Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Банковское кредитование
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в два месяца.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 

Банкротство синдицированного должника: как кредиторам обеспечить равное удовлетворение требований

Размещено на сайте 22.10.2020
Законодательство о банкротстве регламентирует поведение кредиторов — участников синдиката, отменяя договорные условия взаимоотношений между ними и устанавливая строгий порядок и сроки предъявления требований. Требования выравниваются в рамках очередности, предусмотренной законодательством о банкротстве. Что делать кредиторам, чьи требования оказались низкоранговыми, не обеспеченными залогом? Возможно ли использовать инструменты иностранных правовых систем для защиты своих интересов?
 
Валерия СЕЛИВАНОВА, юридическая группа «Парадигма», партнер, глава практики M&A, банковского и финансового права, член Арбитражной комиссии ICC Russia
Юрий ИЛЬИН, юридическая группа «Парадигма», специалист
 
 
Приводятся извлечения из статьи. Полную версию материала читайте в журнале. Подписаться
 
 
В англо-американском праве объединение кредиторов — сугубо договорная конструкция, в континентальном праве (например, Германии и Австрии) финансовый синдикат — это юридическое лицо гражданского права.
Российский синдикат кредиторов является порождением англо-американского права, так как представляет собой набор договоров, не предполагающий создание отдельного юридического лица.
У всех моделей взаимоотношений членов синдиката есть общая проблема — невозможность распространить обеспечение, в частности ипотеку, на все требования синдицированных кредиторов (если обеспечение было предоставлено только ряду кредиторов/в отношении части обязательств).
Национальное законодательство о банкротстве не будет учитывать распределение голосов (требований) участников синдиката в соответствии с их соглашением и долями, зависящими от размера предоставленных должнику денежных средств.
Модель pari passu является достаточно эффективным инструментом в урегулировании конфликта кредиторов при включении в реестр, но уместна по большому счету только в юрисдикциях англо-американского права.
С учетом того, что нормы, касающиеся реестра требований кредиторов, скорее императивные, чем диспозитивные, российские суды, вероятнее всего, будут полагать невозможным изменение порядка требований кредиторов на основании договора между ними.
Соглашение о синдикате не отменяет того факта, что каждый член синдиката может реализовать собственные права кредитора и взыскать задолженность вопреки соглашению. Такое поведение в определенных ситуациях существенно выгоднее.
В российском праве соглашения о реструктуризации, исключающие возможность кредитора предъявить отдельное требование к должнику, являются не чем иным, как отказом от права на обращение в суд и права на правосудие.
Кредитор не может предъявить индивидуальное требование к должнику, пока на основании договора синдицированного займа права участников синдиката осуществляет кредитный управляющий (п. 4 ст. 4 Закона о синдицированном займе).
Германская модель синдицированного займа с разделением синди­катов на внутренние и внешние является сбалансированным и гибким решением, допускающим крайне разнообразное конструирование синдикатов.
В некоторых юрисдикциях Восточной Европы проблема приоритета обеспеченных залогом требований решается введением в договоре об ипотеке фигуры залогового админист­ратора.
Законопроект № 808189-7 вносит дополнительную ясность во взаимоотношения между синдицированными кредиторами, но проблему разной ранговости требований не решает.
Признание требования участника синдиката низкоранговым не означает, что в собственной юрисдикции он не сможет добиться решения суда об обращении взыскания на предмет залога в обход решения банкротного суда.
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»