Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Банковское кредитование
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в два месяца.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2005 г.
 
 
 

Вопросы регулирования участия иностранного капитала в российской банковской системе

Размещено на сайте 14.05.2009
В связи с мировым финансовым кризисом остро встает вопрос о складывающейся конфигурации банковского сектора в России. Автор рассматривает вопросы регулирования участия иностранного капитала в российской банковской системе, сравнивает пути развития банковского сектора России и стран Восточной Европы с точки зрения степени участия глобальных финансовых институтов.
 
Д.В. Лепетиков, ВТБ 24 (ЗАО), центр маркетинговых исследований, директор

К основным преимуществам группы банков, контролируемых нерезидентами, можно отнести:

- наличие самых современных банковских технологий, позволяющих предоставлять клиентам весь перечень банковских услуг, выработанный с учетом мирового опыта, что важно прежде всего при обслуживании международных операций российских компаний. Такие технологии, как правило, стоят достаточно дорого и могут окупаться при значительных объемах транзакций, чего нет у российских банков;

- наличие в арсенале иностранных финансовых структур отработанных на разных развивающихся рынках методов менеджмента и маркетинга. Эти преимущества становятся особенно важными при продвижении на российском рынке новых для него, но давно используемых на других рынках банковских продуктов, прежде всего розничных. В первую очередь речь идет о различных видах потребительских и ипотечных кредитов, а также о комплексных инвестиционных продуктах, которые включают в себя, с одной стороны, ряд преимуществ банковских депозитов (надежность, определенность с размером ожидаемого дохода), а с другой — преимущества инвестиционных активов, прежде всего более высокую доходность. Не случайно многие крупные российские банки (Альфа-Банк, УРАЛСИБ и т.д.) для разработки и продвижения новых продуктов активно привлекают менеджеров, работавших ранее в иностранных банках; а как показывает анализ структуры банковских балансов банков, контролируемых нерезидентами, именно в тех секторах, где они имеют изначальное маркетинговое преимущество, они и занимают ведущие позиции;

- использование в работе проверенных на разных развивающихся рынках механизмов контроля за рисками. Крупнейшие транснациональные банки, совершающие операции на большинстве развивающихся рынков, протестировали свои системы управления рисков на практике в ситуациях банковских кризисов разных типов. Они же имеют наибольшее влияние на процесс совершенствования международных стандартов финансовой отчетности (МСФО) и принципов пруденциального банковского надзора (Базельские принципы);

- высокая надежность, основанная на мощных финансовых ресурсах (за счет материнского банка) и длительной истории деятельности. По данным журнала The Banker, размер активов, например, Citigroup превосходит совокупные активы всей банковской системы России, как, впрочем, и большинства других развивающихся банковских систем. При наличии проблем у дочернего банка вследствие банковского кризиса в какой-либо развивающейся стране материнская структура способна оказать дочернему банку финансовую помощь без какого-либо существенного ущерба для своей деятельности, что, в частности, было продемонстрировано в 1998–1999 годах в России1. Другим важным преимуществом, вытекающим из значительного объема финансовых ресурсов и длительной истории крупных транснациональных банков, является их высокий кредитный рейтинг (значительно выше, чем у развивающихся стран, не говоря уже об их банках), что позволяет данным банкам занимать под меньший процент, а значит, иметь более низкие, чем у их местных конкурентов, издержки;

- способность оказывать квалифицированную помощь своим клиентам при выходе на международные финансовые рынки не только в части предоставления средств, но и в части консультирования и оказания всего спектра сопровождающих услуг. Данное преимущество, так же как и многие другие, вытекает из транснационального характера крупных иностранных банков и основано на практическом опыте работы в странах, где российские клиенты намерены осуществлять операции или размещать свои долговые обязательства;

- возможность поиска и привлечения внешних партнеров для развития бизнеса в России. Поскольку, как было показано ранее, одной из важнейших причин прихода иностранных банков в банковские системы развивающихся стран является их стремление идти за клиентами, развивающими бизнес в данных странах, то и российский бизнес способен найти партнеров из числа этих клиентов.

В то же время анализ конкурентных преимуществ банков, контролируемых нерезидентами, показывает, что их основная часть приходится на международные операции, а внутри России отечественные банки, особенно с учетом сохраняющихся связей с крупными промышленными предприятиями, в состоянии конкурировать с ними.

В России к настоящему времени уже можно говорить о существенном проникновении «иностранцев» в отечественную банковскую систему, хотя до доминирования, подобного наблюдаемому в странах Восточной Европы, еще далеко. По динамике развития участия иностранного капитала российская банковская система ближе всего к банковским системам крупнейших стран Латинской Америки. В перспективе Россия должна пойти по модели интеграции2: фактически условия для реализации в ближайшие несколько лет данной модели уже сформированы. Это означает постепенное расширение доли нерезидентов в банковской системе в различных формах, применявшихся в мировой практике: приобретение крупных местных банков, создание собственных дочерних банков «с нуля» и миноритарное участие в капитале.

Увеличению иностранного присутствия в российской банковской системе способствуют:

- рост влияния России в мировой экономике, укрепление ее международных экономических связей;

- активное увеличение активов российской банковской системы, которые, по данным Банка России, к середине 2008 года приблизились к рубежной величине в $1 трлн, что, по оценке автора, основанной на данных IFS, уже превышает совокупную величину активов польских, венгерских и чешских банков, составляющих крупнейшие банковские системы в регионе ЦВЕ, и сопоставимо с совокупными активами банков Бразилии — крупнейшей банковской системы Латинской Америки. Тем самым увеличивается стоимость «контрольного» и «блокирующего» пакетов российской банковской системы, а также соответственно и минимальный размер инвестиций, необходимый для того чтобы обозначить свое присутствие на рынке;

- политика правительства, ориентированная на поддержку собственной банковской системы, однако без установления существенных административных барьеров для иностранцев. Наиболее жесткие барьеры либо снимаются вовсе (дискриминация по минимальному размеру уставного капитала), либо существенно либерализуются (установление квоты на присутствие банков, контролируемых нерезидентами в российской банковской системе);

- начало процесса покупки успешных банковских бизнесов, как универсальных, так и проектных, стоимость которых в разы превышает номинальную. В частности, это подтверждается покупкой группой Райффайзен Импэксбанка по цене, в 2,8 раза превышающей капитал данного банка. Важно отметить также переход под контроль банковской группы Société Générale контрольного пакета акций Росбанка, являющегося одним из лидеров российского банковского бизнеса. Этот пример иллюстрирует разнообразие форм проникновения, характерное для модели интеграции, осуществленной в Латинской Америке.

Таким образом, в России фактически уже началась реализация модели интеграции. В то же время большинство признаков, характерных для модели поглощения, в России пока отсутствуют. Об этом свидетельствуют как наличие достаточно сильного крупного бизнеса, который заинтересован в развитии собственных банков, так и довольно осторожная позиция самих иностранных банков, которые не предприняли шагов к расширению своего участия в российской банковской системе даже в условиях финансового кризиса 1998 года, в то время как в странах, где была реализована модель поглощения, финансовый кризис, как правило, служил катализатором вхождения.

Российское правительство никогда не поощряло продажу российских банков «за долги» нерезидентам, и даже напротив, имеются примеры, когда Банк России предпочитал ликвидацию неплатежеспособного банка его санации. Таковым служит пример Межкомбанка, входившего в число крупнейших в России операторов рынка ГКО-ОФЗ и ликвидированного в 1999 году, несмотря на наличие у банка плана санации с привлечением иностранного капитала.

В перспективе ожидается увеличение числа иностранных банков и их доли в основных операциях российской банковской системы. Важным условием расширения участия нерезидентов также станут относительно хорошие, на фоне начинающейся мировой рецессии, макроэкономические показатели российской экономики в целом. Поскольку относительная слабость российских банков по сравнению с их иностранными конкурентами объективна и в обозримом будущем вряд ли преодолима, сохранение преимущественно национальной банковской системы оказывается под вопросом.

Реализация наиболее вероятной модели интеграции приведет к сегментации российского банковского сектора (по типу Аргентины и Бразилии), и тогда может сложиться устойчивое равновесие между государственными банками (они будут ориентированы в большей степени на операции с бюджетами и населением), частные национальные банки (мелкий и средний бизнес, регионы, а также обслуживание близких крупных предприятий), а также банки, контролируемые нерезидентами (международные операции, крупные заимствования).

Однако все это будет возможно только тогда, когда вопросы регулирования участия иностранного капитала в российской банковской системе будут более четко, чем в настоящее время, отражены как в стратегических документах, так и в нормативных актах российских финансовых властей.

***

Последние несколько лет показали постепенное усиление роли банков-нерезидентов в отечественном банковском секторе: к настоящему моменту их доля в активах оценивается в 20%.

Большинство из представленных в России иностранных банков основной своей целью видят обслуживание своих клиентов («защитная экспансия»), развита также специализация на наиболее перспективных сегментах рынка банковских услуг (ипотека, investment banking), почти никто не позиционирует себя как универсальный банк (форма, присущая большинству крупных российских банков).

Теоретические преимущества банков, контролируемых нерезидентами (более высокая надежность, повышение качества услуг, современный менеджмент и маркетинг, внедрение новых технологий, повышение открытости, упрощение доступа к мировым рынкам), проявляются лишь в ограниченных сегментах: при обслуживании крупных клиентов, оказании наиболее сложных услуг. Такое положение дел принципиально не меняется и при более высокой доле иностранного участия: как показывает опыт Аргентины и Бразилии, банки, находящиеся под иностранным контролем, занимаются прежде всего крупной клиентурой, оставляя мелкий бизнес и розничные операции местным банкам. В условиях поглощения иностранцами национальной банковской системы они, безусловно, берут на себя обслуживание интересов всех экономических агентов, но при этом качественного роста кредитной активности не наблюдается.

Анализ политики российских финансовых властей показывает, что, в отличие от стран Восточной Европы и Латинской Америки, она не только не способствовала привлечению нерезидентов в банковскую систему, но и была в значительной степени дискриминационной по отношению к ним в период формирования российской банковской системы. Ограничения, имеющиеся в настоящее время, не являются значимым препятствием для расширения деятельности нерезидентов, и их смягчение пока не вызвало существенных изменений роли нерезидентов в российской банковской системе.

Описанные в экономической теории факторы роста роли иностранного капитала в банковских системах развивающихся стран в случае России пока не оказали серьезного влияния на объемы его присутствия. Ключевым фактором является поведение самих нерезидентов, основанное на оценке ими рисков вложений в банковскую систему России. Высокая значимость поведенческого фактора была подтверждена тем, что, как правило, кризисные ситуации (и 1998 года, и современная) не провоцировали, за исключением единичных случаев, попыток «дочек» иностранных банков усилить свое влияние в России через скупку обанкротившихся банков (как это было в Восточной Европе).

Приоритет поведенческого фактора обусловливает и стремление нерезидентов ограничивать свою работу с местным бизнесом его наиболее конкурентоспособной с точки зрения мирового разделения труда частью, ориентированной преимущественно на внешнюю торговлю, а также наиболее состоятельными частными клиентами. Расширение участия нерезидентов в банковской системе приведет к росту только в некоторых сегментах экономики, связанных прежде всего с внешней торговлей. К этому же приводит и увеличение потребительского кредитования в условиях, когда оно направлено в основном на приобретение импортных товаров.

Расширение участия нерезидентов в банковской системе России (при сохранении значительной доли частных банков национального происхождения) станет одним из стимулов устойчивого роста российской банковской системы (за счет дополнительного притока финансовых ресурсов из-за рубежа) и повышения качества банковского обслуживания (за счет роста конкуренции и расширения спектра банковских услуг для массового клиента). Рост роли банков, контролируемых нерезидентами, облегчит процесс интеграции России в мировую финансовую систему, что приведет к выравниванию стоимости ресурсов, а значит, к повышению их доступности для российских предприятий

и ускорению экономического роста.

Нереальность реализации в России модели поглощения (по образцу Восточной Европы) объясняется следующим (исходя из мирового опыта и российских условий):

- во-первых, проникновение иностранного капитала в банковскую систему предполагает адекватное усиление иностранцев в экономике страны в целом. Для России же, чья экономика в настоящее время построена во многом на крупных компаниях, передача их под контроль нерезидентов нереальна;

- во-вторых, мировой опыт показывает, что банки, контролируемые нерезидентами, сосредоточены, как правило, в финансовых центрах, региональные операции остаются за местными банками. Россия же является страной с большим количеством неравномерно развитых регионов;

- в-третьих, частные российские банки представляют собой организации, тесно связанные с местным бизнесом и властями, которые неохотно будут расставаться с возможностью контроля за собственными финансовыми потоками;

- в-четвертых, стоимость «контрольного пакета» российской банковской системы уже сейчас сопоставима со стоимостью контроля за банковскими системами Польши, Чехии и Венгрии, вместе взятых, при очевидно более высоком уровне рисков.

Основными целями развития российской банковской системы, согласно Стратегии развития банковского сектора, являются повышение устойчивости банковской системы и ее эффективности с точки зрения аккумулирования денежных средств и их трансформации в кредиты и инвестиции. С этой точки зрения повышение роли нерезидентов в банковской системе России имеет двоякий эффект: с одной стороны, банки, контролируемые нерезидентами, более устойчивы, но, с другой стороны, существует риск оттока значительных средств через них в банковские системы других стран. Вероятность этого довольно высока, учитывая те проблемы, что сейчас испытывают крупные транснациональные банки.

Вследствие этого, в целях совершенствования государственной политики в области участия иностранного капитала в банковской сфере России, автор считает целесообразным проведение следующих мероприятий:

- сохранение жестких требований к финансовой устойчивости банка, намеревающегося учредить дочерний банк в России либо приобрести «контрольный пакет» действующего банка;

- сохранение запрета на открытие филиалов иностранными банками. Разрешение на открытие филиалов допустимо при условии заключения соглашения с надзорными органами развитых стран о допустимости взаимного открытия филиалов;

- развитие сотрудничества Банка России с регулирующими органами стран, банки которых проявляют интерес к участию в капитале российских банков. Это сотрудничество также должно обеспечивать паритет в режимах функционирования российских банков в данных странах и их банков в России.


1 - Отметим, что форма создания дочернего банка, в отличие от филиала, не предполагает безусловного обязательства материнского банка отвечать по долгам дочерней структуры. Это носит моральный и репутационный характер.

2 - Определения моделей «интеграции» и «поглощения» см.: Лепетиков Д.В. Банки, контролируемые нерезидентами, в банковских системах стран с развивающимися экономиками // Банковское кредитование. 2008. № 2. С. 115–122; № 4. С. 114–123.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»