситуация неопределенности, существовавшая продолжительное время, не должна повторяться. Кроме того, судебные акты, которыми были узаконены действия судебных приставов и которые противоречат позиции Высшего арбитражного суда Российской Федерации, не отменены и имеют значение вступившего в законную силу судебного постановления, что само по себе не способствует укреплению принципа законности и стабильности банковской системы.


1 - Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 17.03.2008 № А12-3352/08-С6.

2 - Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 22.04.2008 № А12-4615/08-С30.

3 - Вопрос 6 Обзора законодательства и судебной практики Верховного суда Российской Федерации за четвертый квартал 2006 года // Журнал руководителя и главного бухгалтера ЖКХ. № 6. 2007 (ч. II).

4 - Постановление ВАС РФ от 02.07.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» // Вестник ВАС РФ. 2004. № 8.

5 - Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2008 № А12-3352/2008-с6; постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.06.2008 № А12-4615/2008-с30 (резолютивная часть была объявлена 3 июня 2008 года, полный текст изготовлен 4 июня 2008 года).

6 - Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 14.08.2008 № А12-3352/08.

7 - Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 03.10.2008 № А12-4615/08-С30.

8 - Банковская тайна: конфликт публичного и частноправового интереса // Банковское право.2006. № 4.

9 - Определение ВАС РФ от 14.10.2008 № 13194/08.

10 - Определение ВАС РФ от 15.01.2009 № 241/09; определение ВАС РФ от 10.02.2009 № 241/09

11 - См.: Ефимова Л.Г. Консультация эксперта для СПС «КонсультантПлюс» № 61 679 (2008).

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»