Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Уклонение от погашения задолженности (ст. 177 УК РФ): проблемы квалификации

Размещено на сайте 19.11.2008
Уклонение от погашения задолженности — пожалуй, одна из наиболее серьезных проблем в банковской деятельности, и решение данной задачи не теряет своей актуальности. Автор предлагает проанализировать нормы ст. 177 УК РФ «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» и устранить отдельные заблуждения, касающиеся применения ее норм. В статье приводятся характеристика основных элементов состава преступления и анализ проблем правоприменения.
 

Уклонение от погашения задолженности в настоящее время является достаточно распространенным явлением в России. Причин такого положения много: неустоявшийся и проблемный характер экономических отношений, особенности менталитета и т.д. Исправлению ситуации может способствовать повышение эффективности применения ст. 177 УК РФ «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности».

Сейчас эта норма применяется крайне редко1 и часто называется «мертвой», но есть возможности для ее «реанимации». Совершенствование применения ст. 177 УК РФ стало наиболее актуально после февраля 2008 года, когда дознание по указанной статье было передано Федеральной службе судебных приставов.

Для лучшего понимания проблемы предлагаем рассмотреть и развенчать мифы, окружающие ст. 177 УК РФ и мешающие ее применению.

Возможности уголовного преследования за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности

Начнем с мифов, т.е. распространенных заблуждений по поводу возможности уголовного преследования за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности. Как показывает общение с потерпевшими и правоприменителями, в настоящее время распространены следующие мифы.

1. Отсутствуют возможности для эффективного применения ст. 177 УК РФ.

Мы считаем это утверждение мифом уже потому, что аналогичная ст. 157 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей» применяется в отдельные годы в 200 (!!!) раз чаще. Также практика показывает, что в отдельных судах даже в течение одного года выносится несколько приговоров по рассматриваемой статье, что составляет более 10% от общего количества подобных приговоров по России.

2. В статье 177 УК РФ речь идет только о задолженности по кредитам (кредиторская — значит, по кредитам, займам).

Это заблуждение возникло из-за буквального понимания текста и в некоторых случаях невнимательного отношения к этому составу со стороны авторов учебников и комментариев. В статье упоминается кредиторская задолженность, которая охватывает все виды задолженности и отличается от дебиторской, т.е. прав требования уплаты определенных сумм. Соответственно, кредиторской является любая задолженность (кроме налоговой и иной, о которой говорится в других статьях Уголовного кодекса). Уклонение от уплаты долга по договору поставки, возмещения причиненного вреда и т.д. также может квалифицироваться по ст. 177 УК РФ.

3. От уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ легко избавиться (достаточно частичной оплаты задолженности и т.д.).

Такие представления связаны с аналогиями со ст. 159 УК РФ «Мошенничество», в которой на отсутствие умысла на хищение иногда указывает частичная оплата полученного кредита или погашение долга. Злостное уклонение не является хищением и подобные действия никак не помогут недобросовестному должнику, если он скрывает от взыскания имущество больше, чем на 250 тыс. рублей, — пусть бы при этом он платил значительные суммы.

4. При правильном применении ст. 177 УК РФ будет очень много приговоров.

Это тоже заблуждение, т.к. этот состав чаще всего применим в тех случаях, когда у должника есть возможность оплатить долг, но он по субъективным причинам этого не делает. В случае, если угроза уголовной ответственности уже реальна, очень часто происходит погашение задолженности и освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ). Можно отметить, что особенности учета успешного движения уголовных дел приводят к тому, что примирение чаще всего происходит на стадии судебного рассмотрения, а не дознания.

Основные элементы состава преступления

Не останавливаясь подробно на объекте преступления, т.к. он не имеет большой практической ценности, обратимся к характеристике объективной стороны.

Статья 177 УК РФ устанавливает уголовную ответственность за злостное уклонение от погашения задолженности в крупном размере после вступления в законную силу решения суда. Состав является формальным, т.е. достаточно действий по злостному уклонению. Эти действия должны быть связаны с задолженностью в крупном размере, т.е. больше 250 тыс. рублей. В определении суммы задолженности необходимо ориентироваться на судебный акт, которым она подтверждена. При этом суммы задолженности по разным судебным актам могут суммироваться, если субъект и потерпевший одни и те же. Судебным актом чаще всего является решение суда общей юрисдикции или арбитражного суда, но долг может подтверждаться и иными судебными актами, например, судебным приказом.

Объективная сторона, с нашей точки зрения, выражается в виде действия — уклонения. При этом для удобства применения можно считать уклонение тождественным сокрытию имущества, на которое может быть обращено взыскание по решению суда. Существует точка зрения, что уклонение может быть в форме бездействия, но мы считаем, что такой подход не учитывает возможность принудительного исполнения решений судов, в рамках которого у Федеральной службы судебных приставов имеются широкие полномочия, достаточные для преодоления уклонения в виде простого бездействия.

Считая возможным уклонение в форме бездействия, мы как бы оправдываем возможную неэффективную работу приставов-исполнителей, которые не предпринимают всех необходимых мер для взыскания задолженности.

Сокрытие имущества (денежных средств, недвижимости и т.д.) для уклонения от погашения задолженности бывает двух видов:

  • юридическое;
  • физическое.

Юридическое сокрытие выражается в оформлении мнимых сделок, т.е. совершенных лишь для вида, без намерения создать соответствующие правовые последствия (ст. 170 ГК РФ). При этом обращаться в суд в рамках гражданского процесса для признания сделки мнимой не требуется, достаточно доказательств, собранных в рамках уголовного процесса. Юридическое сокрытие наиболее часто проявляется в заключении договоров купли-продажи, дарения и т.д. Сторонами договоров выступают должник и какие-либо лица — родственники, знакомые и т.д.

В нашей практике был случай, когда индивидуальный предприниматель (ИП) уклонялся от погашения задолженности с помощью заключения фиктивного договора с лицом без определенного места жительства, для которого получение статуса ИП организовала одна юридическая фирма, затем использовавшая данные этого лица в противоправных целях. Частым случаем юридического уклонения является получение заработной платы, которая не отражается в официальной отчетности (отметим, что так называемая «черная» зарплата может суммироваться за определенный период, чтобы был размер, необходимый для привлечения к уголовной ответственности).

Разновидности юридического сокрытия постоянно развиваются, так, появились варианты с заключением брачных контрактов или соглашений об уплате алиментов, по которым все активы достаются одному супругу, а все долги — другому, хотя фактические брачные отношения продолжаются и после развода.

Физическое сокрытие проявляется в том, что какое-либо имущество (чаще всего движимое) прячется таким образом, чтобы кредитор и судебные приставы-исполнители не знали о его местонахождении. Физическое сокрытие является менее распространенным, чем юридическое, так как оно сложнее и подходит не для всех видов имущества.

Подчеркнем, что при отсутствии у лица возможности погашать задолженность, которая более 250 тыс. рублей, уголовная ответственность по ст. 177 УК РФ, с нашей точки зрения, невозможна, так как это будет своего рода объективное вменение. Статья 177 УК РФ относится к действиям после возникновения задолженности и не охватывает действий по получению денежных средств.

Отдельно остановимся на случаях, когда действия по юридическому сокрытию имущества совершаются до вынесения решения суда или его вступления в законную силу.

Естественно, недобросовестный должник, понимая, что решение суда будет не в его пользу, часто не дожидается его вынесения, а скрывает имущество заранее. Мы считаем, что после вступления судебного акта в законную силу в таких случаях все равно возможна квалификация по ст. 177 УК РФ, так как должник, фактически владея, пользуясь и распоряжаясь имуществом, «де-юре» не имеет к нему отношения и создает невозможность принудительного исполнения решения суда. В этих случаях получается ситуация, аналогичная длящимся преступлениям, которые связаны с неисполнением обязанностей (например, побег, уклонение от военной службы и т.д.).

Особого внимания требует признак злостности, который, по утверждению практиков, часто затрудняет квалификацию по ст. 177 УК РФ.

Мы считаем, что злостность как оценочное понятие может определяться различными способами. Например, возможна аналогия со ст. 157 УК РФ «Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей». В практике привлечения к уголовной ответственности за уклонение от уплаты алиментов злостность определяется как неисполнение обязанности по уплате при наличии возможности после двух предупреждений судебного пристава-исполнителя.

Однако о злостности уклонения от погашения кредиторской задолженности можно говорить и в тех случаях, когда двух предупреждений пристава не было. На практике может возникнуть ситуация, когда должник входит в сговор с судебным приставом-исполнителем и, соответственно, необходимые предупреждения отсутствуют.

Можно привести достаточно много примеров, когда применимо оценочное понятие «злостности».

Основные проблемы правоприменения

Об оценочном характере этого признака свидетельствует и различное понимание злостности в разных нормативно-правовых актах. Например, злостной неуплатой штрафа в соответствии с УК РФ считается отсутствие по неуважительным причинам оплаты в последний день срока для выполнения этой обязанности. В целом целесообразно связывать злостность с совершением должником специальных действий для сокрытия своего имущества (заключение договоров, подкуп приставов и т.д.).

Субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 177 УК РФ, вызывают меньше споров, чем объективные. Обязательно наличие прямого умысла на уклонение от погашения задолженности. Подчеркнем, что прямой умысел достаточно легко доказывается при юридическом сокрытии имущества, т.к. оформление мнимых сделок (подписание договоров, актов и т.д.) явно указывает на осознание общественной опасности своих действий и желание их совершить. При этом часто используемый для сокрытия мошенничества прием, когда задолженность понемногу оплачивается и это считается доказательством отсутствия умысла на совершение преступления, в данном случае не помогает, если скрывается имущество на сумму больше 250 тыс. рублей.

Субъектом преступления по ст. 177 УК РФ может быть как руководитель юридического лица, так и гражданин. Специально отметим, что для квалификации по ст. 177 УК РФ необходимо помнить о возможности привлечения к ответственности фактического, а не номинального руководителя организации. Подробно привлечение к ответственности фактических руководителей разработано для налоговых преступлений2. Соответственно, в тех случаях, когда фактический руководитель организации-должника бросает ее и создает новую организацию, где становится фактическим руководителем и извлекает доход, который не отправляет на погашение задолженности первоначальной организации, можно ставить вопрос об уголовной ответственности по ст. 177 УК РФ.

К сожалению, в публикациях по ст. 177 УК РФ редко рассматривается возможность соучастия в этом преступлении и покушения на него. С нашей точки зрения, очень часто при уклонении от погашения задолженности присутствует распределение ролей: пособниками становятся лица, которые подписывают фиктивные договоры, по которым якобы получают имущество и т.д. Соответственно, при расследовании уклонения от погашения задолженности надо обращать внимание на квалификацию действий не только исполнителя, но и других соучастников.

Важно обратить внимание на возможность покушения по ст. 177 УК РФ. Представим ситуацию, что должник, не желающий, чтобы из его заработной платы удерживали денежные средства в счет погашения долга, договаривается с работодателем о том, что заработная плата (в размере, например, 100 тыс. рублей в месяц) будет выплачиваться неофициально. Предположим, что этот факт выявляется через 2 месяца и получается, что размера уклонения, необходимого для квалификации по ст. 177 УК РФ, пока нет, но действия, направленные на уклонение в крупном размере, не доведены до конца по не зависящим от лица причинам. Мы считаем, что в подобных случаях действия виновного можно квалифицировать как покушение.

Таким образом, ст. 177 УК РФ «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» может применяться эффективнее, чем в настоящее время. Совершенствованию правоприменительной практики должна способствовать научно-консультационная и общественная поддержка.

1 За 2006 год по таким делам было вынесено всего 15 приговоров.

2 Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления».

 

 

Д.Ю. Жданухин, Центр развития коллекторства, генеральный директор, к.ю.н.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»