Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Юридическая работа в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 
 

Банковское законодательство — 2007: проблемы, которые ждут своего решения

Размещено на сайте 08.08.2007
По мнению известного российского парламентария А.Г. Аксакова, президента Ассоциации региональных банков России, в интересах обеспечения конкурентоспособности национального банковского сектора Федеральному Собранию РФ предстоит уже в самом ближайшем будущем принять ряд серьезных законодательных решений. О наиболее важных задачах в этой сфере он рассказал в интервью корреспонденту Издательского дома «Регламент».
 
Е.Е. Смирнов
Издательский дом «Регламент»

— Анатолий Геннадьевич, как известно, еще весной 2005 года в Стратегии развития банковского сектора на период до 2008 года были обозначены основные меры по повышению конкурентоспособности национальной банковской системы. Как они претворяются в жизнь?

— К сожалению, общие задачи по совершенствованию нормативной базы, обозначенные в Стратегии развития банковского сектора на период до 2008 года, пока остаются не реализованными. В течение двух последних лет Парламентом было рассмотрено лишь восемь законопроектов из более тридцати предусмотренных Стратегией. Причем эти восемь правовых документов, несмотря на их важность, носили частный, вторичный характер. Наиболее сложным и фундаментальным правовым проблемам, затронутым в Стратегии, до сих пор не уделяется достаточного внимания.

— Как Вы оцениваете в связи с этим обеспечение конкурентоспособности национального банковского сектора?

— Мы в Ассоциации региональных банков России считаем, что по мере развития российского финансового рынка становится все более очевидным, что текущее правовое регулирование отношений в банковском секторе и на финансовом рынке, возникающих из обеспечения исполнения обязательств, применения отдельных институтов гражданского права (цессия, банкротство и пр.), внедрения финансовых инноваций (деривативы, секьюритизация, новые виды ценных бумаг), а также преддоговорной ответственности сторон, далеко от совершенства.

По сути, именно действующее правовое регулирование является существенным ограничителем дальнейшего развития рынка, роста объемов кредитования реального сектора экономики и розничных потребителей, барьером на пути внедрения современных механизмов риск-менеджмента, причиной неконтролируемого увеличения кредитных, процентных и валютных рисков финансовой системы, и наконец в целом тем фактором, который снижает конкурентоспособность национального финансового рынка России. Таким образом, модернизация целого ряда правовых институтов на основе опыта наиболее развитых финансовых рынков мира и отечественных реалий становится насущной задачей российского банковского сектора, а значит, и нашей Ассоциации, и ее Комитета по банковскому законодательству.

— В таком случае могли бы Вы конкретизировать цели и задачи деятельности названного Вами Комитета и Ассоциации в целом?

— Нашей задачей является, прежде всего, объединение возможностей банковского сообщества и экспертов, представляющих правительственные ведомства и Банк России, а также юридических компаний и консультантов, представителей судебной власти, академической науки в целях выявления и анализа правовых проблем, лакун и неопределенностей, являющихся основными ограничителями развития российских банков и финансового сектора.

Важно организовать изучение международного опыта в сфере регулирования банковского сектора и финансового рынка, ориентированного на принципы и подходы законодателей Европейского Союза; обеспечить разработку концепций законодательных изменений и совершенствования отдельных правовых институтов; наконец, инициировать подготовку проектов федеральных законов, а также подзаконных нормативных актов.

Рассмотрением вопросов совершенствования законодательства у нас занимаются рабочие и экспертные группы, которые в своей деятельности опираются на организацию широких обсуждений и научно-практических конференций. Планируется привлечение внешних юридических консультантов и организация взаимодействия с ведущими национальными исследовательскими центрами и институтами.

Работа ведется по следующим основным направлениям:

  • модернизации законодательства о залоге и обеспечении исполнения обязательств;
  • подготовке законодательства о потребительском кредите и секьюритизации банковских активов;
  • совершенствованию законодательства об ипотечных ценных бумагах;
  • внедрению новых финансовых инструментов;
  • разработке механизмов государственного рефинансирования коммерческих банков.

— Если речь зашла и об основных направлениях совершенствования законодательства, то какой Вам представляется комплексная модернизация законодательства о залоге и обеспечении исполнения обязательств?

— Законодательство об обеспечении (залоге) следует признать одним из наиболее «слабых» мест в регулировании российского финансового рынка. На данной проблеме замыкается большая часть банковских продуктов:

  • потребительское и ипотечное кредитование;
  • секьюритизация активов;
  • развитие рынка биржевых и внебиржевых деривативов;
  • обеспечение на рынке ценных бумаг;
  • залог денежных средств и банковских счетов;
  • вопросы правового режима заложенного имущества при банкротстве;
  • создание системы регистрации прав залога движимого имущества.

Неэффективность и несоответствие действующего российского законодательства о залоге (обеспечении) рыночным реалиям является серьезным фактором, приводящим к увеличению рисков банковских операций, дестабилизации финансового рынка в целом и к резкому снижению его конкурентоспособности в международном масштабе.

Наша Ассоциация планирует сконцентрировать усилия на комплексном подходе к проблеме совершенствования залогового законодательства. При этом предлагается подготовить компактные поправки в гл. 23 ГК РФ, проект нового федерального закона «О залоге движимого имущества и имущественных прав», а также внести изменения в Закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

Закон о залоге движимого имущества должен упростить порядок обращения взыскания и реализации движимого имущества; закрепить возможность залога денежных средств на банковском счете; предусмотреть особенности залога субъективных прав, ценных бумаг и других финансовых инструментов, а также обеспечения в сделках потребительского кредитования. В части финансовых инструментов закон должен отвечать принципам Директивы ЕС 2002/47/ЕС о финансовом обеспечении.

В законе планируется также описать систему регистрации залога движимого имущества и предусмотреть правовые последствия такой регистрации.

Согласование нового правового акта с действующим законодательством, разумеется, потребует внесения поправок в ряд нормативных правовых актов — прежде всего в ГК РФ, в ГПК РФ, в законодательство о банкротстве, о рынке ценных бумаг, об исполнительном производстве и др.

— А какова в настоящее время ситуация с подготовкой закона «О потребительском кредите»?

— Проект закона «О потребительском кредите» более трех лет разрабатывается экспертами Министерства финансов РФ. За это время были подготовлены уже две существенно отличные друг от друга редакции законопроекта. Если на первом этапе авторы проекта преследовали единственную цель — защитить права заемщика, то в последующем стало очевидно, что закон должен обеспечить баланс интересов заемщика и кредитора.

Закон расширит права заемщика на получение информации о стоимости кредитной услуги, а также определит условия возможного отказа от сделки. В то же время в нем должны содержаться положения, гарантирующие права кредитора. Представляется целесообразным связать вопросы защиты прав заемщика с повышением защищенности кредитора, достигаемой, в частности, путем модернизации законодательства о залоге и обеспечении исполнения обязательств.

Комитет нашей Ассоциации по банковскому законодательству намерен уделить особое внимание второй группе названных выше правовых положений, в том числе:

    — правам кредитора при взыскании проблемной задолженности;
    — ограничению действия норм законодательства о защите прав потребителей;
    — уточнению условий, допускающих предъявление требования о досрочном погашении кредита;
    — ограничению (запрету) деятельности нелицензированных организаций на рынке потребительского кредитования и т.д.

Закон должен не просто наделять потребителя (заемщика) новыми правами на получение полной информации о кредитном продукте, но и урегулировать отношения между кредитором (в том числе коллекторским агентством) и заемщиком, возникающие после предоставления кредита, в частности в случае неполного или несвоевременного исполнения заемщиком своих обязательств по кредитному договору.

Комитет намерен добиваться полного, логического и системного соответствия между законодательными положениями, регулирующими все «периоды жизни» потребительского кредита, в том числе включенными в законы о потребительском кредите, о кредитных историях, о коллекторской деятельности, о залоге движимого имущества, об исполнительном производстве, о банкротстве и исполнительном производстве (в части обращения взыскания на имущество и банкротства физических лиц).

— А на что обращают первостепенное внимание в Ассоциации при подготовке законодательства о секьюритизации банковских активов?

— На наш взгляд, новое законодательство о секьюритизации должно позволить осуществлять не только локальные сделки секьюритизации кредитных портфелей, но и секьюритизировать активы в нефинансовом секторе (поступления по экспортным контрактам, договорам энергопоставки, концессионным соглашениям, лизинговым договорам и пр.).

Комитет по банковскому законодательству намерен изучить вопрос о подготовке специального закона «О секьюритизации», в отличие от предложений Правительства РФ по внесению группы поправок в действующие законодательные акты. При этом необходимо обеспечить максимальную свободу структурирования сделок секьюритизации. Смежными правовыми вопросами, которые необходимо решить при создании законодательной базы секьюритизации активов, являются следующие:

  • регулирование залога субъективных прав;
  • определение правового статуса специального эмитента (SPV);
  • совершенствование законодательства об уступке права требования;
  • введение института залога банковского счета и номинальных счетов (escrow account);
  • введение новых видов ценных бумаг;
  • создание специального режима налогообложения;
  • введение института специального представителя владельцев долговых ценных бумаг (облигаций) и общего собрания их владельцев;
  • определение статуса рейтинговых агентств и правовых последствий присвоения ими кредитных рейтингов.

Комитет предполагает раздельное рассмотрение смежных вопросов и закона о секьюритизации. В последнем следует, прежде всего, установить правовой статус SPV и дать общее определение сделки секьюритизации, которое в дальнейшем может быть использовано в налоговом праве. Кроме того, желательно, чтобы закон допускал в будущем расширение сферы регулирования, вплоть до включения в нее сделок синтетической секьюритизации.

— Насколько кардинальным ожидается изменение законодательства об ипотечных ценных бумагах и совершенствование законодательства об ипотеке?

— Следует отметить, что на этом направлении уже многое сделано российскими законодателями. Однако первые сделки локальной секьюритизации ипотеки высветили и нерешенные проблемы законов «Об ипотечных ценных бумагах» и «Об ипотеке (залоге недвижимости)». К тому же возможное принятие в 2007–2008 гг. общего закона о секьюритизации требует ревизии первого из названных правовых документов в части выпуска ценных бумаг ипотечными агентами. Кроме того, Закон «об ипотечных ценных бумагах» нуждается также и в доработке положений об эмиссии облигаций с ипотечным покрытием, выпускаемых кредитными организациями.

В перспективе Комитет по банковскому законодательству нашей Ассоциации намерен изучить необходимость разделения закона «Об ипотечных ценных бумагах» на несколько правовых документов, в том числе на специальный закон об ипотечных ценных бумагах государственного агентства, на закон об облигациях с ипотечным покрытием, выпускаемых кредитными организациями без списания ипотечных активов с собственного баланса. Данная цель может быть достигнута и путем внесения поправок к банковскому законодательству. Следует подвергнуть анализу целесообразность со-хранения в законодательстве такого вида ипотечных ценных бумаг, как ипотечный сертификат участия.

Важным вопросом дальнейшего развития рынка российской ипотеки является выбор модели вторичного рынка закладных и ипотечных кредитов, а также правовых механизмов организации «обращения» ипотечных кредитов. Воспринятые рынком модели и механизмы окажут непосредственное влияние на законодательное регулирование ипотечных ценных бумаг, закладных и порядка регистрации залоговых прав.

Ипотечные пулы для целей проведения сложно структурированной секьюритизации в одном случае могут формироваться посредством приобретения закладных (продажи кредитов). Для этого законодатель должен обеспечить максимальную оборотоспособность закладных. Иной вариант предполагает внедрение некоторого промежуточного инструмента типа agency pass-throughs (ценные бумаги, выпускаемые специализированным агентством).

Во втором случае низкая оборотоспособность закладных не станет препятствием для формирования ипотечных пулов. В принципе можно предложить третий вариант, при котором важная роль в секьюритизации ипотеки будет отводиться специальным ипотечным фондам и их управляющим компаниям. В зависимости от выбранной рынком модели формирования пулов для рефинансирования (секьюритизации) могут потребоваться изменения, вводящие депозитарный учет закладных, обеспечивающие повышение эффективности и производительности государственного реестра прав на недвижимое имущество, вводящие новые виды инвестиционных фондов или ценных бумаг.

— Судя по всему, в настоящее время становится весьма актуальным внедрение новых финансовых инструментов. Что на этом направлении предпринимает Ассоциация, которую Вы возглавляете?

— Ассоциация планирует организовать работу по созданию законодательной базы, способствующей внедрению новых финансовых инструментов. С точки зрения банков, первостепенный интерес представляют новые виды вкладов — безотзывные срочные вклады, индексируемые вклады, а также жилищно-накопительные вклады (строительные сбережения). Их регулирование требует внесения поправок в Гражданский кодекс РФ, в банковское законодательство, а также, возможно, принятия специальных законов.
Среди новых видов ценных бумаг особое значение имеют финансовые инструменты классической (ABS) и синтетической (CLN) секьюритизации, а также инструменты, используемые при формировании гибридного капитала кредитных организаций (субординированный долг, гибридные инструменты, ценные бумаги с встроенными деривативами). Их регулирование потребует внесения изменений в законодательство о рынке ценных бумаг.
В сфере регулирования деривативов мы намерены уделить первоочередное внимание признанию ликвидационного неттинга в законодательстве о банкротстве и регулированию соглашений об обеспечении на внебиржевом рынке деривативов.
Сложной правовой задачей является расширение понятия (или изменение определения) облигации, а также включение в число признаваемых долговых инструментов ценных бумаг (или облигаций), которые либо предусматривают при погашении выплату, размер которой ниже номинальной стоимости ценной бумаги (CLN), либо допускают в процессе обращения изменение номинала (например, накопительные облигации типа Z-bonds (accrual bonds) в структурах ипотечной секьюритизации), либо вообще не имеют номинала (например, процентные стрипы, ценные бумаги типа IO в структурах ипотечной секьюритизации). Концептуальной задачей является описание в российском праве так называемых limited recourse obligations.
Смежной проблемой является правовое признание разнообразных ковенант (covenant) и условий, предусматривающих отказ одной из сторон соглашения от определенного субъективного права (waive), которые определяются не только наступлением обстоятельств, не зависящих от ее (стороны) воли, но и непосредственным волеизъявлением сторон соглашения или третьих лиц (потестативное условие, credit event, tax event и пр.). Это, в том числе, создаст предпосылки для конструирования в российской юрисдикции договоров кредитных деривативов и их отграничения от сделок страхования.

— Вы упомянули об участии Ассоциации в подготовке законодательства о механизмах государственного рефинансирования коммерческих банков. Насколько это реально сегодня?

— В Ассоциации полагают, что создание государственного банка развития может быть использовано коммерческими кредитными организациями для расширения инструментов кредитования и его объемов, рефинансирования банковского сектора и распределения кредитных рисков. Будем над этим работать.

— Что бы Вы могли сказать в преддверии осенней парламентской сессии о текущих вопросах совершенствования законодательства?

— В наших планах на ближайшее время стоят следующие вопросы.

    1. Развитие законодательства о банках и банковской деятельности (в части надзора и контроля за кредитными организациями и финансовыми организациями в целом) и о Центральном банке.

    2. Совершенствование законодательства о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма.

    3. Совершенствование налогового законодательства в части налогообложения банковских операций, прежде всего относящихся к финансовым инновациям.

    4. Совершенствование законодательства о корпоративном управлении в коммерческих банках.

    5. Развитие законодательства о реорганизации (присоединении, слиянии) кредитных организаций.

    6. Расширение возможностей по проведению первичных публичных размещений (IPO) акций российских кредитных организаций.

    7. Совершенствование законодательства о кредитных историях.

    8. Подготовка закона о коллекторских агентствах (при невозможности включения соответствующих положений в проект закона «О потребительском кредите»).

    9. Совершенствование законодательства о банкротстве кредитных организаций, в том числе в части правового режима сделок секьюритизации, рамочных договоров на рынке деривативов и ОФБУ.

    10. Подготовка законодательства об общих фондах банковского управления и иных способах участия банков в схемах управления активами, в том числе пенсионными накоплениями.

    11. Развитие регулирования национальных платежных систем, в том числе с использованием банковских карт и электронных денег (e-money).

— Хотелось бы получить от Вас более полную информацию о проекте федерального закона «О внесении изменений в часть вторую Гражданского кодекса Российской Федерации и Федеральный закон “О банках и банковской деятельности”», касающегося заключения договора банковского вклада без права вкладчика на получение вклада по первому его требованию. В чем суть этого документа о так называемых безотзывных вкладах и что побудило Ассоциацию региональных банков России и Ассоциацию российских банков к его разработке?

— Дело вот в чем. В соответствии с действующей редакцией п. 2 ст. 837 ГК РФ банк обязан возвратить вкладчику сумму вклада или ее часть по его первому требованию вне зависимости от условий заключенного между ними договора банковского вклада. Иными словами, несмотря на установленные в договоре сроки возврата вклада, данная норма предоставляет вкладчику право в любое время изъять вклад, размещенный на определенный срок, без каких-либо ограничений.

В пояснительной записке к законопроекту, о котором идет речь и который мы собираемся внести в Государственную Думу, отмечено, что в результате действия этой нормы из ст. 837 ГК РФ банки не в состоянии четко планировать размещение привлеченных от вкладчиков денежных средств, поскольку всегда существует вероятность до-срочного расторжения договора срочного банковского вклада.

Как известно, по своей сути договор банковского вклада служит инструментом трансформации сбережений в инвестиции. Планируя свою инвестиционную и кредитную политику, каждый банк прежде всего опирается на структуру пассивов, т.е. учитывает сроки привлечения вкладов, зафиксированные в договорах банковских вкладов. Поэтому любое непредусмотренное, а тем более одностороннее изменение вкладчиками условий договора банковского вклада влечет нарушение сформированной банком структуры движения средств, целью которой является обеспечение своевременного исполнения обязательств банка.

Кроме того, норма о праве на досрочное изъятие вклада независимо от его вида препятствует качественному планированию банками своей деятельности и заставляет их ограничивать активные операции преимущественно краткосрочным кредитованием торговых организаций. На практике банки вынуждены размещать средства в наиболее ликвидные, а значит, наименее доходные финансовые инструменты либо создавать дополнительные резервы для удовлетворения досрочно предъявленных требований вкладчиков. В результате из сферы инвестиций изымаются крупные денежные средства, которые банки вынуждены размещать на краткосрочной основе.

С одной стороны, это снижает доходность их операций (а значит, и доход вкладчиков), а с другой стороны — создает избыточную массу денежных предложений на краткосрочных и наиболее ликвидных рынках (валютном, государственных облигаций). В таких условиях возможность активного участия банков в инвестиционных и ипотечных проектах существенно снижается, тормозится развитие долгосрочного кредитования индивидуального и кооперативного жилищного строительства, включая ипотечное кредитование.

К тому же установленная законом обязанность банка возвратить вклад по первому требованию независимо от условий договора противоречит групповым интересам вкладчиков, поскольку позволяет одним из них изъять часть срочных вкладов в любой момент в ущерб интересам остальных вкладчиков. Эта угроза становится особенно реальной в условиях кризисов, когда резко увеличивается отток депозитов, из-за чего снижается ликвидность банков. Известно, что одновременное досрочное изъятие даже части срочных вкладов способно привести к банкротству практически любой банк. В то же время мировой опыт показывает, что так называемый «набег на банки» со стороны вкладчиков, являющийся наиболее распространенной причиной банковских кризисов, в подавляющем большинстве случаев провоцируется лишь страхом, а не объективными экономическими обстоятельствами.

— Похоже, это подтвердили и имевшие место на российском финансовом рынке события весны-лета 2004 года?

— Несомненно, события весны-лета 2004 года на финансовом рынке показали, что наличие у вкладчика безусловного права на до- срочное изъятие вклада чревато серьезными неприятностями, которые связаны с так называемым «эффектом ожидания». Информация о нестабильности отдельных банков (зачастую распространенная недобросовестными конкурентами и не соответствующая действительности); о повышении курса иностранной валюты и, как следствие, обесценивании вкладов, выраженных в валюте РФ; о задержке в расчетах отдельной кредитной организацией в связи с недостаточностью денежных средств на корреспондентском счете приводит к тому, что вкладчики начинают массовое изъятие вкладов, резко ухудшая финансовое положение банков. При этом вкладчики — физические лица, как правило, не способны проверить и правильно оценить полученную информацию.

Массовое истребование вкладчиками своих вкладов до наступления сроков возврата ведет к неисполнению банками иных обязательств перед своими кредиторами. Таким образом, достигается лавинообразный эффект, способный привести к несостоятельности кредитной организации, чье финансовое положение было вполне удовлетворительным.

— Но и вкладчиков понять можно. Они боятся потерять свои кровные.

— И напрасно боятся. Действующим законодательством предусмотрен весьма эффективный механизм защиты интересов вкладчиков банков. Выплаты по вкладам банков, являющихся участниками системы страхования вкладов, в случае отзыва у них банковской лицензии или введения Банком России моратория на удовлетворение требований вкладчиков осуществляются Агентством по страхованию вкладов в соответствии с Федеральным законом от 23.12.2003 № 177-ФЗ «О страховании физических лиц в банках Российской Федерации».

Платежи по вкладам граждан в банках, не являющихся участниками системы страхования вкладов, должны осуществляться Банком России в соответствии с Федеральным законом от 29.07.2004 № 96-ФЗ «О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».

Четкость функционирования Агентства по страхованию вкладов продемонстрировала эффективность созданной системы страхования, благодаря этому в настоящее время отпала необходимость в таком способе защиты прав вкладчиков, как закрепление в законе безусловного права на досрочное изъятие вклада для всех видов вкладов.

Следует отметить, что в развитых правопорядках достаточно широко распространена категория вкладов, отличных от вкладов до востребования. Общим принципом является необходимость согласования возможностей и условий досрочного закрытия вкладов между банком и вкладчиком. Как правило, вкладчик может потребовать деньги назад до истечения срока вклада, но закон не обязывает банк возвращать вклад досрочно.

Так, в Италии, Финляндии, Франции, Германии возможность досрочного изъятия срочных вкладов определяется банком и вкладчиком самостоятельно в тексте договора. Досрочное изъятие срочного вклада в Австрии рассматривается как кредит, за который должен быть уплачен один процент от досрочно изъятой суммы за каждый полный месяц, недостающий до наступления срока закрытия вклада. В Великобритании понятие «срочный вклад» не используется, однако законодательство не препятствует договаривающимся сторонам согласовывать любые сроки и условия вкладов, включая штрафы и т.д. Таким образом, все условия и правила должны быть определены и согласованы в каждом отдельном договоре между банком и вкладчиком.

— И каким образом Вы собираетесь прописать такую модель или ей подобную в нашем законодательстве?

— В целях формирования устойчивой кредитной базы, расширения возможности банков по осуществлению долгосрочных активных операций и создания условий для размещения кредитными организациями привлеченных денежных средств в инвестиционные проекты мы полагаем необходимым внести в ст. 837 ГК РФ изменения, предоставляющие сторонам договора банковского вклада право самостоятельно устанавливать порядок возврата денежных средств, а также дополнения, предусматривающие обязанность банка при заключении договора банковского вклада информировать вкладчика обо всех существенных условиях этого договора, включая условие об отказе вкладчика от права на получение вклада по первому требованию.

С целью обеспечения дополнительных гарантий вкладчикам — физическим лицам предлагается ограничить сумму вклада физического лица без права на его досрочное изъятие предельной суммой страхового возмещения, определяемой в соответствии с законом о страховании вкладов. Для этого предлагается дополнить Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» новой ст. 36.1, регулирующей порядок возмещения банком вклада, внесенного на условиях иных, чем возврат по первому требованию.

Целью внесения изменений в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» является также устранение возможных коллизий норм обновленной редакции ст. 837 ГК РФ и действующей редакции Федерального закона «О банках и банковской деятельности».

В связи с возможностью заключения договора банковского вклада без права вкладчика на получение вклада по первому требованию предлагается в п. 3 ст. 837 ГК РФ отдельно урегулировать последствия досрочного расторжения договора для различных видов срочных вкладов.

На вводимый вид вклада будут распространяться общие нормы о недопустимости одностороннего снижения выплачиваемых банком процентов на сумму вклада в период действия договора, предусмотренных ст. 838 ГК РФ.

С целью урегулирования случаев наступления чрезвычайных обстоятельств, для решения которых вкладчику необходимо будет досрочно изъять вклад из банка, предлагается ст. 37 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» дополнить нормой, в соответствии с которой вкладчику предоставляется право в судебном порядке требовать досрочного расторжения договора банковского вклада.

Статью 8 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» предлагается дополнить нормой, предусматривающей обязанность банка при заключении договора банковского вклада информировать вкладчика обо всех существенных условиях этого договора, включая условие об отказе вкладчика от права на получение вклада по первому требованию.

Из статьи 36 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» предлагается исключить норму, содержащую определение понятия «вклад», поскольку оно содержится в ст. 834 ГК РФ и согласно ст. 3 ГК РФ имеет приоритетное значение по сравнению с нормой Федерального закона «О банках и банковской деятельности». В то же время специальное определение понятия «вклад» в целях страхования вкладов граждан в банках содержится в Федеральном законе «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации».

Что касается текста изменений, предлагаемых законопроектом, то он прописан следующим образом.

I. Предлагается п. 2 ст. 837 ГК РФ изложить в следующей редакции:

«2. По договору банковского вклада банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных на условиях отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию, предусмотренных договором. Вклад, внесенный на условиях отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию, может быть возвращен вкладчику до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, только в случаях, предусмотренных договором. Максимальная сумма вклада по договору банковского вклада с условием отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию может быть ограничена законом».

Пункт 3 этой же статьи предлагается изложить в следующей редакции:

«3. В случаях, когда вклад, иной, чем вклад, внесенный на условиях отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию, возвращается вкладчику по его требованию до истечения срока либо до наступления иных обстоятельств, указанных в договоре банковского вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов.
В случаях, когда вклад, внесенный на условиях отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию, возвращается вкладчику по основаниям иным, чем истечение срока вклада, проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов, выплачиваемых банком по вкладам до востребования, если договором не предусмотрен иной размер процентов. Если такой возврат вклада осуществляется по инициативе банка, то проценты по вкладу выплачиваются в размере, предусмотренном договором».

К тому же ст. 837 ГК РФ предлагается дополнить новым пунктом следующего содержания:

«5. При заключении договора банковского вклада с условием отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию банк обязан указать на наличие такого условия в рекламе, в приглашениях делать оферты, в офертах и документах, удостоверяющих заключение договора банковского вклада».

II. Об изменениях в Федеральный закон «О банках и банковской деятельности».

Статью 8 этого закона предлагается изложить в следующей редакции:

«Статья 8. Предоставление информации о деятельности кредитной организации, банковской группы и банковского холдинга.
Кредитная организация обязана публиковать по формам и в сроки, которые устанавливаются Банком России, следующую информацию о своей деятельности: ежеквартально — бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках, информацию об уровне достаточности капитала, о величине резервов на покрытие сомнительных ссуд и иных активов; ежегодно — бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках с заключением аудиторской фирмы (аудитора) об их достоверности.
Кредитная организация обязана по требованию физического лица или юридического лица предоставить ему копию лицензии на осуществление банковских операций, копии иных выданных ей разрешений (лицензий), если необходимость получения указанных документов предусмотрена федеральными законами, а также ежемесячные бухгалтерские балансы за текущий год.
Кредитная организация обязана предоставлять информацию вкладчикам обо всех существенных условиях договора банковского вклада, включая условие об отсутствии у вкладчика права на получение вклада по первому требованию, в том числе путем размещения информации в доступных для вкладчиков — физических лиц помещениях кредитной организации, в которых осуществляется их обслуживание.
За введение физических лиц и юридических лиц в заблуждение путем непредоставления информации либо путем предоставления недостоверной или неполной информации кредитная организация несет ответственность в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами.
Головная кредитная организация банковской группы, головная организация банковского холдинга (управляющая компания банковского холдинга) ежегодно публикуют свои консолидированные бухгалтерские отчеты и консолидированные отчеты о прибылях и убытках в форме, порядке и сроки, которые устанавливаются Банком России, после подтверждения их достоверности заключением аудиторской фирмы (аудитора).
Кредитная организация, имеющая лицензию Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц, обязана раскрывать информацию о процентных ставках по договорам банковского вклада с физическими лицами (в целом по кредитной организации без раскрытия информации по отдельным физическим лицам) и информацию о задолженности кредитной организации по вкладам физических лиц. Порядок раскрытия такой информации устанавливается Банком России».

В статье 36:

— часть первую признать утратившей силу;

— часть вторую изложить в следующей редакции:

«Денежные средства физических лиц принимаются во вклады только банками, имеющими такое право в соответствии с лицензией, выдаваемой Банком России, участвующими в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках и состоящими на учете в организации, осуществляющей функции по обязательному страхованию вкладов. Банки обеспечивают сохранность вкладов и своевременность исполнения своих обязательств перед вкладчиками».

Закон предлагается дополнить ст. 36.1 следующего содержания:

«36.1. Особенности договоров банковского вклада отдельных видов.
Сумма вклада, внесенного на условиях отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию, не может превышать предельный размер возмещения по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, в соответствии с Федеральным законом от 23 декабря 2003 года № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации». Если в период нахождения такого вклада в банке в течение срока действия договора банковского вклада его сумма превысит предельный размер, указанный в настоящей статье, банк обязан выдать сумму превышения по первому требованию вкладчика».

Статью 37 закона предлагается дополнить новым абзацем следующего содержания:

«В случае существенного изменения обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора банковского вклада, в том числе смерти близкого родственника, тяжелой и продолжительной болезни самого вкладчика, а также причинения вкладчику ущерба в результате стихийного бедствия, технологической катастрофы или иных обстоятельств непреодолимой силы, вкладчик в период действия договора банковского вклада с условием отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию вправе в порядке, установленном статьей 451 Гражданского кодекса Российской Федерации, обратиться в суд с требованием о досрочном возврате вклада, внесенного на условиях отказа вкладчика от права на получение вклада по первому требованию».

Однако необходимо заметить, что в ходе работы над законопроектом в Государственной Думе в его текст могут быть внесены поправки субъектов права законодательной инициативы.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»