Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Судебная практика взыскания задолженности по кредитам физических лиц

Размещено на сайте 13.05.2008
Вопрос взыскания задолженности по кредитам физических лиц — обеспечения исковых заявлений — не теряет своей актуальности. Предлагаем рассмотреть возможность обеспечения судебных приказов, проведя анализ коллизионных правовых вопросов и аналогию с обеспечением исков.
 

Проблемы взыскания задолженности по кредитам физических лиц приобретают все большую актуальность. В последние годы резко увеличилось число выдаваемых кредитов, и как следствие — встает вопрос о необходимости их возврата, в том числе и с использованием судебного производства.

Судебное взыскание задолженности для кредитной организации актуально прежде всего с позиции реального его исполнения. Однако практика российского судопроизводства в настоящее время такова, что реальное взыскание без предварительного обеспечения исковых требований взыскателя практически невозможно.

В соответствии со ст. 139 ГПК РФ по заявлению лиц, участвующих в деле, судья может принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается во всяком положении дела, если непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

Согласно п. 1 и 2 ч. 1 ст. 140 ГПК РФ обеспечительной мерой может быть наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц, а также запрет на совершение определенных действий ответчиком.

Но и при обеспечении исковых требований путем наложения ареста на имущество должника имеется немало практических проблем.

Наложение ареста на имущество должников

Наиболее распространенный и широко применимый способ обеспечения исковых требований — это наложение ареста на имущество должников. Как показывает практика, заявления об обеспечении иска подаются и удовлетворяются в большинстве своем в том случае, если заявителю (или истцу, взыскателю) известно о наличии соответствующего имущества у должника. Более того, суды удовлетворяют заявления об обеспечении исковых требований, когда заявитель (истец, взыскатель) может подтвердить факт наличия соответствующего имущества у должника.

Однако на практике кредитная организация не имеет такой возможности. В этой связи суды отказывают кредитной организации в наложении ареста на имущество в связи с отсутствием документов, подтверждающих наличие соответствующего имущества у должника. Устранить такую ситуацию можно несколькими способами.

Один из таких способов — при заключении кредитного договора получение от заемщика информации о наличии соответствующего имущества, подтвержденной документально, в том числе нотариально заверенными копиями свидетельств о праве собственности на объекты недвижимости, на автотранспорт и пр. Данный способ достаточно трудоемкий и отнимает много времени. Более того, сбор такой информации может привести к оттоку заемщиков у кредитной организации.

Подача заявления о наложении ареста

При взыскании задолженности по кредиту физических лиц кредитная организация подает заявление о наложении ареста на имущество, находящееся по месту жительства ответчика. Кредитная организация предполагает, что по месту жительства (фактической регистрации) заемщика имеются предметы домашнего обихода, бытовая техника и иное имущество, на которое может быть наложен арест в обеспечение исполнения обязательств заемщика. Такая позиция находит свое подтверждение в судебной практике.

Так, в п. 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» указано следующее: «Суд вправе принять обеспечительные меры в виде ареста имущества ответчика, установив общую сумму стоимости имущества, подлежащего аресту, тогда как конкретный состав имущества, подлежащего аресту, может определяться судебным приставом-исполнителем в соответствии с требованиями Федерального закона “Об исполнительном производстве в Российской Федерации”».

Таким образом, вполне правомерно заявлять требования о наложении ареста на имущество, не индивидуализируя это имущество. Более того, развивая мысль, изложенную в вышеуказанном Постановлении ВАС РФ, возможно, на наш взгляд, просить суд о наложении ареста на имущество ответчика, «в чем бы оно ни выражалось и где бы оно ни находилось, за исключением того имущества, на которое не может быть наложен арест по закону».

Однако такая позиция разделяется далеко не всеми судами и судьями. Основная причина, по которой суды не удовлетворяют такого рода заявления об обеспечительных мерах, — это риск ущемления интересов ответчика и третьих лиц. Рассмотрим практическую ситуацию по данному вопросу.

Определением суда был наложен арест на имущество должника Б., которое находится по месту его жительства. Судебный пристав-исполнитель арестовал имущество. Отец ответчика подал в суд заявление об исключении имущества из описи, где ответчиком выступали как судебный пристав-исполнитель, так и кредитная организация. Судом требования об исключении имущества из описи были удовлетворены1.

В данной статье мы не будем останавливаться на спорной проблеме, которая касается привлечения кредитной организации в таком деле в качестве ответчика и возложения на нее расходов по оплате государственной пошлины. Хотим лишь отметить, что в целях исключения предъявления заявлений об исключении имущества из описи многие судьи не удовлетворяют требования кредитной организации о наложении ареста по месту жительства ответчиков.

Наложение ареста на автотранспорт, принадлежащий должникам

При решении вопроса об обеспечении иска кредитные организации стремятся наложить арест на ликвидное имущество. При этом автотранспорт, принадлежащий заемщикам, является, безусловно, таким ликвидным имуществом. Рассмотрим проблему, связанную с наложением ареста на данное имущество.

Судебная практика по указанному вопросу далеко не однозначна. Так, некоторые суды отказываются накладывать арест в том случае, если кредитная организация не подтвердит факт принадлежности автотранспорта ответчику. Другие суды самостоятельно по ходатайству истца делают соответствующий запрос в органы ГИБДД.

Как показывает практика работы кредитных организаций в Центрально-Черноземном регионе, органы ГИБДД в большинстве случаев отказываются предоставлять официальную информацию, подтверждающую факт принадлежности имущества должнику, что обусловлено техническими причинами.

Примечательно, что в своих отказах органы ГИБДД ссылаются на п. 56 Приказа МВД России от 27.01.20032, где указано, что информация о наличии транспортных средств у граждан выдается на основании письменного запроса лишь указанным в этом пункте Приказа государственным органам, к числу которых кредитная организация не относится. Однако названная подзаконная норма противоречит законодательству (п. 4 ст. 29 Конституции РФ; п. 2 ст. 3 и п. 5 ст. 8 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»).

Помимо указанного Приказа полномочия УГИБДД ГУВД по учету автомототранспортных средств установлены:

• Федеральным законом от 10.12.1995 № 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения» (п. 3 ст. 15);

• Указом Президента РФ от 15.06.1998 № 711 «О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения» (подп. «в» п. 11);

• Постановлением Правительства РФ от 12.08.1994 № 938 «О государственной регистрации автомототранспортных средств и других видов самоходной техники на территории Российской Федерации» (п. 2).

Ни один из указанных актов не содержит норм об ограничении доступа к информации о зарегистрированных транспортных средствах.

Таким образом, отказ УГИБДД в предоставлении информации о зарегистрированных автотранспортных средствах является незаконным, так как не соответствует п. 4 ст. 29 Конституции РФ, п. 2 ст. 3 и п. 3 ст. 8 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Региональная судебная практика по обеспечению исков

В некоторых регионах сложилось следующее мнение судей по обеспечению исков: если арестовывается имущество одного из ответчиков (самого заемщика), то нецелесообразно обеспечивать иск еще и наложением ареста на имущество других ответчиков (поручителей). Более того, считается, что, налагая арест на имущество поручителей в обеспечение иска, тем самым ограничивают их права.

Так, Банк обратился с иском3 о взыскании задолженности по кредитному договору с С. (заемщик), Ц. и Т. (поручители). В целях обеспечения иска Банк заявил ходатайство о наложении ареста на имущество С., Ц., Т., находящееся по месту их проживания, а также на автомобиль ВАЗ 2106, зарегистрированный на Ц., и на имеющиеся в банке счета, а также автомобиль ГАЗ 31029, зарегистрированный на Т.

Изучив заявление истца, суд посчитал его подлежащим удовлетворению лишь частично, ссылаясь на то, что меры по обеспечению иска должны быть непосредственно связаны с предметом спора, соразмерны заявленным требованиям, в обеспечение которых они принимаются, необходимыми и достаточными для исполнения судебного акта.

В результате суд наложил арест только на имущество С., находящееся по месту его регистрации. При этом суд признал, что мера по обеспечению иска — наложение ареста на имущество С., который является стороной кредитного договора, соразмерна заявленному истцом требованию. В данном случае суд посчитал излишней необходимость наложения ареста на имущество поручителей, так как уже наложен арест на имущество самого заемщика.

Как видно из указанного дела и иных аналогичных дел, которых немало, суд прежде всего исходит из необходимости удовлетворить требования взыскателя за счет имущества самого заемщика, и только при отсутствии такого имущества взыскивать задолженность с поручителей.

Указанная позиция влияет и на возможность обеспечения требований за счет имущества поручителей. Одновременно такая позиция не находит поддержки в действующем законодательстве и ущемляет интересы взыскателя.

Арест денежных средств, находящихся на вкладе

Определенный интерес представляет проблема ареста денежных средств, находящихся на вкладе. Проблема списания денежных средств со вклада должника при возникновении просрочки по кредитному договору имеет определенный теоретический и одновременно практический интерес. Теоретический интерес обуславливается решением вопроса о том, имеет ли право кредитная организация списать денежные средства, находящиеся на вкладе должника, если вкладчик одновременно является должником той же кредитной организации по кредитному договору.

В указанном вопросе в противоречие входят норма Гражданского кодекса РФ и локальные акты кредитных организаций, предусматривающие порядок безакцептного списания денежных средств со вклада.

Так, согласно ст. 410 ГК РФ обязательство прекращается полностью или частично зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Для зачета достаточно заявления одной стороны. С позиций указанной статьи кредитная организация вправе по заявлению в одностороннем порядке, даже при отсутствии согласия вкладчика, зачесть его денежные средства в счет погашения задолженности по кредитному договору.

Однако специфика банковской деятельности предполагает четкую регламентацию на уровне локальных актов порядка работы кредитной организации (в инструкциях, регламентах и пр.). Учитывая указанное обстоятельство, при отсутствии соответствующего регламента о порядке списания банком денежных средств со вклада в целях погашения задолженности по кредиту кредитная организация не может применить указанную норму ГК РФ. В связи с этим кредитные организации вынуждены при обращении в суд заявлять ходатайства об обеспечении исков/судебных приказов о наложении ареста на денежные средства заемщиков, находящиеся на их вкладах.

В указанном случае возникает следующая проблема: имеет ли право кредитная организация сообщать суду (указывать в заявлении об обеспечении) номера счетов и остатки денежных средств на них.

В соответствии с Законом «О банках и банковской деятельности» кредитная организация гарантирует тайну о вкладах своих клиентов. Одновременно в соответствии с п. 4 ст. 25 указанного Закона справки по вкладам физических лиц выдаются кредитной организацией в том числе и судам. При этом, как показывает практика, суды самостоятельно делают запросы о наличии вкладов и остатке денежных средств на них.

За разглашение банковской тайны кредитные организации, а также их должностные лица и их работники несут ответственность, включая возмещение нанесенного ущерба, в порядке, установленном федеральным законом.

Исходя из сказанного, возникает вопрос о том, является ли разглашением банковской тайны указание в заявлении о наложении ареста на вклад заемщика и его поручителей номеров счетов и остатков денежных средств на них.

На наш взгляд — лишь частично. С одной стороны, учитывая, что п. 4 ст. 25 Закона «О банках и банковской деятельности» позволяет предоставлять такую информацию судам, то указание на номер счета не будет являться нарушением банковской тайны. Одновременно остаток денежных средств на счете не всегда целесообразно указывать, так как он может измениться.

В данном случае кредитной организации при подаче ходатайства об обеспечении исков/судебных приказов в суд целесообразно сообщать о наложении ареста на денежные средства, находящиеся на вкладе, в пределах требований заявителя.

Обеспечение судебных приказов

Особого внимания заслуживает обеспечение судебных приказов. Указанная практика находится в стадии становления и потому требует дальнейшего формирования.

Ситуация по необходимости обеспечения требований аналогична ситуации по обеспечению иска. В соответствии со ст. 126 ГПК РФ судебный приказ выносится в течение 5 дней с момента поступления заявления в суд. Затем суд высылает копию судебного приказа должнику, который имеет право в течение 10 дней представить возражения относительно его исполнения (ст. 128 ГПК РФ). Если же должник не явится на почту за судебным приказом, то по действующим почтовым правилам почтовое отправление хранится на почте 1 месяц и затем возвращается отправителю.

Это достаточный срок для реализации или сокрытия иным образом своего имущества должником. Кроме этого, в данный срок не включаются иные обстоятельства, удлиняющие приказную процедуру (отпуск, болезнь судьи и пр.).

В связи с тем, что целью применения обеспечительных мер в исковом производстве является исполнение судебного решения в полном объеме (ст. 139 ГПК РФ), установленный законом общий срок приказного производства может составлять те же самые 2 месяца, которые предусмотрены для рассмотрения иска судом.

Недостатки обеспечения исковых заявлений о взыскании задолженности по кредитам физических лиц

У обеспечения исковых заявлений и судебных приказов имеется и оборотная сторона, которая часто не учитывается правоприменителями. Рассмотрим такой пример, когда в ходе рассмотрения дела о взыскании задолженности по кредиту физического лица был наложен арест на вклад должника.

В соответствии со ст. 144 ГПК РФ обеспечение иска может быть отменено тем же судьей или судом по заявлению ответчика либо по инициативе судьи или суда. При удовлетворении иска принятые меры по его обеспечению сохраняют свое действие до исполнения решения суда. После вынесения решения о взыскании задолженности по кредиту списать денежные средства кредитная организация может только при условии снятия ареста со счета. Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании.

Таким образом, после вынесения решения суда, чтобы списать денежные средства со вклада, кредитная организация вынуждена потратить время на то, чтобы обратиться в суд с ходатайством о снятии ареста со счета. При этом, чтобы денежные средства не были списаны со счета вкладчиком в период со снятия ареста со счета до списания кредитной организацией денег в счет погашения задолженности по кредиту, банк должен обратиться в суд с целью наложения ареста на счет в порядке исполнительного производства.

Согласитесь, такая громоздкая схема весьма неудобна на практике. Более того, затягивание сроков реального исполнения решения приводит к увеличению размера неустойки и процентов по кредиту, которые должник обязан вернуть кредитной организации.

Рассмотренная законодательная коллизия имеет место и в том случае, когда в ходе рассмотрения дела был наложен арест на имущество должника, которое судебный пристав-исполнитель должен реализовать. В указанном случае приставы-исполнители ставят вопрос о том, чтобы взыскатель инициировал снятие с имущества ареста, наложенного судом.

На наш взгляд, п. 3 ст. 144 ГПК РФ требует уточнения и внесения изменений и дополнений. Целесообразно предусмотреть, что меры по обеспечению иска сохраняют свое действие, однако после вступления в законную силу решения суда они не препятствуют его реальному исполнению взыскателем.

Взыскание задолженности по кредитам в случае смерти заемщика

Анализ судебной практики показывает, что имеются определенные особенности взыскания задолженности по кредитам физических лиц в случае смерти заемщика.

Отсутствие в договоре поручительства указания на то, что он сохраняет свою силу и в случае смерти заемщика, может повлечь за собой прекращение поручительства. Отметим, что заключаемые Сбербанком России договоры поручительства содержат необходимое условие.

При взыскании задолженности по кредитам умерших заемщиков необходимо учитывать следующие аспекты.

1. До вступления наследников в права наследования имуществом в течение 6 месяцев со дня смерти заемщика исковое заявление может быть подано в соответствии с п. 3 ст. 1175 гл. 64 ГК РФ. Согласно указанной норме «кредиторы наследодателя вправе предъявлять свои требования к принявшим наследство наследникам в пределах сроков исковой давности, установленных для соответствующих требований. До принятия наследства требования кредиторов могут быть предъявлены к исполнителю завещания или к наследственному имуществу». В последнем случае суд приостанавливает рассмотрение дела до принятия наследства наследниками или перехода выморочного имущества в порядке наследования к государству.

2. Юридическим управлением был сделан запрос в нотариальную палату Воронежской области о том, относятся ли к нотариальной тайне сведения об открытии наследства, о круге наследников, призванных к наследованию или принявших наследство, а также обязаны ли нотариусы давать ответы на запросы об открытии наследства в отношении должников Центрально-Черноземного банка Сбербанка России. Нами был получен следующий ответ. По мнению Воронежской нотариальной палаты, ст. 63 Основ законодательства о нотариате4, согласно которой претензии кредиторов принимаются нотариусами, противоречит ч. 3 ГК РФ.

В этой связи, как нам было указано, меры по розыску должников должны приниматься кредитором, а не нотариусом, и нормы ст. 61 Основ законодательства о нотариате о возможности публичного извещения нотариусом об открывшемся наследстве являются неактуальными.

Вместе с тем нотариальная палата Воронежской области согласилась с тем, что отсутствие информации о наследниках должников лишает банк возможности обратиться в суд с заявлением о взыскании задолженности. Несмотря на отсутствие в законодательстве обязанности нотариуса сообщать информацию по запросам банков, нотариальная палата считает, что в данном случае следует исходить из принципа разумности и справедливости.

Действительно, получить достоверную информацию о наследниках, принявших наследство, банк может только у нотариуса, в производстве которого находится наследственное дело. При этом нотариальная палата считает возможным по запросу банка сообщить тот объем информации, который является необходимым и достаточным для обращения в суд с иском о взыскании задолженности. Однако нотариус может предоставить сведения о полном круге наследников, принявших наследство, только по истечении указанного срока.

Таким образом, в случае истечения шестимесячного срока со дня смерти заемщика, получив соответствующую информацию у нотариуса, банк может обратиться в суд к наследникам заемщика.

3. Как показывает анализ отчетов и практики работы подразделений СБ РФ по взысканию задолженности по кредитам физических лиц, в некоторых случаях банк подает исковые заявления к умершим заемщикам, так как не может официальным образом получить документы, подтверждающие факт их смерти5.

В ходе рассмотрения дела о взыскании задолженности выясняется факт смерти заемщика, суд истребует соответствующую официальную информацию о смерти заемщика, а также о круге его наследников и в ходе судебного производства осуществляется замена ответчика на надлежащего.

1 Решение Федерального суда Ленинского района г. Воронежа от 16.07.2007. Аналогичное решение от 11.09.2007 было вынесено мировым судьей Коминтерновского района г. Воронежа. Интересен тот факт, что на практике встречаются случаи рассмотрения указанных дел как мировыми судами, так и федеральными судами, что противоречит, на наш взгляд, гл. 3 ГПК РФ.

2 Приказ МВД России от 27.01.2003 № 59 «О порядке регистрации транспортных средств» (зарегистрирован в Минюсте России 07.03.2003 № 4251).

3 Архив Федерального суда Ленинского района г. Воронежа за 2007 г.

4 Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.1993 № 4462-I.

5 В соответствии с нормами Федерального закона от 15.11.1997 № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния».

 

 

А.Е. Самсонова, Центрально-Черноземный банк Сбербанка России, юридическое управление,
отдел претензионно-исковой работы, ведущий юрисконсульт, к.ю.н.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»