Издания и мероприятия для банковских специалистов:
 
Методический журнал
Инвестиционный банкинг
Описание изданияПоследний номер Архив Приобрести/Подписаться
Издание находится в архиве
 
 
 

Привлечение финансирования, или Как выжить в кризис

Размещено на сайте 12.05.2009
В конференции «Особенности финансирования в условиях кризиса», прошедшей в Москве 26 февраля 2009 года, приняли участие руководители ведущих банков, инвестиционных компаний, финансовые директора крупных компаний, начальники управлений корпоративных финансов, казначейств и связей с инвесторами компаний и банков, инвестиционных фондов, эксперты и консультанты. Инициатором и организатором конференции выступила компания infor-Media Russia.
 
Г.Н. Коваленко, Издательский дом «Регламент»

Сейчас перед любой компанией как никогда остро встает вопрос привлечения финансирования. Много разговоров ведется о том, какие инструменты поддержания финансового здоровья компании будут эффективными в кризисных условиях. Практически все организации перераспределяют основной и оборотный капитал, пересматривают планы и стратегии развития, отказываясь от затратных инвестиционных проектов, сокращают штаты. При этом данные ходы могут лишь ограничить влияние кризиса и сыграть свою роль только в краткосрочной перспективе. В долгосрочной перспективе более насущной будет роль эффективного и прозрачного взаимодействия заемщиков с финансово-кредитными организациями, обоюдного доверия между кредиторами и заемщиками, а также возникновения альтернатив классическим финансовым инструментам и работы с инвестором.

В ходе конференции были затронуты следующие вопросы, принципиальные для каждой компании, несущей потери от банковского кризиса:

- как строить отношения с банками в новых условиях;

- какие законодательные и регулятивные изменения вступят в силу в связи с текущей обстановкой;

- каковы особенности установления банками лимитов заемщикам в новых условиях;

- изменятся ли классические инструменты привлечения финансирования и какие инновации будут более эффективными в кризисных условиях;

- каковы особенности управления и рефинансирования задолженности;

- прогнозы развития фондового, облигационного и вексельного рынка в кризисных условиях и др.

Государственное регулирование в кризисных условиях

О том, что происходит в нашей банковской системе в условиях кризиса, рассказал Олег Иванов, вице-президент Ассоциации региональных банков России, эксперт комитета Государственной Думы по кредитным организациям и финансовым рынкам. Он осветил происходящую сегодня в банковском секторе ситуацию, рассматривая компании (потенциальные клиенты банков) и банки как надежных партнеров, и обозначил огромные риски, возникшие у банков.

Начиная с октября 2008 года глобальная перестройка банковской системы стала нашим ответом на кризис ликвидности, отметил г-н Иванов. Если на 1 января 2008 года совокупный кредит Банка России всей банковской системе (ломбардные кредиты, сделки РЕПО, валютные сделки своп и др.) составлял 34 млрд руб., то на 1 января 2009 года он составил 3,4 трлн руб. Такое увеличение показателя произошло всего за 3 месяца: октябрь, ноябрь, декабрь.

Если раньше банки получали дешевые, практически бесплатные рубли от продажи валютной выручки из внешних как минимум среднесрочных заимствований, то сегодня выяснилось, что у российских банков остался единственный источник ликвидности — деньги Банка России и в какой-то степени деньги институтов развития и Минфина России. Никаких других источников ликвидности и среднесрочных пассивов на сегодняшний день в российской экономике нет, считает г-н Иванов.

В банковском секторе сегодня выкристаллизовались 15 банков с госучастием, их условно называют «доверенные банки Центрального банка». К ним относятся банки из первой двадцатки, имеющие все рейтинги.

Также образовалась еще одна группа банков, заключающих с Банком России договоры, в силу которых они передают ему 90% рисков по межбанковским кредитам, выдаваемым своим банкам-партнерам. В эту группу входят банки, которым Банк России доверяет, выдавая им деньги, и доверяет партнерам этих банков, получающим от них деньги.

По мнению О. Иванова, быстрым ответом кризису по спасению банковской системы стал механизм беззалоговых кредитов. С октября 2008 года Банк России стал давать деньги российским коммерческим банкам без каких-либо залогов. Это уникальная ситуация, аналогов которой нет нигде в мире. Из 3,4 трлн руб. 2,5 трлн руб. в формате беззалоговых кредитов предоставлены российским банкам.

В связи с этим остро встает вопрос: почему банки, получив ликвидность от Банка России, не кредитуют реальный сектор? Потому что это — краткосрочная ликвидность, которая только и позволяет банкам следить за кассовым разрывом, считает г-н Иванов. Беззалоговые кредиты выдаются на срок от 5 недель до полугода. При получении ликвидности на такой срок ни о каких кредитах реальному сектору говорить невозможно. Эти средства замещают исчезнувшую из банков ликвидность в виде продаж валютной выручки и средств, снятых с депозитных счетов предприятий и организаций (остатки на счетах юридических лиц упали до 20%).

На сегодня 150 банков, имеющих в соответствии с новым законом и положением Банка России кредитные рейтинги, могут рассчитывать на механизм спасения, то есть занять у Банка России краткосрочную ликвидность, близкую к размерам капитала, под 10–15% годовых. Эти банки имеют шансы на спасение, в отличие от остальных 700 банков (III группа банков), которые доступа к ликвидности не получили. Они находятся в очень рискованной ситуации и занимаются только накапливанием «подушки безопасности». Но среди этих банков есть еще 300 банков-маргиналов с капиталом меньше 180 млн руб., которым «приказано умереть» в течение следующих трех лет. Из них банки с капиталом меньше 90 млн руб. прекратят свое существование до конца этого года. Это абсолютно ошибочное решение, по мнению г-на Иванова, но оно было принято месяц назад Государственной Думой и уже вступило в силу.

Далее в своем выступлении Олег Иванов отметил еще одну огромную проблему: помимо кризиса ликвидности, который наступит через несколько месяцев, — это кризис проблемной задолженности и необходимость полной рекапитализации банковской системы.

Кризис проблемной задолженности можно оттягивать до конца 2009 года, пролонгируя кредиты и не давая ей появляться на балансах банков. Но рано или поздно она там все равно появится. Проблема состоит еще и в том, что если кризис ликвидности можно решить в автоматическом режиме (быстро, за месяц создать систему беззалоговых кредитов), то в таком режиме задачу, связанную с рекапитализацией банковской системы, решить невозможно. Пока никакой инструментарий хотя бы по полуавтоматической рекапитализации банковской системы даже не обсуждается.

В такой ситуации, с точки зрения реалистов, считающих, что стоимость бивалютной корзины может существенно упасть с отметки 41 рубль, кредитование реального сектора по ставке ниже 30% годовых, которая включает валютные риски, является разбазариванием банковских активов.

Еще один риск, на который обратил внимание докладчик, — это проблемы с залогами. Банки, получая в залог недвижимость, оборудование, товары на складе и готовые предприятия, не знают, что с ними делать, их никто не хочет покупать на рынке. Банкиры будут превращаться в промышленников. Мы приходим к новому этапу создания финансово-промышленных групп в России. Появятся залоговые аукционы, о которых говорится в Федеральном законе от 30.12.2008 № 306-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество». Залоговые аукционы сегодня можно будет проводить без обращения в суд, продавая предприятия на комиссионной основе. С одной стороны, это бонус и большие возможности для банкиров, с другой — огромный риск для заемщиков.

Сейчас в Европе и США происходит массовое превращение кредитов в ценные бумаги. Это механизм спасения одновременно банковской системы и поддержки реального сектора экономики. А у нас до сих пор не принят закон о секьюритизации.

В заключение докладчик отметил, что, если мы хотим воспроизводить механизмы спасения, которые работают на западных рынках, сначала следует создать правовую базу, чтобы эти рыночные механизмы работали. В значительной степени по некоторым отраслям мы сегодня внутри финансового сектора пытаемся преодолеть мощнейший экономический кризис XXI века финансовым инструментарием XIX века. У нас еще не все инструменты первой половины XX века регламентированы нашим финансово-банковским законодательством.

Рефинансирование посредством операций РЕПО в условиях кризиса

О преимуществах и недостатках сделок РЕПО и об их использовании в текущей ситуации рассказал первый вице-президент Банка «Петрокоммерц» Виктор Жидков. После событий сентября 2008 года, произошедших на бирже по сделкам РЕПО, многие банки имели большие проблемы по этим сделкам, и сейчас к ним сформировалось негативное отношение.

Сделка РЕПО — это покупка некоего актива и продажа некоего актива через определенное время и по определенной цене.

Операции РЕПО позволяют привлекать достаточные ресурсы для текущей деятельности, оперативно управлять денежными потоками, но не могут служить источниками долгосрочного финансирования для инвестиционных проектов.

По мнению г-на Жидкова, РЕПО — очень «изящная» сделка, которая позволяет решать много проблем, но и несет их в себе не меньше, если к ней невнимательно относиться. Она дает техническую возможность привлекать некий ресурс, при этом надо должным образом понимать и оценивать кредитные риски. Даже по внебиржевым сделкам время от принципиального согласия до фактического исполнения составляет считанные часы.

До кризиса рынок РЕПО рос колоссальными темпами, сделки заключались на ММВБ и внебиржевом рынке. Рынок сегментировался на компании, которые давали деньги, и компании, которые привлекали деньги. В основном рынок использовался профучастниками для извлечения прибыли.

Почему рынок облигаций 2-го и 3-го эшелонов сильно упал и до сих пор не восстановился?

Как отметил докладчик, в портфеле многих участников оказались бумаги, очень дешево им доставшиеся, которые они получили по сделкам РЕПО. Произошли перераспределение и большой выброс этих облигаций на рынок. Мы видим сильное сужение объемов операций на рынке РЕПО, и сегодня они практически отсутствуют.

Рынок акций реанимировался быстрее и сегодня немного оживает. Г-н Жидков считает, что произойдет еще небольшой подъем, когда Банк России начнет проводить сделки РЕПО с акциями.

На рынке РЕПО биржа выполняет функцию посредника. Она не решает проблем кросс-дефолтов, то есть в случае отсутствия двустороннего договора РЕПО на бирже нет механизма, позволяющего кредитору заставить недобросовестного заемщика досрочно исполнить другие сделки.

Сегодня операция РЕПО дает техническую возможность предоставить кредит компании. О цивилизованном развитии этого рынка заботится Национальная фондовая ассоциация (далее — НФА). Полтора года назад НФА утвердила стандарт — единый договор по РЕПО. Это очень полезный договор, но к нему надо относиться крайне внимательно. Благодаря такому договору, подписанному Банком «Петрокоммерц» с Газпромбанком, Банк «Петрокоммерц», имея портфель 4 млрд руб. в начале сентября 2008 года, не потерял ни одного рубля и доллара США на этом рынке.

Привлечение финансирования средней российской омпанией в условиях кризиса

О том, как средней российской компании с выручкой от 5 до 20 млрд руб. выжить и привлечь финансирование в современных условиях, на примере своей компании рассказал директор по рынкам капитала и связям с инвесторами группы «Гидравлические Машины и Системы» (ГМС) Александр Рыбин.

По итогам 2008 года выручка компании ГСМ составила 16 млрд руб., долг — 4 млрд руб. Если говорить о классическом долговом финансировании, то, как считает г-н Рыбин, нормальный заемщик с нормальным бизнесом и приемлемым уровнем долга вполне может рассчитывать на долгосрочные ресурсы (до 5 лет) госбанков (Сбербанк России, ВТБ, Газпромбанк, Россельхозбанк). Ставки у этих банков в рублях составляют 15–29% годовых. Крупные частные банки — «дочки» западных банков и крупные российские банки — сохранили возможность предоставлять краткосрочные ресурсы (до 1 года) по ставкам 20–25% годовых в рублях. Остальные российские банки кредитование почти полностью приостановили.

Классический рынок облигаций на сегодня закрыт. Здесь возможны схемные выпуски, когда банки покупают облигации заемщика, присутствующего в ломбардном списке банка России, для последующего залога этих облигаций в банке России.

Тем компаниям, которые считают для себя приемлемым кредит в валюте и имеют возможность общаться с государственными образованиями, IFC/EBRD (институты развития), по-прежнему предоставляют длинные и относительно недорогие деньги (7–15% в валюте).

Если банки денег не дают или заемщик не может привлекать долг, но не хочет продавать капитал, то возможно мезанинное финансирование. Это может быть:

- промежуточное финансирование — смесь долгового и акционерного финансирования;

- конвертируемые облигации — инвестор получает опцион на конвертацию облигаций в акции по заранее определенной схеме;

- кредит с участием в прибыли — помимо фиксированного процентного дохода, инвестор получает долю в EBITDA или чистой прибыли компании на время кредита;

- инвесторы.

По мнению г-на Рыбина, при грамотном финансовом планировании компании всегда можно поднять долг, при невозможности поднять долг — привлечь промежуточное финансирование и в крайнем случае — инвесторов. Однако этим должны заниматься грамотные специалисты, способные говорить на одном языке как с местным отделением Сбербанка России, так и с австралийским фондом прямых инвестиций.

Перспективы рынков капитала

Глубокий и содержательный анализ рынков капитала представил в своем выступлении старший аналитик по долговым инструментам ФК «УРАЛСИБ Капитал» Станислав Боженко. Он обозначил наиболее узкие места в кредитном профиле РФ, антикризисные меры правительства, приоритетные секторы для господдержки в условиях глобального кризиса на кредитных рынках и защитную реакцию компаний.

За последние несколько лет долг российских компаний вырос в разы — со $109 млрд в 2004 году до $280 млрд к концу 2008 года, составив более 20% от ВВП, что является умеренным уровнем (у Казахстана этот показатель превышает 50%). По оценкам Банка России общий объем внешнего корпоративного долга, с учетом внутрихолдинговых кредитов, который должен быть погашен в 2009 году, составляет $114 млрд, из них на банки приходится порядка $59 млрд. Золотовалютные резервы (ЗВР) сократились с $596 млрд на конец июля 2008 года до $396 млрд на середину января 2009 года. Россия остается третьей в мире по размеру ЗВР, уступая только Японии и Китаю.

Как отметил докладчик, если рассматривать кредитный профиль РФ, то все коррелируется с ценой нефти. На сырьевых рынках спекулянтов стало меньше, что явилось следствием глобального кредитного кризиса. Теперь цены на сырье определяются в большей степени ожиданиями физического объема спроса и предложения. Вопрос заключается в том, сможет ли рост спроса со стороны развивающегося азиатского региона превысить падение потребления сырья (нефти, газа, металлов и т.д.) со стороны развитых стран, обусловленное падением мировой экономики. Сильная зависимость бюджета от сырьевых рынков вызовет дефицит бюджета в 2009 году. По общепризнанной оценке падение цены нефти на $1 приводит к снижению доходов федерального бюджета приблизительно на $2.

Импорт может снизиться естественным образом в результате частичного или полного закрытия кредитных рынков и, как следствие, снижения покупательной способности населения, а также в связи с продовольственной дефляцией по основным мировым валютам. Ослабление рубля к бивалютной корзине было вынужденной мерой со стороны правительства, направленной на сохранение положительного сальдо по счету текущих операций на фоне падающих цен на нефть.

Проблемы, возникшие у активных участников рынка ценных бумаг, перекинулись на всю банковскую систему и практически полностью парализовали рынок межбанковских кредитов (МБК). Для урегулирования ситуации потребовалось экстренное вмешательство регулятора.

На фоне глобального кредитного кризиса и сворачивания carry-trade стоимость активов перестала отражать кредитный риск. Суверенный спред России (S&P:BBB) превысил спред Турции (S&P:BB–), Аргентины (S&P:B–), Бразилии (S&P:BBB–), кредитные рейтинги которых на несколько ступеней ниже.

Глобальный кредитный кризис выявил слабое звено российской финансовой системы — фондирование «длинных» активов короткими обязательствами:

- «длинные» позиции в облигациях, финансируемые на рынке РЕПО;

- корпоративные кредиты, фондируемые на рынке краткосрочных МБК;

- цепочка дефолтов и падение цен на рынках ценных бумаг оставили дыры в балансах ряда банков, которые были вынуждены распродавать все более или менее ценные активы.

В настоящей ситуации, отметил г-н Боженко, защитной реакцией компаний в ответ на финансовый кризис станет:

- снижение капитальных вложений (об этом уже сообщали компании металлургического, нефтегазового сектора, строительные и девелоперские компании, розничные сети и др.);

- снижение операционных расходов (оптимизацией расходов занимаются компании практически всех секторов, в частности, банки, строительные компании, розничные сети и др.);

- продажа непрофильных активов (РЖД (продажа угольных активов), Газпром (продажа Газпромбанка), Итера (продажа ОАО «Транс-ойл, ОАО «Инга»));

- реструктуризация посредством консолидации или поглощения (Собинбанка Газэнергопромбанком);

- привлечение стратегических партнеров и инвесторов.

В среднесрочной перспективе единственным источником ликвидности останется государство — выпуск облигаций будет являться лишь формой секьюритизации синдицированных кредитов с обеспечением. Большой популярностью будут пользоваться биржевые облигации, в связи с упрощенными условиями их регистрации, увеличенным сроком обращения (до 3-х лет) и принятым решением о возможности включения в список РЕПО ЦБ РФ.

Критерии для доступа на публичный рынок капитала ужесточатся — это ускорит процессы консолидации российских компаний второго и третьего кредитного эшелона.

Публичное обращение ценных бумаг в условиях кризиса

В выступлении Алексея Елисеева, руководителя управления развития и маркетинга Фондовой Биржи РТС, речь шла о публичном обращении ценных бумаг и динамике тех изменений, которые произошли в последнее время. Он рассказал о текущей ситуации и о будущем, которое нас ожидает в свете наблюдаемых нами изменений, о том, как выстраивать текущую деятельность, решать тактические задачи и двигаться дальше.

Рассматривая динамику показателей индексов РТС, РТС-2 и технического индекса, он обратил внимание на то, что индексы существенно упали, и наибольшее падение показал индекс РТС-2, который абсорбирует в себе данные о втором и третьем эшелонах. Несмотря на уже сложившиеся стереотипы о том, что от кризиса в первую очередь пострадали финансовый сектор и нефтегаз, данные проведенного анализа показали другую картину — больше всех упала промышленность и меньше всех нефтегаз.

Г-н Елисеев обозначил возникающую проблему, о которой мало говорят. Тем не менее по данному вопросу принимаются определенные меры, чтобы ситуация не ухудшилась. Это — возникающая угроза делистинга по множеству компаний, представленных в различных эшелонах и котировальных списках. Для предотвращения этой угрозы РТС, действуя в русле той тенденции, которая наметилась

у крупнейших мировых бирж, обратилась к регулятору с предложением о смягчении требований, которые предъявляются к эмитентам в рамках нахождения их ценных бумаг в комплектах котировальных списков.

Еще одним инструментом, который мог бы внести свою роль в профилактику возникающей проблемы и облегчить положение эмитентов, выступающий назвал институт маркетмейкеров.

Маркетмейкер — это профессиональный участник рынка ценных бумаг, обеспечивающий поддержание двусторонних котировок на покупку/продажу. Целью этого проекта является повышение ликвидности ценных бумаг эмитента, участвующего в этом проекте; создание необходимых рыночных условий; расширение спектра качественных инструментов.

Говоря об институте маркетмейкеров, докладчик акцентировал внимание слушателей на проблему выполнения обязательств по таким договорам. Процент их выполнения очень сильно упал в октябре 2008 года, но сейчас наметилась тенденция к повышению выполнения обязательств по таким договорам.

В заключение выступления г-н Елисеев отметил отрицательные и положительные моменты влияния кризиса на публичное обращение ценных бумаг.

Среди отрицательных действий кризиса он назвал следующие:

1) дискредитацию фондового рынка как неотъемлемого элемента рыночной экономики развитой страны;

2) отток иностранного капитала с фондового рынка;

3) снижение капитализации компаний и уменьшение оборотов по ценным бумагам;

4) временное замораживание важнейшего источника финансирования деятельности эмитентов посредством IPO/SPO.

В числе положительных:

1) кризис доказал, что фондовый рынок де-факто является важным элементом экономики РФ;

2) дан мощный импульс реформированию регулирования современного фондового рынка;

3) стресс-тест жизнеспособности инфраструктуры фондового рынка показал ее сильные и слабые стороны.

Основной стратегической целью рынка на сегодня является формирование в РФ конкурентоспособного самостоятельного финансового центра.

 
 
 
 
Другие проекты группы «Регламент-Медиа»