Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Bнутренний контроль в кредитной организации
Описание изданияСвежий номер Архив Приобрести/Подписаться
Выходит один раз в квартал.
Объем 112 с. Формат А4.
Издается с 2009 г.
 
 
 

Внутрибанковский контроль связанного кредитования

Размещено на сайте 26.09.2011
Указание ЦБ РФ от 20.04.2011 № 2613-У устанавливает новые требования к внутрибанковскому контролю объемов связанного кредитования с точки зрения ужесточения оценки рисков по недостаточно прозрачным банковским операциям. Данные нововведения следует рассматривать с точки зрения дальнейшего развития содержательного банковского надзора в соответствии с лучшей международной практикой.
 
И.В. Сандалов, банковский эксперт

Известия, приходящие с банковского «фронта» в текущем году, являются поистине беспрецедентными и достаточно скандальными. Начиная с декабря прошлого года Банк России отозвал лицензии по крайней мере у шести кредитных организаций, неформально объединяемых в группу, связанную с одним физическим лицом (к ним относятся ЗАО АКБ «Традо-банк», ЗАО АКБ «Славянский банк», ОАО КБ «Донбанк», ОАО Банк «Монетный дом», ОАО «Уралфинпромбанк» и ОАО КБ «Соцгорбанк»). В пресс-релизах регулятора об отзыве лицензий особо подчеркивалось применение указанными банками в целях «улучшения» отчетности схем, связанных с использованием фиктивных ценных бумаг, то есть с отражением в учете фактически отсутствующих ценных бумаг1, а также неадекватной оценки активов, связанных с выдачей так называемых «плохих» кредитов.

В конце июня текущего года достоянием общественности стали сведения о серьезном ухудшении финансового положения ОАО «Банк Москвы» - одного из крупнейших банков страны, входящего в топ-10 по основным показателям своей деятельности. Согласно информации, полученной от представителей Агентства по страхованию вкладов, общий объем кредитов, выданных Банком Москвы структурам, аффилированным с бывшим топ-менеджментом банка, составлял порядка 360 млрд руб.2, из которых 60 млрд руб. - кредиты, предоставленные офшорным компаниям без обеспечения, 80 млрд руб. - ссуды организациям, не осуществляющим реальной хозяйственной деятельности. Всего объем проблемных кредитов Банка Москвы был оценен в 250 млрд руб. Эта сумма превышает объем собственного капитала кредитной организации, составляющий порядка 130 млрд руб. В данной ситуации регулятором при участии правительства РФ и АСВ был разработан и утвержден план финансового оздоровления (санации) банка, основными элементами которого являются предоставление регулятором Банку Москвы посредством АСВ кредита на сумму 295 млрд руб. по ставке 0,5% годовых на 10-летний срок, а также увеличение уставного капитала кредитной организации на сумму 100 млрд руб. за счет инвесторов - организаций группы ВТБ3. Отметим, что указанная санация станет крупнейшей в отечественной банковской сфере - на предыдущее финансовое оздоровление ОАО «КИТ Финанс инвестиционный банк» было потрачено 135 млрд руб.4

В целом, анализируя события первой половины текущего года (наряду с известными ранее фактами банкротства либо финансового оздоровления ряда достаточно крупных кредитных организаций), приходится констатировать, что усилия отечественного регулятора по выявлению «схемных» операций либо проблемных кредитов, особенно на начальной стадии вывода банковских активов, в ряде случаев не приводили к должным результатам. В этой связи снова становится актуальным вопрос о полноте полномочий регулятора в области содержательного банковского надзора. По мнению первого заместителя Председателя Банка России А.В. Улюкаева, «…многие наши предложения последних лет, в частности по введению механизма профессионального суждения, по введению механизма отстранения несостоятельных владельцев и менеджеров банков, по введению механизма постоянного присутствия инспекторов ЦБ, должны быть реализованы, и это даст возможность более качественно осуществлять надзор. К сожалению, ЦБ вооружен в этом смысле гораздо слабее, чем большинство надзорных органов мира, гораздо меньше инструментов воздействия на менеджмент и собственников банков, чем следовало бы иметь»5. Настоящая статья посвящена обзору последних инициатив регулятора в области банковского надзора, относящихся к контролю за операциями связанного кредитования.

Оценка рисков по отдельным видам активов нетранспарентного характера

В ноябре прошлого года на официальном сайте Банка России был размещен проект нормативного документа, посвященного оценке рисков по отдельным видам активов. В дальнейшем документ был доработан и введен в действие в форме Указания ЦБ РФ от 20.04.2011 № 2613-У «О внесении изменений в Инструкцию Банка России от 16.01.2004 № 110-И “Об обязательных нормативах банков”» (далее - Указание № 2613-У).

Можно сказать, что наиболее традиционным путем регулятивного ужесточения оценки рисков является внесение изменений и дополнений в Положение ЦБ РФ от 26.03.2004 № 254-П «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, по ссудной и приравненной к ней задолженности» (далее - Положение № 254-П), в соответствии с которым требуемые к досозданию резервы отражаются на расходах кредитных организаций, снижая их операционную прибыль и тем самым непосредственно влияя на величину собственных средств (капитала) банков. Однако в данной ситуации поставленная задача была решена Банком России с помощью применения повышенных коэффициентов (весов) риска в отношении отдельных видов активов, участвующих в расчете норматива достаточности капитала банков (норматива Н1). Отметим, что указанное «взвешивание» активов в большинстве случаев будет менее чувствительным с точки зрения выполнения банками пруденциальных норм их деятельности, установленных регулятором (главным образом, норматива Н1), по сравнению с прямым доначислением резервов на возможные потери по ссудам, непосредственно отражающимся на величине расходов и снижающим величину банковского капитала. Представляется, что данным соображением не в последнюю очередь руководствовался Банк России при выборе способа ужесточения оценки рисков.

В пояснительной записке к проекту документа регулятор отметил, что предлагаемые изменения в нормативной базе были разработаны на основе уроков международного финансового кризиса в проекции на отечественный опыт. По мнению Банка России, важной причиной кризиса стало намеренное сокрытие банками существенной части рисков, надлежащим образом не идентифицированных. В некоторых случаях угрожающая концентрация рисков и сознательное камуфлирование их уровня в силу нетранспарентности кредитных организаций обусловили потерю их финансовой устойчивости.

Таким образом, Указание № 2613-У ориентировано на ужесточение оценки рисков прежде всего по так называемым нетранспарентным активам (сделкам, операциям) с точки зрения характера осуществленной сделки, характера контрагента по сделке, а также нетранспарентности экономического результата произведенной сделки. При этом выделяются следующие типы нетранспарентных сделок:

- сделки с непрозрачными контрагентами, в том числе с лицами, которые не готовы предоставить кредиторам существенную информацию, характеризующую их деятельность;

- сделки, экономический смысл которых является непрозрачным (с учетом предположения о добросовестности участников и рыночном характере сделки);

- сделки, в результате которых кредитная организация получает имущество или иные активы, оценка достоверности владения которыми либо оценка справедливой стоимости6 которых являются затруднительными;

- сделки, имеющие ряд особенностей, увеличивающих степень риска, принимаемого банком, по сравнению с так называемым «стандартным» уровнем риска (взвешивание которого производится
с коэффициентом, равным единице).

Основные виды сделок (активов) с повышенным уровнем риска

Как уже было отмечено, повышенный уровень риска, которым, по мнению регулятора, обладают определенные активы, реализуется посредством установления более высоких (выше единицы) коэффициентов риска при взвешивании данных активов в целях расчета норматива достаточности капитала.

В отношении сделок с непрозрачными контрагентами регулятор устанавливает коэффициент риска, равный 1,1. При этом под непрозрачными контрагентами понимаются заемщики, не давшие одновременно согласия на представление информации в бюро кредитных историй и на раскрытие банку-кредитору основной части своей кредитной истории. Из данного правила есть исключение, касающееся заемщиков, имеющих рейтинг долгосрочной кредитоспособности, присвоенный хотя бы одним из международных либо национальных рейтинговых агентств, на уровне не ниже «B»7 по классификации Standard & Poors либо Fitch или «B2» по классификации Moody’s. Поскольку исключения в отношении таких субъектов также предлагаются регулятором, будем далее обозначать такого рода субъектов как рейтингуемых. Таким образом, взвешиванию с повышенным коэффициентом риска подлежат кредитные требования и требования по получению начисленных (накопленных) процентов по ссудам (далее - кредитные требования), предоставленным непрозрачным контрагентам, за исключением рейтингуемых.

В отношении других сделок (активов) регулятор устанавливает более высокий коэффициент риска, равный 1,5. К таким активам относятся:

1) кредитные требования по ссудам, предоставленным заемщикам (за исключением рейтингуемых), которые были направлены данными заемщиками:

- на предоставление займов третьим лицам либо погашение обязательств по возврату денежных средств, привлеченных заемщиками от третьих лиц. Такого рода активы в соответствии с подп. 3.14.1 Положения № 254-П подлежат отнесению к III категории качества. Интересно отметить, что в Положении № 254-П в отношении аналогичных активов применяется формулировка «использованные указанными заемщиками прямо либо косвенно (через третьих лиц)». Тем самым Положение № 254-П предполагает расширительное толкование направления кредитных средств: подразумевается не только прямое предоставление заемщиком займа третьему лицу, но и предоставление займа третьему лицу контрагентом (заемщика либо контрагента заемщика), то есть предоставление займа может находиться в конце некоторой цепочки платежей (перечисления средств) от заемщика к нескольким контрагентам. Представляется, что в Указании № 2613-У регулятором в отношении данных активов введено правило «первой транзакции», поскольку контроль за такими цепочками платежей в ряде случаев может быть достаточно затруднительным (особенно если платежи осуществляются через счета, открытые контрагентами в других банках);

- на покупку ценных бумаг, включая векселя и паи паевых инвестиционных фондов (далее - ПИФы), а также на вложения в уставные капиталы других юридических лиц. Важно отметить, что указанная формулировка в отношении приобретения векселей не предполагает никаких исключений с точки зрения эмитентов данных векселей, в отличие от подп. 3.13.8 Положения № 254-П, в соответствии с которым такого рода активы подлежат отнесению к III категории качества за исключением случаев приобретения собственных векселей банка-кредитора либо векселей, эмитированных котируемыми субъектами, указанными в Положении № 254-П. Определенное ужесточение требований по сравнению с Положением № 254-П, очевидно, связано с возрастающей озабоченностью регулятора объемами сделок с фиктивными ценными бумагами (в т.ч. «зеркальными» векселями). Также отдельной проблемой, обострившейся во время последнего финансово-экономического кризиса, являются вложения в паи ПИФов, приобретение которых заемщиками вообще не рассматривается действующей редакцией Положения № 254-П в качестве фактора повышенного риска;

- на расчетные (текущие) счета указанных заемщиков в других кредитных организациях (за исключением кредитов, полученных заемщиками - физическими лицами в сумме не более 50 млн руб.). В данном случае можно подчеркнуть нетранспарентный характер направления заемщиком кредитных ресурсов банка, в том числе принимая во внимание возможный нецелевой характер их использования (по сравнению с закрепленными в кредитном договоре либо ином документе целями предоставления банком средств). Направление заемщиками кредитов на расчетные счета, открытые в других кредитных организациях, достаточно распространено в отечественной практике, при этом отсутствие должного контроля за дальнейшим использованием кредитных ресурсов со стороны банка, как минимум, свидетельствует о несоблюдении кредитной организацией принципа «Знай своего клиента» в целях адекватного управления банковскими рисками;

- на приобретение недвижимого имущества, включая землю. Одним из последствий приобретения заемщиками такого рода активов явилось ухудшение качества задолженности в условиях последнего финансово-экономического кризиса, связанное с ухудшением финансового положения заемщиков, приводящее, как правило, к невозможности своевременного обслуживания последними своего долга. В данной ситуации, помимо явной либо скрытой пролонгации банками «плохих» ссуд, кредитные организации часто реализовывали свои права на взыскание (или получение по отступному) заложенного имущества (недвижимости либо земли), либо принимая указанные активы на свой баланс8, либо передавая их в «управление» в рамках организуемых ПИФов (что позволяло снижать объемы резервов под обесценение соответствующих активов). Таким образом, кредитование банками заемщиков в целях приобретения недвижимости обусловливает опосредованное принятие банками рисков вложений в активы, рыночная стоимость которых либо недостаточно очевидна, либо может существенно упасть в условиях неблагоприятной рыночной конъюнктуры. Вместе с тем рассматриваемое требование регулятора имеет ряд исключений, если кредит был предоставлен:

а) юридическому лицу в целях реализации инвестиционного проекта в рамках инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений в соответствии с Федеральным законом от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», согласно которому под капитальными вложениями понимаются «инвестиции в основной капитал (основные средства), в том числе затраты на новое строительство, реконструкцию и техническое перевооружение действующих предприятий, приобретение машин, оборудования, инструмента, инвентаря, проектно-изыскательские работы и другие затраты». При этом «инвестиционное» направление ссуды должно быть прямо предусмотрено кредитным договором;

б) юридическому лицу - концессионеру на финансирование деятельности, осуществляемой по концессионному соглашению, заключенному в соответствии с Федеральным законом от 21.07.2005 № 115-ФЗ «О концессионных соглашениях», согласно которому предметом концессионного соглашения является обязательство концессионера за свой счет создать либо реконструировать определенное имущество, право собственности на которое принадлежит (или будет принадлежать) другой стороне (концеденту), а также осуществлять эксплуатацию данного имущества. При этом концедент обязан предоставить концессионеру на определенный данным соглашением срок права владения и пользования данным имуществом в целях осуществления указанной деятельности;

в) физическому лицу в целях приобретения жилья под залог жилого помещения, при этом сумма кредита не должна превышать 50 млн руб.;

г) малому предприятию9 либо индивидуальному предпринимателю в целях приобретения недвижимости (включая землю), при этом сумма кредита не должна превышать 100 млн руб.;

2) кредитные требования по ссудам, предоставленным резидентам офшорных зон. В данном случае речь идет, очевидно, о недостаточной транспарентности заемщиков, зарегистрированных на территориях, юрисдикция которых, помимо льготного налогообложения, не предусматривает раскрытия и предоставления существенной информации при проведении финансовых операций;

3) кредитные требования к заемщикам, осуществляющим лицензированную деятельность в области страхования, перестрахования и взаимного страхования. В отношении страховых компаний остается не вполне ясной необходимость привлечения ими заемных средств, поскольку нормальная деятельность страховых компаний в общем случае должна обеспечиваться за счет денежных фондов, в которых аккумулируются полученные страховые премии, взносы и т.п., а также за счет собственных средств страховщиков. Тем самым, по мнению регулятора, указанные сделки обладают повышенной степенью риска в силу отсутствия очевидных экономических обоснований их совершения;

4) кредитные требования по ссудам, предоставленным физическим лицам, если совокупная задолженность заемщика (группы связанных заемщиков) превышает 2 млн руб., за исключением ссуды не более 50 млн руб., имеющей обеспечение I либо II категории качества в соответствии с Положением № 254-П, либо ссуды более 50 млн руб., обеспеченной залогом недвижимости в форме ипотеки (ипотечная ссуда), при этом величина основного долга по указанным ссудам не должна превышать 80% справедливой (рыночной) стоимости предмета залога.

Таким образом, для ссуд, предоставленных физическим лицам в диапазоне от 2 до 50 млн руб., регулятор допускает принятие «стандартного» риска при наличии ликвидного обеспечения, имеющего адекватную рыночную оценку, а для ссуд свыше 50 млн руб. аналогичным условием является принятие в качестве обеспечения только недвижимого имущества (договор ипотеки), при этом рыночная стоимость указанного имущества должна превышать размер основного долга по ссуде не менее чем в 1,25 раза;

5) кредитные требования по ипотечным ссудам10 физических лиц величиной более 50 млн руб. при одновременном соблюдении следующих условий:

- первоначальный взнос заемщика меньше 20% от справедливой стоимости приобретенного имущества, выступающего в качестве залога по ссуде;

- величина основного долга по ссуде превышает 80% справедливой стоимости залога. Данные условия, по нашему мнению, вступают в определенное противоречие с формулировкой предыдущего пункта, поскольку все ссуды, удовлетворяющие только второму из указанных условий, автоматически попадают в категорию ссуд, представленных в предыдущем пункте, тем самым теряет смысл применение ограничений, сформулированных в первом условии. По всей видимости, следует ожидать разъяснений регулятора относительно корректности применения данных требований. Интересными также являются условия, смягчающие ограничения по величине основного долга до 90% от стоимости залога при наличии договора страхования ответственности заемщика перед банком за ненадлежащее исполнение обязательств по ссуде. При этом исключения не распространяются на ссуды с первоначальным взносом менее 10% и величиной основного долга по ссуде более 90% от стоимости предмета залога независимо от наличия договора страхования;

6) кредитные требования по ссудам, предоставленным физическим лицам в иностранной валюте. В данном случае речь может идти о повышенном риске платежеспособности заемщика, обусловленном волатильностью курсов валют и принимаемом банками в силу несовпадения валюты, в которой номинированы обязательства заемщика, и фактических источников погашения задолженности (для физических лиц - резидентов, как правило, номинированных в отечественной валюте);

7) вложения в следующие долговые ценные бумаги - учтенные векселя, облигации и иные долговые ценные бумаги, признаваемые таковыми по иностранному законодательству (за исключением облигаций и долговых ценных бумаг с ипотечным покрытием, а также аналогичных бумаг, эмитентами которых являются иностранные государства, имеющие страновую оценку «4»11, либо рейтингуемые юридические лица), а также сделки купли-продажи указанных долговых ценных бумаг с предоставлением контрагенту права отсрочки платежа (поставки ценных бумаг) в рамках сделки. Следует подчеркнуть, что повышенная степень риска присвоена всем учтенным кредитной организацией векселям без исключений в части, например, рейтингуемых векселедателей (что отражено в подп. 3.13.4 Положения № 254-П), что, по всей видимости, также свидетельствует об упомянутой выше обеспокоенности регулятора объемами сделок с фиктивными ценными бумагами;

8) вложения в паи ПИФов, а также активы, переданные в доверительное управление. Получившая в последние годы достаточно широкое распространение практика передачи банками в ПИФы различных активов, качество которых могло быть поставлено внешним аудитом либо регулятором, как минимум, под сомнение, показывает, что зачастую передача активов в доверительное управление, в том числе посредством ПИФов, является одним из распространенных способов сокрытия (камуфлирования) рисков, принятых банками посредством вложений в данные активы. Более подробно изменение подходов регулятора к оценке вложений в паи ПИФов рассмотрено ниже;

9) вложения в уставный капитал предприятия, не превышающие 20% уставного капитала организации, а также сделки по покупке (продаже) таких акций (долей) с предоставлением контрагенту права отсрочки платежа (поставки акций либо долей). Помимо недостаточно очевидных с экономической точки зрения (нетранспарентных) целей приобретения миноритарных пакетов акций, можно отметить повышенную степень риска, связанную либо с волатильностью рыночной стоимости таких акций в силу рыночной конъюнктуры, либо с отсутствием надежной оценки действительной рыночной стоимости таких акций по причине непубличности и информационной закрытости компании - эмитента акций;

10) вложения в доли в складочном капитале хозяйственных товариществ и вклады в простые товарищества;

11) недвижимость, включая землю, которая не используется банком для осуществления банковской деятельности, оцененная по остаточной стоимости (балансовая стоимость за вычетом амортизации). Можно отметить в общем случае недостаточную очевидность экономического результата от приобретения банками подобных активов, справедливая стоимость которых в существенной степени обусловлена рыночной конъюнктурой;

12) активы, полученные по договорам об отступном или залоге в результате реализации прав на обеспечение по кредитным требованиям, а также в результате реструктуризации дебиторской задолженности. Так же, как в предыдущем абзаце, можно констатировать в общем случае нетранспарентность экономического результата от приобретения банками такого рода активов;

13) требования (дебиторская задолженность), обусловленные инвестиционной деятельностью банка в форме капитальных вложений, а также задолженность по сделкам приобретения основных средств с отсрочкой их поставки. В данном случае повышенная степень риска обусловлена, по всей видимости, указанными выше причинами, а именно: недостаточной транспарентностью экономических выгод от капитальных вложений в активы, рыночная стоимость которых не может быть надежно оценена и (или) подвержена существенным конъюнктурным колебаниям.

Рассматривая указанные подходы к оценке активов (сделок) с повышенным уровнем риска, можно выделить основные объекты внимания регулятора:

- нетранспарентное направление заемщиками предоставленных банками средств либо сделки с не вполне очевидным экономическим смыслом;

- активы, достоверное определение справедливой стоимости которых является затруднительным либо указанная стоимость которых потенциально подвержена существенным колебаниям из-за рыночной конъюнктуры;

- активы, повышенный риск которых обусловлен особенностями произведенных сделок (например, предоставление валютных кредитов физическим лицам).

Указание № 2613-У вступает в силу 01.10.2011, при этом для активов (сделок), отраженных на балансе банков до этой даты, предусмотрен льготный период до 01.07.2012, в течение которого к указанным активам не применяются повышенные коэффициенты рисков.

Ужесточение подходов к оценке прочих активов, включая паи ПИФов

В ходе последнего финансово-экономического кризиса, который поразил экономику страны в 2008 г., объективным явлением стало ухудшение качества кредитных портфелей отечественных банков, выражавшееся в увеличении объема так называемых «плохих» кредитов (т.е. ссуд, своевременное обслуживание которых в части процентов и основного долга стало для заемщиков невозможным). В целях сокрытия (камуфлирования) реального масштаба снижения качества ссудной задолженности банками стали активно использоваться, в частности, инструменты как явной (поскольку регулятор своим Указанием от 23.12.2008 № 2156-У «Об особенностях оценки кредитного риска по выданным ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности» предоставил банкам право не ухудшать оценку качества обслуживания долга по пролонгированной задолженности с отражением сведений об объемах таких кредитов в форме отчетности 0409115), так и скрытой пролонгации (когда, например, новая задолженность возникала у заемщика либо третьего лица, которое полученные средства через цепочку контрагентов направляло на погашение задолженности прежнего заемщика).

Помимо этого, значительная часть «плохих» активов (ссудной задолженности либо имущества, главным образом недвижимости, истребованного у заемщиков посредством реализации залогов или по договорам отступного) стала передаваться кредитными организациями «в управление» сторонним организациям, в частности, управляющим компаниям паевых инвестиционных фондов. Поскольку действующая нормативно-методическая база на тот момент допускала различные подходы к формированию резервов под такого рода активы (главным образом паи ПИФов), что обусловливало возможность минимизации величины резервов при соблюдении кредитными организациями формальных требований, Банком России было опубликовано специальное Письмо от 04.09.2009 № 106-Т «Об особенностях оценки рисков банков в отношении вложений в паи закрытых паевых инвестиционных фондов», разъясняющее порядок формирования резервов по вложениям в паи ПИФов, активами которых являются права требования по ссудам, ранее отраженным на балансе банка и зачастую характеризующимся пониженным качеством. Согласно указанному письму резерв, создаваемый по таким активам, должен формироваться исходя из оценки риска в отношении контрагентов (заемщиков), которым предоставлены ссуды, включенные в активы ПИФов, то есть определяться аналогично оценке, которая была дана качеству ссуды в период ее нахождения на балансе банка в соответствии с требованиями Положения № 254-П.

Что касается прочих активов, составляющих имущество ПИФов (недвижимость, ценные бумаги и др.), подходы к оценке их реальной стоимости (и проверке адекватности такой оценки) зачастую являются довольно затруднительными как по причине отсутствия объективной и полной информации о характере активов, переданных ПИФу, так и в силу особенностей осуществляемого управляющей компанией расчета «чистых активов» ПИФа, на величину которых, как правило, ориентируется кредитная организация при определении балансовой стоимости соответствующих активов. Вместе с тем именно адекватная оценка имущества ПИФа (а именно - оценка его справедливой стоимости, т.е. рыночной стоимости с учетом реальной ликвидности данного имущества), очевидно, является ключевой для определения действительной стоимости паев, которыми владеет кредитная организация.

В результате анализа сложившейся ситуации Банком России было опубликовано Указание от 20.04.2011 № 2612-У «О внесении изменений в Положение Банка России от 20.03.2006 № 283-П “О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери”», согласно требованиям которого начиная с 01.02.2012 предусмотрено:

- формирование резерва по вложениям в паи ПИФов, активами которых являются ссуды, в размере, соответствующем оценке риска по указанным ссудам, но не менее 21% стоимости ссуд (т.е. настоящее требование является более жестким по сравнению с Письмом № 106-Т, поскольку устанавливает достаточно высокую нижнюю границу для формирования резерва на возможные потери по вложениям в паи данных ПИФов);

- поэтапное увеличение резервов на возможные потери по активам, находящимся на балансе кредитных организаций как в форме недвижимого имущества и земли, не используемых для осуществления банковской деятельности (а также вещей, прав требований по договорам долевого участия в строительстве и иных активов, полученных в результате реализации банками прав на взыскание залогов, получение их по отступному либо в результате реструктуризации дебиторской задолженности), так и в форме паев ПИФов, не менее 50% имущества которых составляют указанные активы.

Размер резерва будет определяться один раз в год по состоянию на 1 февраля и поэтапно увеличиваться в зависимости от срока нахождения указанных активов на балансе кредитных организаций -
от 10% для активов, учитываемых на балансе банков от года до двух лет, до 75% для активов, учитываемых на балансе банков более пяти лет. Аналогичные требования в отношении резервов применяются и в случае передачи имущества в доверительное управление (до момента реализации переданного имущества).

Цель подобных действий регулятора вполне очевидна - подтолкнуть банки к фактической реализации непрофильных активов, прямо принадлежащих либо контролируемых кредитными организациями посредством компаний SPV12. Можно предположить, что в скором времени могут быть найдены способы тем или иным образом «обойти» указанные требования регулятора с помощью некоторых инструментов, прямо не попадающих в сферу действия внесенных Банком России поправок.

Вместе с тем рассмотренные нововведения, несомненно, будут серьезным поводом к увеличению объема создаваемых резервов и тем самым к снижению величины капитала отдельных банков, которые, по мнению регулятора, осуществляют чрезмерно рискованную кредитную политику. Понятно, что всем кредитным организациям необходимо тщательно готовиться к введению в действие новых требований Банка России, просчитывая сценарии возможного негативного влияния подлежащих в перспективе доначислению резервов на величину капитала и показатели финансовой устойчивости, включая обязательные нормативы деятельности банков.

В дополнение к сказанному отметим, что 21.07.2011 Банком России был опубликован проект указания о внесении изменений в Положение № 254-П, который ужесточает оценку рисков в отношении ряда активов нетранспарентного характера. Поскольку детальный анализ указанных предложений регулятора выходит за рамки настоящей статьи, отметим лишь, что в проекте указания, в частности, вводится понятие «реальной деятельности заемщика - юридического лица в сфере производства, выполнения работ и оказания услуг», при этом отсутствие у заемщика такого рода деятельности либо ее осуществление в незначительных объемах по сравнению с размером ссуд предлагается рассматривать в качестве существенно негативного фактора с точки зрения оценки кредитного риска и формирования резервов.

Заключение

Еще одним из важных последствий сложившейся кризисной ситуации вокруг Банка Москвы и других крупных банков является повышенное внимание Банка России и финансовых властей страны в целом к проблеме применения так называемого мотивированного (или профессионального) суждения в отношении классификации и определения объемов отдельных рисков кредитных организаций. Речь идет о возможности законодательного закрепления за регулятором права выносить обоснованное суждение относительно, в частности, масштабов рисков, принимаемых при кредитовании банками третьих лиц, связанных с банками и (или) бизнесом собственников банков13.

Как заявил 19.07.2011 в интервью агентству «Интерфакс» первый заместитель Председателя Банка России Г.Г. Меликьян, соответствующие поправки в законодательство регулятор планирует представить уже осенью текущего года. При этом предложения Банка России на первом этапе предполагают возможность вынесения мотивированного суждения «по отдельным темам» (в круг которых, по всей видимости, войдет и объем кредитования связанных сторон) и только на уровне центрального аппарата регулятора, а именно Комитета по банковскому надзору, членами которого являются руководители надзорного блока Банка России.

Следует отметить, что принцип мотивированного суждения применяется в надзорной деятельности многих развитых стран (к числу которых относят США, Германию, Великобританию, Францию, Италию, Польшу). Более того, по мнению старшего аналитика рейтингового агентства Moody's Евгения Тарзиманова, по четырехбалльной оценке агентства российский банковский надзор в настоящее время имеет низший балл - единицу. При этом основными причинами столь низкой оценки как раз и является отсутствие эффективного надзора за отношениями банков со связанными сторонами и возможности применять профессиональное суждение, а также отсутствие консолидированного надзора и регулирования в соответствии с МСФО14.

Тем самым действия регулятора в сфере улучшения качества отечественного банковского надзора предпринимаются в соответствии с лучшей мировой практикой.


1 - Разновидностью такого рода схемных операций является использование так называемых «зеркальных» векселей: реально существующие (выпущенные в обращение векселя) с идентичными реквизитами «учитываются» одновременно на балансе нескольких кредитных организаций.

2 - Или более половины кредитного портфеля банка, составлявшего на 01.06.2011 около 680 млрд руб.

3 - http://cbr.ru/pw.aspx?file=/press/ik/110701_1145051.htm

4 - Сколько стоило оздоровление крупнейших банков // КоммерсантЪ, 02.07.2011 (http://www.kommersant.ru/doc/1672193).

5 - http://www.gazeta.ru/interview/nm/s3689237.shtml

6 - То есть, по существу, рыночной стоимости (см. п. 2.3 Положения № 254-П).

7 - Данный уровень относится к так называемым «спекулятивным» рейтингам и предполагает, что в настоящее время имеется возможность исполнения эмитентом долговых обязательств в срок и в полном объеме, однако существует достаточно высокая уязвимость при наличии неблагоприятных коммерческих, финансовых и экономических условий.

8 - Что имеет серьезные ограничения, связанные с расчетом величины капитала банков, поскольку существенные объемы принятой на баланс недвижимости могут обусловить ее «иммобилизацию» - уменьшение капитала на сумму вложений в соответствующие активы, превышающую сумму источников основного и дополнительного капитала (п. 5.2 Положения ЦБ РФ от 10.02.2003 № 215-П «О методике определения собственных средств (капитала) кредитных организаций»).

9 - В настоящее время к малым предприятиям относятся коммерческие организации средней численностью до ста человек включительно, у которых выручка от реализации или балансовая стоимость активов за предшествующий год не превышает 400 млн руб.

10 - Как вытекает из дальнейшего контекста, под ипотечными ссудами понимаются ссуды, предоставленные на приобретение недвижимости и обеспеченные залогом данной недвижимости.

11 - По классификации Экспортных кредитных агентств, участвующих в Соглашении стран - членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) «Об основных принципах предоставления и использования экспортных кредитов, имеющих официальную поддержку».

12 - Special Purpose Vehicle - компания специального назначения.

13 - См. также: Сандалов И.В. Связанное кредитование: международные подходы // Внутренний контроль в кредитной организации. 2010. № 3.

14 - http://ria.ru/economy/20110804/412077361.html

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»