Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Факторинг и торговое финансирование
Описание изданияПоследний номер Архив Приобрести/Подписаться
Издание находится в архиве
 
 
 

Опыт равняется успеху

Размещено на сайте 24.11.2008
По мнению председателя правления Национальной Факторинговой Компании Михаила Трейвиша, занимающего в настоящее время также посты президента Восточно-Европейской Факторинговой Ассоциации и председателя IFG, глобальный финансовый кризис в определенной мере дисциплинирует участников рынка факторинга, побуждая их более осмотрительно относиться к рискам. Своими соображениями на этот счет он поделился в интервью для нашего журнала.
 

— Чего, на Ваш взгляд, недостает рынку факторинговых услуг в РФ на сегодняшний день?

 

— Я не могу сказать, что недостает чего-то конкретного. По сути, я не вижу каких-то непреодолимых барьеров в нашей деятельности. Однако, если бы у нас существовало более эффективное и четкое законодательство, если бы возросла численность квалифицированных кадров, если бы стало меньше нездоровой конкуренции, нам бы работалось лучше.

— В таком случае, что Вас не устраивает в действующем законодательстве?

— Повторяю, речь не идет о какой-то глобальной юридической проблеме, которая бы тормозила развитие факторингового бизнеса. Проблема только в том, что российские законодатели в своей деятельности не фокусировались никогда на факторинге. В результате возникло несколько моментов, в частности связанных с возвратом товаров. Сохраняет ли факторинговая компания в случае возврата товара право требования денег с должника или не сохраняет? На самом деле это не какая-то глобальная проблема, это всего лишь куча недоделок, недоработок — и в налоговом законодательстве, и в гражданском, в валютном и т.д. Просто этим никто системно не занимался. Мы в свое время готовили предложения, у нас их было страниц на десять, предлагали внести поправки в разные федеральные законы.

— И какова судьба ваших предложений?

— К сожалению, люди, которым мы направляли свои предложения, постоянно уходили из органов власти. Сейчас, я так понимаю, у них есть более важные задачи.

— Хотелось бы знать, какой инструмент привлечения финансирования для факторинговой компании Вы считаете наиболее эффективным?

— По этому поводу не могу сказать что-то определенное. Дело в том, что каждая компания это решает для себя по своему усмот-рению.

— А как решили для себя это в Национальной Факторинговой Компании, которой руководите Вы?

— Мы пытаемся пользоваться разными инструментами. Это и так называемый синдицированный факторинг, то есть совместные проекты с какими-то банками, и кредитные линии, и выпуск облигаций. Конечно, кризис может похоронить некоторые инструменты. Но у нас очень удобный платежный график. В ближайшее время масштабных погашений задолженностей перед нашими кредиторами у нас нет.

— Скажите, а как, на Ваш взгляд, можно было бы кардинально решить проблему кад-рового голода в факторинговых компаниях России?

— Для этого не требуется изобретать велосипед. Просто надо учить людей. Я имею в виду людей без опыта, но с соответствующими задатками, соответствующими наклонностями. Естественно, все зависит от умения организовывать обучение. Как видите, ничего нового.

— Какие проблемы будут обсуждаться на годовом собрании ВЕФА?

— Одна из проблем — как отразился кризис на мировой факторинговой индустрии. А остальное — это то, что всегда заботит факторинговые компании: автоматизация, риск-менеджмент, маркетинг — ничего нового.

— Какие конкретно вопросы будут обсуждаться в связи с кризисом?

— Я думаю, что кризис подтолкнет процесс консолидации игроков и на международном рынке факторинговых услуг. То есть, скорее всего, произойдут многочисленные купли-продажи. Численность игроков будет сокращаться. И на мировом рынке останется всего лишь несколько крупных факторинговых корпораций. Возможно, их будет не три-четыре, а, допустим, шесть-семь, но они будут контролировать весь мировой рынок. И по моим оценкам, процесс этот обозначится в самое ближайшее время. Определенные признаки того, что он набирает обороты, уже появились.

— Теперь по поводу того, что касается Вашей деятельности на посту председателя Международной Факторинговой Ассоциации (IFG). Каковы ее задачи на ближайший год, перспективы развития в мировом масштабе, а также на просторах СНГ и Восточной Европы?

— Хотел бы отметить заметное развитие этой организации за пределами Западной Европы, где факторинг больше развит, а именно в Азии, Латинской Америке, Восточной Европе. Заслуживает внимания появление новых услуг и продуктов для членов Ассоциации. Например, в текущем году появился новый продукт — single transaction. Это продукт, который позволяет в международном факторинге уступать задолженность не по всему обороту клиента, а по конкретной поставке, по конкретному инвойсу. Будем его продвигать.

— Как известно, в последние пять лет вплоть до текущего года рынок факторинга в России переживал период весьма бурного роста. А как Вы оцениваете его развитие за девять месяцев этого года?

— На мой взгляд, и в текущем году отечественный рынок факторинговых услуг раз-вивался вполне нормально. Хотя рост его объема несколько замедлился, в том числе и благодаря финансовому кризису. И это я рассматриваю как оздоравливающее явление на рынке, содействующее уменьшению рисков. Когда не было дефицита ликвидности у многих игроков, они принимали на себя совершенно недопустимые риски, что способствовало раздуванию некоего финансового пузыря. Теперь, я думаю, уровень рисков, как ни странно, будет существенно ниже именно благодаря тому, что игроки станут более осмотрительными, и в целом качество управления рисками повысится. Правда, возможно, что при этом темпы роста рынка временно замедлятся, но это будет даже хорошо.

— Как изменит пришедший к нам глобальный финансовый кризис расстановку сил на рынке?

— Я думаю, что наш рынок факторинга под воздействием кризиса станет более концентрированным. Если конкретнее, то в долгосрочной перспективе судьбу рынка будут определять три-четыре игрока.

— Не получат ли в такой ситуации и мелкие игроки шанс отхватить какую-то часть рынка?

— Мне кажется, что доля мелких игроков уменьшится. Дело в том, что только при круп-ных оборотах можно сокращать издержки, грамотно управлять рисками. Ведь с точки зрения управления рисками в факторинге применяется портфельный, статистический подход. Если база дебиторов, по которым принимаются кредитные риски, диверсифицирована, то один-два дефолта не отражаются на конечном финансовом результате факторинговой компании. Естественно, при более-менее грамотном подходе к бизнесу. А вот для мелкой факторинговой компании, если кто-то из дебиторов не платит, это может обернуться катастрофой. Поэтому, скорее всего, численность игроков заметно сократится.

— Но может быть, низкие тарифы покажутся привлекательными для многих компаний в России в условиях кризиса?

 

— Для низких тарифов и в более благоприятные времена, по сути, нет экономической основы. А сейчас ее стало еще меньше с учетом того, что стоимость фондирования выросла. Мелкие игроки, в том числе и из-за своих низких тарифов, будут разоряться или как минимум приходить к выводу, что их деятельность убыточна. У них будет больше расходов и меньше доходов.

— Иными словами, Вы полагаете, что большая тройка может занять весь рынок?

— Весь — не весь, но процентов 80 — да. Кстати, в среднем в Западной Европе на трех крупнейших игроков одной страны ЕС приходится 84% рынка.

— А у нас на сегодняшний день?

— А у нас на сегодняшний день примерно столько же приходится на пять игроков, а не на трех.

— Что Вы можете сказать по поводу появления продуктов commercial finance в РФ, в частности, по поводу перспектив, юридических аспектов, планов Вашей компании в этой сфере?

— Такие продукты, безусловно, будут появляться и у нас. Это общемировая тенденция. Наша компания тоже планирует вводить их в действие. Но это мы рассматриваем не как единственный путь расширения продуктового ряда. То есть наряду с этими продуктами мы продолжаем развивать продуктовый ряд классического факторинга, в том числе будем развивать продукты для кредитных организаций и для других финансовых институтов.

— А в отношении юридических аспектов продуктов commercial finance что можно сказать?

— По мере того как будут появляться новые продукты, будут решаться и относящиеся к ним юридические вопросы. Пока же мы не видим в связи с этим каких-то непреодолимых камней преткновения. У нас появился новый продукт из продуктового ряда commercial finance — это предпоставочное финансирование. Продукт появился в том правовом поле, которое уже существует в России. Будут, судя по всему, появляться и новые продукты. И законодатели это, конечно, учтут.

— А в каком направлении Вы бы предложили изменить правовое поле, чтобы таких продуктов становилось больше?

— Я бы просто предложил посмотреть системно на разного рода федеральные законы и кодексы, относящиеся прежде всего к гражданскому, налоговому, валютному законодательству в плане того, насколько они подходят к факторинговой индустрии. Там есть множество статей, в которых можно было бы что-то улучшить. Словом, речь идет о системном решении. Ведь нигде в ныне действующем законодательстве нет правового положения о том, что факторинг запрещен. Есть в нашем правовом поле, образно говоря, просто ряд мелких неудобств, которые желательно устранить.

— Какие инструменты маркетинга в факторинговой деятельности Вы считаете наиболее эффективными на сегодняшнем этапе развития рынка в России?

— Я не думаю, что на этот счет есть некий универсальный подход. Каждая компания выбирает для себя то, что считает более приемлемым. Для кого-то эффективнее прямая реклама, для кого-то — BTL, для кого-то — участие в конференциях, выставках, а для кого-то — просто прямые продажи.

— Однако в связи с кризисом многие компании начинают сворачивать свои кадровые программы, уменьшают штаты. А как обстоят дела с этим в Вашей компании?

— Мы не планируем сокращение штатов. Хотя и масштабного привлечения новых кад-ров проводить в ближайшее время не собираемся. Но не потому, что случился кризис, а потому, что мы стадию такого агрессивного роста, для которого были нужны новые кад-ры, уже преодолели. Мы практически охватили всю территорию страны. Последние региональные офисы у нас открылись в Хабаровске и Барнауле. Собственно, и набирать новых сотрудников уже некуда. В дальнейшем мы будем просто стараться автоматизировать нашу деятельность, повышать производительность труда при нынешнем количестве сотрудников. То есть это плановые вещи, которые не очень связаны с кризисом.

— А на обучении сотрудников кризис скажется?

— Думаю, что не скажется. Мы достаточно много обучаем наших сотрудников. Причем у нас действуют тренинги для самых разных категорий специалистов. Мы будем эти тренинги продолжать.

— Хотелось бы услышать Ваш прогноз по основным трендам рынка факторинга в РФ на 2009 год, а также в средне- и долгосрочной перспективе до 2011 и 2014 годов.

— С моей точки зрения, темпы роста рынка факторинга будут замедляться. Но тем не менее они будут оставаться относительно высокими: может быть, 20–30% в год. И будет происходить, как я уже говорил выше, консолидация рынка.

— Раскройте секрет — как стать харизматичным бизнес-лидером, коим, безусловно, являетесь Вы.

— Как стать харизматичным бизнес-лидером, я не знаю. Наверное, это судьба. Мне на самом деле помогла работа в школе в плане того, чтобы стать бизнес-лидером. Я работал школьным учителем. А если умеешь справ-ляться с детьми, то уж со взрослыми как-нибудь справишься.

Интервью провел И.Е. Смирнов


 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»