Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Банковское кредитование
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в два месяца.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 
 

Внутренний рейтинг в системе управления кредитным риском

Размещено на сайте 10.03.2010
Своевременный прогноз вероятности дефолта заемщика может уберечь банк от нежелательных последствий, связанных с невыполнением заемщиками своих обязательств, чего не позволяют сделать методики оценки кредитоспособности, опирающиеся в большинстве своем на бухгалтерскую отчетность, зачастую не отражающую реального положения заемщика.
 
Ю.В. Ефимова, ОАО «БАЛТИНВЕСТБАНК», департамент малого бизнеса, начальник отдела бизнес-кредитов

Проблема управления кредитными рисками в российских банках не теряет своей актуальности. Не секрет, что в период кризиса многие системы кредитного риск-менеджмента, используемые коммерческими банками в повседневной практике, оказались неэффективными. Значительная часть заемщиков, попавшая в группу ненадежных и проблемных клиентов, имела достаточно высокие рейтинги кредитоспособности, рассчитанные по внутрибанковским стандартам. В чем причина такого противоречия? Проведенный анализ внутрибанковских методик оценки кредитоспособности корпоративных заемщиков, а также заемщиков малого и среднего бизнеса в ряде российских коммерческих банков показал, что большинство из них используют старые широко известные иностранные методики (к примеру, модель Альтмана), пренебрегая адаптированными российскими разработками в области оценки вероятности дефолта.

Среди причин низкого качества, а иногда и полного отсутствия у банков собственных внутренних методик, регламентирующих порядок оценки вероятности дефолта заемщиков, можно назвать недостатки методического обеспечения, предложенного Банком России. Проблема в том, что банки вместо надлежащей организации процедуры оценки кредитоспособности заемщиков, с учетом как отечественного, так и зарубежного опыта, подгоняют разрабатываемые методики под сложившийся уровень собственного кредитного портфеля, стремясь минимизировать отчисления в резервы по ссудам. Заметим, что мнения отечественных и зарубежных ученых и аналитиков в области финансового менеджмента и банковского дела о том, какие модели относятся к оценке вероятности дефолта, а какие — к оценке кредитоспособности, расходятся, что может объясняться тесной взаимосвязью и взаимозависимостью указанных понятий и нередко влечет за собой подмену одного из них другим.

Наиболее распространенным недостатком в деятельности банков по оценке кредитоспособности является отсутствие достаточной информации о финансовом состоянии заемщиков и зачастую неумение выявить ложную информацию о них (нельзя игнорировать случаи умышленного искажения заемщиками официальной бухгалтерской отчетности, как правило, либо за счет завышения получаемых доходов, либо занижения понесенных расходов).

Несомненно, существенный вклад в разрешение существующей проблемы мог бы внести Банк России, накопивший информацию о более чем 10 тысячах предприятий за более чем шестилетний период, рассчитывающий большое количество коэффициентов, группирующий их по отраслям, подотраслям и видам деятельности с целью определения среднего значения отраслевых показателей. Использование такого рода статистической информации о заемщиках позволило бы коммерческому банку более точно определять их финансовое состояние и оценивать их положение в сравнении со средними значениями по отраслям и видам деятельности.

Кроме этого, российским банкам не хватает информации о кредитной истории заемщиков, опыта взаимодействия в этой связи с другими кредитными организациями. Недостаточность такого рода информации могла бы быть восполнена кредитными бюро, создаваемыми с 01.10.2005 в соответствии с Федеральным законом от 30.12.2004 № 218-ФЗ «О кредитных историях». К сожалению, их деятельность пока находится на начальной стадии и лишь в будущем позволит компенсировать недостаток информации. Мировой опыт показывает, что деятельность кредитных бюро позволяет исключить из кредитного процесса недобросовестных в прошлом заемщиков.

Не менее значимым фактором, снижающим эффективность оценки кредитоспособности заемщиков, является недостаточно глубокое изучение банком их экономической деятельности. Известно, что на рынке могут измениться цены, обостриться конкуренция. Под действием такого рода факторов стоимость активов компании-заемщика может существенно снизиться, прогнозы окажутся несостоятельными, риски увеличатся, а вероятность получения кредитной организацией убытков возрастет. Отсутствие анализа сценариев развития событий в бизнесе клиента, разнообразных моделей поведения банка при возникновении неблагоприятных событий не позволяет правильно рассчитать последствия кредитования, снижает его эффективность.

Анализ российской банковской практики показал, что используемые в настоящее время методы оценки кредитоспособности заемщиков нуждаются в значительном улучшении. На наш взгляд, одной из серьезнейших проблем является не только отсутствие у большинства российских банков собственных эффективных методик оценки вероятности дефолта, но и простое непонимание руководством банка необходимости такого рода оценки, обусловленной недостаточностью информации, получаемой от заемщиков.

В этой связи крайне важной для российской банковской системы является разработка адаптированных методик оценки кредитоспособности, вероятности дефолта заемщиков, расчета минимальных требований к размеру резервируемого капитала с использованием современных международных подходов (в частности, системы IRB).

Понятие «система (или подход) IRB» (Internal Rating-based Approach, IRB-approach) в последние годы все чаще встречается в периодической печати и означает не что иное, как подход к оценке достаточности капитала, ориентированный на внутрибанковские рейтинговые оценки заемщиков. Система IRB представляет собой «фирменный» подход нового Базельского соглашения по капиталу, имеющего название «Международная конвергенция измерения капитала и стандартов капитала: новые подходы» (более известного как Базель II)1.

Впервые идея использования IRB в регулировании достаточности капитала прозвучала в 1999 г. Данный подход является более чувствительным к кредитному риску и стимулирует дальнейшее совершенствование внутрибанковских систем рейтинговой оценки. Анализ таких систем, проведенный Базельским комитетом, свидетельствует, что большинство западных коммерческих банков с успехом рассчитывают показатели кредитоспособности и кредитных рисков на основе внутренних систем оценки.

Прежде чем перейти к изучению самого процесса реализации подхода IRB и его механизмов, целесообразно рассмотреть ключевое понятие данного метода — внутренний кредитный рейтинг, показатель, дающий комплексную и всестороннюю оценку финансового состояния, рентабельности бизнеса и кредитоспособности контрагентов (в т.ч. заемщиков) банка. Оценка кредитного рейтинга должна основываться только на объективной информации, особенно важно, чтобы соображения ответственных сотрудников банка об уровне лояльности клиента, объеме проводимых операций или дохода, который клиент приносит банку, не влияли на процесс определения кредитного рейтинга.

При определении внутреннего рейтинга заемщика должна учитываться как финансовая информация, полученная из бухгалтерской, статистической, управленческой отчетности клиентов банка и других источников, так и нефинансовая: сведения о составе акционеров, уровне менеджмента заемщика, состоянии отраслей и регионов, влиянии государства на деятельность клиентов банка. Таким образом, рейтинговая система должна быть достаточно гибкой и объективной, позволяющей принимать в расчет не только цифровые показатели деятельности классифицируемого контрагента, но и информацию о его бизнесе, не выраженную количественно.

Классификация заемщиков по внутренним кредитным рейтингам позволяет ввести формализованную технологию оценки кредитного риска на всех этапах кредитования (как при первичном анализе кредитной заявки, так и при текущем мониторинге кредита).

Согласно Базелю II рейтинг заемщика определяется как оценка риска на основе конкретных и четких рейтинговых критериев, из которых выводятся оценки вероятности дефолта (PD).

Как уже отмечалось ранее, Базелем II предлагаются два IRB-подхода — базовый и усовершенствованный. Базовый подход, или F-IRB (the Foundation Internal Ratings-Based Approach), предполагает, что банки сами производят расчет вероятности дефолта для своих заемщиков, а затем используют цифры, предоставляемые органами банковского надзора по убыткам в случае дефолта, риску потенциальных убытков в случае дефолта и сроку погашения, для расчета требований по капиталу. В свою очередь, основная идея усовершенствованного подхода, или A-IRB (the Advanced Internal Ratings-Based Approach), заключается в том, что банкам предоставляется возможность использовать свои собственные оценки по всем четырем переменным. Данный метод более трудоемкий в отличие от базового в части сбора и получения разрешения на использование информации. Так, для применения продвинутого подхода банкам необходимо не только собрать данные о состоянии своих заемщиков за 3–5 прошедших лет, но и продемонстрировать надзорным органам надежность и стабильность своих рейтинговых оценок. Последнее, в свою очередь, потребует серьезных инвестиций как по времени, так и по объему (для примера, по оценкам банка Credit Suisse First Boston, независимых экспертов А.А. Лобанова, Б. Колмакова и др., применение усовершенствованного подхода потребует затрат в размере от $100 тыс. до $180–200 млн в зависимости от масштаба и степени развития системы риск-менеджмента банка).

Ряд экспертов в области банковского риск-менеджмента считают, что только относительно небольшое число крупных банков сможет использовать усовершенствованный подход на основе внутреннего рейтинга. Предполагается, что право использования продвинутой методики первоначально будет предоставлено лишь 100 крупнейшим и наиболее надежным банкам мира. В этой связи показателен пример США, где из более чем 9 тыс. кредитных организаций на использование передовых методов Базеля II будут переходить только 10–12 крупнейших банков и еще 10, возможно, присоединятся к ним добровольно. При этом все остальные банки будут продолжать работать по немного модифицированным правилам на основе Базеля I.

В целом подходы F-IRB и A-IRB могут использоваться банками, которые осуществляют операции, подверженные более сложным рискам, и которые разработали более современные системы измерения риска. Внутренние данные основываются на обширных данных прошлых периодов и подлежат постоянной проверке.

Механизм и область применения системы IRB

Использование системы IRB в целях расчета норматива достаточности капитала предусматривает прохождение нескольких этапов оценки.

1. Классификация активных операций.

2. Выделение компонентов риска. При кредитовании организаций возникают следующие составляющие риска:

— вероятность дефолта (Probability of Default, PD), которая является основным показателем, характеризующим уровень кредитоспособности заемщика и отражающим возможную вероятность дефолта по всем обязательствам предприятия, так как в основе его расчета лежит финансовое состояние заемщика. При осуществлении рейтинговой оценки заемщикам присваивается класс кредитоспособности. Организации одного класса имеют определенные сходства в своей деятельности. Очевидно, что PD по организациям одного класса кредитоспособности должна совпадать;

— уровень возможного убытка (Loss Given Default, LGD), который определяется степенью обеспечения обязательств по кредитной сделке, наличием полученных гарантий, использованием кредитных деривативов и т.д.;

— сумма требований по активной операции (Exposure at Default, EAD), характеризующая абсолютное значение требований банка к заемщику по данной операции;

— срок обязательства (Meturity, M) — в связи с тем, что срок действия кредитного договора оказывает существенное влияние на значение кредитного риска. Долгосрочные кредиты традиционно являются более рискованными по сравнению с краткосрочными.

3. Расчет значения весов активов. На основании приведенных выше показателей PD, LGD, EAD, M рассчитывается вес отдельных активных операций с целью дальнейшего взвешивания активов по степени риска.

4. Взвешивание активов по степени риска.

5. Сопоставление собственных средств банка и активов, взвешенных по степени риска.

В соответствии с требованиями первого этапа в зависимости от статуса заемщика выделяют несколько типов ссудных операций (рис. 1).

Обоснованием представленной на рисунке 1 классификации может являться тот очевидный факт, что различные банковские операции подвержены разному по величине уровню риска. Более того, различаются не только абсолютные значения риска, но и причины, факторы, находящиеся в основе и присущие каждой группе активных операций. В итоге с целью решения данной проблемы Базельским комитетом было предложено деление активных операций на группы, перечисленные выше.

Отметим, что Базелем II предусмотрен ряд ограничений в зависимости от класса актива для оценки рисков, по которым используется подход IRB. Так, например, при розничном кредитовании и приобретении розничной дебиторской задолженности банки, независимо от выбранного подхода, всегда должны предоставить свои собственные оценки PD, LGD и EAD, из чего следует, что разница между F-IRB- и A-IRB-подходами для данных классов активов отсутствует.

Порядок внедрения системы IRB

Базелем II допускается, что принятие банком подхода IRB для части своих активов не означает одновременного распространения данного метода на все подразделения (на всю банковскую группу). Более того, после внедрения системы IRB банк в случае нехватки данных имеет право соблюдать стандарты по использованию собственных оценок LGD и EAD для некоторых (но не для всех) своих классов активов и подразделений одновременно.

Кроме этого, порядок принятия подхода IRB для различных классов активов и подразделений банка одновременно предусматривает следующую последовательность этапов: во-первых, принятие IRB для всех классов активов в рамках одного подразделения (или для всех отдельных подклассов в случае с розничными требованиями); во-вторых, применение IRB всеми подразделениями в рамках одной банковской группы; в-третьих, последовательный переход от F-IRB к A-IRB для определенных компонентов риска.

В случае если банк использует подход IRB для класса активов в рамках какого-то одного подразделения (или для отдельного подкласса в случае с розничными требованиями), ему необходимо применять подход IRB и ко всем остальным кредитным требованиям в рамках данного класса (или подкласса) активов в данном подразделении.

Для получения разрешения на использование подхода IRB банки должны выполнить требования к раскрытию информации, изложенные в третьем компоненте Базеля II. Эти требования являются минимальными, и их невыполнение лишает банки права на использование подхода IRB.

Также, согласно требованиям Базельского комитета, перед тем как начать использовать систему IRB, банку необходимо подготовить, а затем согласовать с регулятором план внедрения, содержащий следующие сведения: как и когда он планирует начать использование подхода IRB ко всем значительным классам активов (или подклассам для розничных активов) и подразделениям.

В плане должна быть обоснована возможность (с практической точки зрения) перехода кредитной организации на более продвинутые подходы, а не просто желание минимизировать требования к капиталу.

В свою очередь органы надзора на этапе внедрения передовой практики должны контролировать, чтобы не было необоснованного высвобождения капитала для внутригрупповых операций банка, нацеленных на сокращение консолидированных требований к капиталу банковской группы путем перевода кредитных рисков между подразделениями (к примеру, путем продажи активов или перекрестных гарантий).

Отметим, что небольшие по величине активы, несущие незначительные в плане размера и предполагаемого профиля риски, могут с согласия органов надзора освобождаться от вышеперечисленных требований. В этом случае требования к капиталу для такого рода активов будут устанавливаться на основании стандартизированного подхода, при этом регулятор будет самостоятельно (в рамках надзорного процесса) определять, не должен ли банк увеличить капитал для таких позиций.

Как только банк внедрит подход IRB для всех или части корпоративных, банковских, суверенных или розничных классов активов, он в обязательном порядке должен будет одновременно принять этот же подход для неконсолидированных вложений в капитал третьих лиц при соблюдении критерия существенности. Это означает, что органы надзора могут потребовать от банка принять один из подходов IRB к вложениям в капитал третьих лиц, если их доля в общем объеме банковского бизнеса является существенной.

Кроме этого, банк, взявший на вооружение метод расчета IRB, должен иметь в наличии надежные процессы стресс-тестирования для оценки достаточности капитала. Стресс-тестирование предполагает выявление возможных событий или будущих изменений экономических условий, которые могут иметь неблагоприятные последствия для кредитных требований банка, и оценку его возможности противостоять таким изменениям. Коммерческие банки обязаны проводить стресс-тест кредитного риска для оценки влияния определенных конкретных условий на свои регулятивные требования к капиталу в рамках подхода IRB. Банк сам выбирает тесты с одобрения органов надзора.

Одним из важнейших требований к внедрению продвинутого IRB-подхода является то, что согласно Базелю II добровольный возврат к стандартизированному или фундаментальному подходу допускается только в чрезвычайных обстоятельствах, таких как продажа большей части банковского бизнеса, относящегося к кредитованию, и только с согласия органов надзора. Таким образом, переход банка на IRB должен быть спланирован тщательнейшим образом и на долгосрочную перспективу.

Обобщенно порядок внедрения подхода IRB можно представить в виде схемы (рис. 2).

В настоящее время переход российской банковской системы на продвинутые или даже базовые подходы Базеля II затруднителен (или даже невозможен) в силу ряда причин: отсутствия требуемой статистики по заемщикам, отсутствия методологической базы, позволяющей осуществлять расчет внутренних рейтингов и вероятности дефолта, отсутствия понимания последствий внедрения продвинутых подходов, в частности объемов трудо- и материальных затрат. Все это приводит к бездействию коммерческих банков, которые в большинстве своем находятся в режиме ожидания активных действий Банка России, в свою очередь не торопящегося принимать активные решения относительно перехода на новые стандарты. Несомненно, мировой финансовый кризис еще больше усложнил текущую ситуацию и еще дальше отодвинул внедрение новых базельских положений.

В сложившихся условиях крайне важно понимать, что мировой финансовый кризис дал шанс России осознать несовершенство имеющейся методологической базы оценки кредитоспособности заемщиков коммерческих банков, выявил необходимость в разработке новых адаптивных методик оценки кредитоспособности и IRB-ориентированных методик оценки вероятности дефолта. Именно сейчас коммерческие банки могут осуществить ряд мероприятий, необходимых для внедрения новых продвинутых подходов в будущем.

Среди такого рода мероприятий — разработка моделей оценки кредитного риска через расчет внутреннего кредитного рейтинга и соответствующей ему вероятности дефолта заемщика, выполненная с учетом международных требований.

В качестве примера модели оценки вероятности дефолта, которая могла бы быть использована коммерческими банками в своей работе, представим следующую разработку:

   (1)

где PDi — вероятность дефолта i-го заемщика;

ΔICRTi — изменение кредитного рейтинга i-го заемщика в период действия кредитного договора (в днях);

ICRDef — максимальный дефолтный рейтинг.

Целесообразно отметить, что построению указанной модели предшествовало прохождение следующих двух этапов.

Первый этап — расчет скорости изменения кредитного рейтинга заемщика VΔCRTi:

   (2)

где ICRt2i — кредитный рейтинг i-го заемщика на момент времени t2;

ICRt1i — кредитный рейтинг i-го заемщика на момент времени t1;

t2, t1 — отчетные даты i-го заемщика (t2 > t1).

В качестве указанных отчетных дат возможно использовать:

— t1 — начало отчетного года или дата выдачи кредита (для кредитующихся заемщиков), в случае если кредит выдан в текущем году; момент либо отчетная дата, предшествующая дате принятия решения о выдаче кредита (для потенциальных заемщиков);

— t2 — последняя отчетная дата перед оценкой вероятности дефолта.

Второй этап — расчет показателя ΔICRTi — изменение кредитного рейтинга i-го заемщика в период действия кредитного договора (в днях):

   (3)

где Ti — срок выдачи кредита i-му заемщику (согласно кредитному договору для уже кредитующихся заемщиков/предполагаемый для потенциальных заемщиков) (в днях).

Важно отметить, что предложенная модель оценки вероятности дефолта не является окончательной для целей внедрения подхода IRB в российских коммерческих банках, но существенно ускоряет и упрощает процесс их адаптации к новым продвинутым требованиям Базельского комитета. Кроме этого, представленная разработка позволит банкам уже сейчас оценивать вероятность дефолта заемщиков с учетом международных требований даже в условиях существующих различий между отечественными нормами пруденциального надзора и рекомендациями Базеля II. Используя данную модель, банки смогут не только снизить уровень просрочки по действующим ссудам (т.к. получат возможность заблаговременно принимать меры по потенциально проблемным заемщикам, в частности, усиливать залоговую базу, реструктурировать ссуду), но и при принятии решения о кредитовании выбирать наименее рискованных заемщиков.


1 - http://www.cbr.ru/today/PK/print.asp?file=Basel.htm
 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»